Миссия выполнима - 1
0
Добавил: Sheni
Автор(ы) Elein, Sheni
Жанр приключение
Время действия
Аннотация Нет вернее признака приближающегося приключения, чем открывающиеся посреди бела дня Врата. Правда, в этот раз на голову отдыхающей волшебницы свалились не полчища злобных даэдра, а всего лишь парочка незнакомок в странной одежде. Чужестранок, клинок одной из которых тревожно светится алым, а скорость реакции превосходит возможности обычных смертных…
Кто они и что делают в Тамриэле? Чья воля закинула их в этот мир? Как вернуться обратно? На этот и многие другие вопросы придется отыскать ответы героям этой истории.
Распространение Требуется разрешение автора
вставить в блог

Описание

Пролог

— Ой, — сказала Сьюзан, глядя на обзорный экран широко распахнутыми глазами.
— Точно хочешь спуститься? — уточнила Мириам. — Внизу ещё неприятнее.
— Хочу! — с вызовом заявила девушка.
Мириам только пожала плечами. В общем-то, роль наставницы в этой миссии не была ей в тягость, а излишняя восторженность подопечной скорее забавляла, чем вызывала негативные эмоции.
— Браслет, оружие при тебе? — на всякий случай уточнила она, залезая в капсулу.
Сьюзан торжественно продемонстрировала серебристый ободок на руке и миниатюрный бластер, спрятанный под курткой.
— Хорошо. Просто держись рядом со мной.
Капсула выскользнула за пределы корабля и начала снижение. Чёрная поверхность планеты стремительно приближалась. Мириам помнила, насколько сильно была потрясена, впервые увидев изуродованные неведомой силой миры. К счастью, сейчас враг остановлен. Теперь надо выяснить как можно больше о его природе, чтобы предупредить последующие вторжения, вероятность которых весьма высока.
Как показал недавний опыт, в посещении чёрных планет таились свои опасности. Между тем, исследования не прекращались. Сьюзан в них, разумеется, не участвовала, но с некоторых пор в девушке проснулось настойчивое стремление вырваться из-под опеки родителей и наставницы, которое дало-таки свои плоды. Скрепя сердце, Сьюзан разрешили отправиться на разведку в сопровождении Мириам.
— Спустимся вот в этой точке, — решила женщина, переходя на ручное управление. — Судя по показаниям датчиков, там неподалеку находится источник слабого излучения. Разведаем, что к чему, потом поставим маяки и вернёмся на корабль.
Девушка энергично закивала. Спуск прошёл без каких-либо неожиданностей. Мириам и Сьюзан выбрались из капсулы и двинулись по чёрной равнине в сторону таких же чёрных холмов.
— А что случилась с людьми, которые здесь жили? — спросила Сьюзан.
— Это один из тех вопросов, на которые мы, возможно, не узнаем ответа, — отозвалась Мириам. — Включи защиту.
Источник излучения приблизился, но она не видела ровным счётом ничего. Впереди была только однообразная каменистая пустошь. Мириам остановилась, огляделась по сторонам. Сьюзан же продолжала идти вперед и вдруг… пропала.
Поборов секундную растерянность, Мириам схватилась за рукоять меча. Алое лезвие хищно вспыхнуло на фоне окружающей черноты.
— Сьюзан! — выкрикнула она.
Ответом ей стала тишина. В несколько прыжков преодолев расстояние до того места, где исчезла девушка, Мириам не успела ни обдумать ситуацию, ни выдвинуть каких-либо версий случившегося. Голова закружилась, в глаза ударил яркий свет, в теле возникло ощущение падения. У неё даже дыхание перехватило, чего не случалось практически никогда.
А потом её швырнуло куда-то вперёд, она с трудом удержалась на ногах и обнаружила, что находится совсем не там, где только что была. Небо стало багровым, а вокруг раскинулся самый настоящий лес. Сьюзан сидела тут же, на земле, и недоуменно крутила головой. Наверное, у самой Мириам вид был не менее растерянный. Впрочем, замешкалась она всего не несколько секунд, после чего бросилась к девушке, помогая ей подняться.
— Всё в порядке? — уточнила Мириам.
— Где мы? — спросила Сьюзан.
— Сейчас разберёмся, — пообещала женщина.
Конечно, она разберётся, делать-то всё равно нечего.

Действующие лица

Хадести
Волосы золотистые, не очень длинные — в распущенном состоянии едва достигают плеч, но чаще всего собраны в непритязательный пучок.
Глаза — темно-зелёного цвета, с охристым отливом по ободку («рысьи»). Технически этот цвет считается зелёным только в человеческих глазах и является переходным состоянием между нормальным зелёным цветом радужки и карим.
Естественный цвет кожи очень светлый, но открытые участки (лицо, руки) покрыты густым, почти до цвета бронзы загаром. Загар ей не идёт. Черты лица тонкие, какие и должны быть у чистокровного представителя расы, произошедшей от смешения людей и светлых эльфов. Однако настоящей аристократической хрупкости всё же нет. Скулы широковаты, нос совсем непохож на что-то «хрупкое с трепещущими крыльями». Нормального человеческого размера такой нос. Кисти рук и ступни тоже подкачали. В общем, здоровая доли примеси крестьянской крови очень даже чувствуется.
Не красавица, что для бретонок редкость. Среди соплеменниц чуть ли не дурнушка, но на общем фоне выглядела бы, как минимум, миловидной, если бы её лицо не портили две полосы старого шрама, пересекающего правую сторону от подбородка к виску.
Одежда: несколько мешковатые по покрою штаны светло-коричневого цвета и белая рубашка с очень просторными рукавами. И то, и другое мужское по покрою. На шее висит амулет — практически повсеместно распространенный среди магов и воинов, да и простых людей, если достаток позволяет, обычай — в случае Хадести безо всяких драгоценных камней, просто кусок серого металла, которому мастер придал форму равностороннего креста. Поверх рубашки обычно носит кожаный доспех — повидавшую виды куртку. Также из доспеха использует сапоги (предпочтение им перед более удобной формой обуви отдается за их непромокаемость), без понож и перчаток (наплечники в Киродииле не отделяют от кирасы). Из оружия носит на поясе короткий серебряный меч, украшенный только насечкой.

Мириам

Возраст — 30 лет. Волосы тёмно-русые, до плеч, собраны в тугой хвост. Глаза орехового цвета, нос с небольшой горбинкой. Лицо совершенно обычное, даже простоватое. Никакой утончённости или аристократичности. При желании и наличии косметики такое лицо можно сделать интересным, но Мириам подобными средствами никогда не пользуется. Телосложение крепкое, рост чуть выше среднего.
Одежда тёмных тонов. Типичная «джедайская». Туника, штаны, кожаные ботинки, длинный чёрный плащ. На поясе крепится рукоять светового меча.
На левой руке — серебристый браслет. Если рассмотреть его поближе, то на поверхности можно отыскать несколько символов.

Сьюзан

Возраст — 21 год. Волосы цвета льна, густые, волнистые, ниже плеч. Девушка предпочитает собирать их в косу, но добиться от причёски какой-либо строгости у неё не получается. Короткие пряди всё время вылезают наружу и вносят элемент непосредственности. Глаза светло-серые, иногда кажутся голубыми. Нос чуть вздёрнут вверх, губы чётко очерченные и выразительные. Кожа светлая. Рост невысокий. Во всей её внешности присутствует какая-то хрупкость.
Одета в чёрные облегающие брюки, сапожки на низком ходу, короткую тёмную куртку, под которой скрыта синяя рубашка. Такой стиль нельзя назвать её любимым, она пользуется им по необходимости. Сьюзан нравятся длинные платья и изысканные украшения. Последние она носит не «на показ» (вообще с пониманием ценности предметов у неё есть некоторые проблемы, потому как выросла она там, где деньги не в ходу), а потому что красиво. К моменту начала истории никаких драгоценностей на ней нет. Из аксессуаров только браслет на запястье, из оружия — маленький, умещающийся в ладони бластер.

Глава первая, в которой на голову отдыхающей на лоне природы волшебницы сваливается парочка подозрительных чужеземок

Так сложилось, что отдыхать и набираться сил перед очередной вылазкой Хадести предпочитала под открытым небом. Компаньоны, хоть и не имевшие ничего против ни самих городских улочек, ни возможности пропустить пару кружек в таверне, в конце концов смирились с её причудами. Вот и теперь, после очередной вылазки в заселённую гоблинами шахту, бретонка дожидалась возвращения отправившегося сбывать добытые потом и кровью трофеи орка под сенью дубравы на берегу небольшого, но говорливого ручья.
Когда-то тут располагалась стоянка орудовавших в здешних краях разбойников. Не без помощи самой волшебницы супостатам пришёл конец, но место действительно было слишком хорошо, чтобы оставить его просто так. И закадычная компания, немного почесав в затылке, устроила здесь базу для отдыха от сыплющихся на головы троицы друзей приключений.
Климат в сердце Тамриэля мягкий, как морнхолдский шёлк, и ласковый, как материнское прикосновение, так что пара палаточных тентов, растянутых под деревьями, служила только укрытием на случай дождя. В центре лагеря размещался традиционный костер. Вокруг него было расстелено несколько тюфяков и спальников, и в хорошую погоду ребята спали прямо на них.
Сама надёжно укрытая пологом деревьев, стоянка располагалась так, что с неё открывался хороший обзор окрестностей: никто не сумел бы подобраться сюда незамеченным. С одной стороны лагеря были видны городские стены Чорроля, с другой раскинулось маленькое, но очень прозрачное озерцо, в котором не водилось крупной рыбы, а значит, в нём можно было спокойно купаться, не боясь нападения какой-нибудь зубастой твари. За лагерем, зябко кутаясь в дрожащее марево подымающихся от нагретой земли потоков воздуха, горделиво возвышались горы. Их белоснежные вершины ослепительно сверкали под лучами полуденного солнца. Но жемчужиной, бесспорно, являлся расстилающийся вид на центр Киродиила — остров с располагавшейся на нём столицей и, конечно же, легендарной Звездной Башней, которую, если верить преданиям, можно разглядеть из каждой точки центральной провинции Империи.
Вокруг всё цвело и благоухало, как и должно быть в разгар первого месяца лета. Огненные сполохи львиного зева, озорные россыпи лесной гвоздики, тяжёлые соцветия водосбора, по-учёному именуемого аквилегией… Далёкое от полного перечисления изобилие радовало глаз и дурманило голову бьющей в ноздри сладкой терпкостью. То и дело раздавалось деловитое жужжание шмелей, насмешливо мелькали огромные бабочки, составляя достойную конкуренцию своим застывшим на высоких стеблях наземным собратьям. Чуть ниже по склону паслось стадо оленей. Охотиться на безобидных созданий не доставляло бретонке удовольствия. Животные привыкли к тому, что её присутствие не представляет опасности, и спокойно наслаждались свежей зеленью.
Пара дней пролетела в безмятежной неге. Неторопливо подходили к концу очередной приступ и показавшееся вечностью ожидание любимого мужчины. Жизнь становилась всё замечательнее.
Внезапно по спине Хадести пробежали мурашки. По небу пронеслась странная тень, будто кто-то на мгновение заслонил солнце. Сиди испуганно заржал, пытаясь сорваться с привязи. Тревожно захлопали крыльями всполошенные птицы. Оленей и след простыл.
Успокаивающе похлопав вороного по крупу, волшебница вытащила из ножен меч, с настороженной чуткостью хищной кошки выискивая источник угрозы. Вокруг стояла полная тишина, но от неуловимой вибрации заныли зубы. Бретонка запрокинула голову вверх, холодея. Солнце, лишь недавно радостно заливавшее своими лучами окрестности, исчезло вместе со всей небесной синевой. Привычное небо заменило странное багровое марево: чудовищное смешение оттенков красного с черным, словно сам первозданный хаос ворочал воспалённым глазом, озирая окрестности. Сомнений в том, что поблизости распахнулись врата в Обливион, у волшебницы уже не оставалось.
Потрёпанный кожаный доспех и дешёвый меч из скверного железа, как и те огрызки магии, что оставила ей судьба, — плохая защита от существ, которые вот-вот были готовы вырваться из своей преисподней, но бояться бретонка не умела. С некоторых пор. А потому волшебница только покрепче стиснула рукоять и отправилась навстречу опасности.
***
Где врата, там и даэдра, гласит старая киродиильская пословица. Вот только пришельцы из этих врат на коренных обитателей Забвения не походили никаким образом. Две молодые женщины в странной одежде растерянно оглядывали окрестности с таким видом, словно впервые в жизни увидели деревья.
Можно было отсидеться в кустах, но любопытство пересилило, и Хадести выступила на поляну. Первой её увидела Мириам, сразу же отметив наличие у незнакомки меча. Тот был на вид самым обычным, что несколько снижало вероятную степень угрозы.
— Включи, наконец, защиту! — рявкнула женщина, и только когда Сьюзан, коснувшись браслета, оказалась в окружении слабо мерцающего силового поля, двинулась в сторону незнакомки, держа собственный меч наготове.
Хадести тем временем решила вступить в «коммуникационный контакт», как называл общение зеленая радость её очей. Сорвавшиеся с губ слова несколько удивили саму бретонку (край, в котором подобное приветствие было распространено, она знала только по рассказам Ворчуна):
— Под этим солнцем и небом я приветствую вас.
Мириам опустила меч, поморщилась. В тоне незнакомки не было угрозы, однако язык оказался совершенно чужим. Женщина до сих пор не привыкла к некоторым из недавно обретённых возможностей. Микроскопический вживлённый в мозг лингвоанализатор уже начал обрабатывать информацию, но пока не позволял построить доступную пониманию собеседницы фразу.
— Добрый день! Счастливы приветствовать вас! — радостно объявила подкравшаяся сзади Сьюзан.
Ну что за наивное создание! Счастлива она! Говорила бы, по крайней мере, только за себя.
Хадести изобразила самую радостную улыбку из имеющихся в арсенале. В деле установления контакта это лучший способ. Приведись бретонке воспользоваться Вратами, ей бы тоже было не по себе, а вот позволь она этим двоим решать свои проблемы самостоятельно — и шанс выяснить, каким ветром их сюда занесло, оказался бы безвозвратно упущен. Любопытство, чтоб его! Именно оно раз за разом продолжало втягивать волшебницу в разнообразные неприятности.
Нервно косясь в сторону врат, волшебница почти решилась продемонстрировать свое миролюбие, вложив меч в ножны, но тут её опасения оправдались. Сквозь прореху в пространстве просочился первый даэдра. Тело чудовища текло расплавленным металлом. Огненный атронах, по счастью, не принадлежал к опаснейшим обитателям Обливиона, и, тем не менее, оставался серьезным противником.
Бретонка вскрикнула, привлекая внимание остальных, и совместила указывающий жест с броском заклинания. К сожалению, любимый ею огненный шар для элементаля огня был совершенно не опасен. Хорошо, что в арсенале волшебницы имелись заклинания каждой из стихий. Роняющий белые искры сгусток сорвался с пальцев и врезался в тело противника. Враг оказался обездвижен. Увы, ненадолго.
Мириам даже не удивилась появлению на поляне огненного существа. Тот, факт что ей никогда не доводилось сталкиваться с такими монстрами, не был доказательством нереальности их существования. Гораздо сильнее её поразили действия незнакомки — сгусток бледной материи, сорвавшийся с пальцев девушки, от которого дохнуло холодом.
— Магия, — прокомментировала Сьюзан, глядя на роняющее искры изваяние. — Она тоже наделена Силой, просто использует другую форму…
— Это я знаю, — фыркнула Мириам и посмотрела в сторону волшебницы с куда большим интересом и настороженностью.
Существо тем временем дрогнуло и с завидным проворством направилось в их сторону. В какой-то момент от него оторвалось и полетело вперёд несколько огненных сгустков.
Время замедлилось. Тело двигалось само, совершая привычные, годами отточенные движения. Отбить сгустки, сделать несколько стремительных шагов, прыгнуть за спину монстра и нанести первый удар. Алый клинок рассёк воздух и встретился с телом врага, отрубая кусок огненной плоти. Существо обернулось. Мириам ощутила, как её охватывает жар, но продолжала движение, ловко уворачиваясь от мощных ударов и нанося свои. Ей удалось сначала подрубить противнику обе ноги, потом — отсечь голову.
Битва закончилась, едва успев начаться. Хадести в легком замешательстве смотрела на ещё столь недавно казавшихся безобидными девушек. Сама бретонка не сумела бы уложить атронаха с такой непринужденной легкостью. Оно и к лучшему: мечом волшебница владела не ахти, а с магией имелись серьёзные проблемы. Ворчун спросил бы, зачем она в таком случае вообще туда полезла, однако для сумасбродной волшебницы этот вопрос не стоял никогда. А с некоторых пор Хадести потеряла последние крупицы чувства самосохранения. Это было плохо и вселяло в напарников серьёзную тревогу, но бретонка ничего не могла с собой поделать.
Некоторые вещи бесследно не проходят.
Качнув головой, Хадести пристальнее вгляделась в обладательницу странного оружия. Мастерство, с которым та разобрала огненного атронаха на суповой набор, произвела на бретонку впечатление. Жизнь становилась интереснее с каждым мгновением, и желания уходить от оказавшихся столь богатыми на новые впечатления врат не возникало. Не без азарта Хадести начала прикидывать, скольких даэдра сумеют одолеть пришельцы до тех пор, пока поток прибывающих монстров не вынудит их отступить.
Увы, выяснить это не удалось. Беззвучный удар обрушился на барабанные перепонки, заставив бретонку вскинуть руки в защитном жесте. Волна силы прокатилась от врат, сгибая верхушки деревьев. Удержать равновесие не удалось, и Хадести полетела носом вниз.
Когда она вновь оказалась на ногах, все закончилось. Там, где минуту назад судорожно пульсировала мембрана врат, остались лишь две торчащие рогульки, напоминавшие гигантский обод разбившегося зеркала, и клочок оплавленной земли. Небо стремительно светлело, возвращая себе голубизну.
Врата закрылись.
Судя по всему, остальные пережили схлопывание врат более благополучно. Никто на землю не падал, а светленькую благодаря щиту (владеет силой или это амулет?), кажется, даже не оглушило. Сама Хадести едва удерживалась от того, чтобы не начать трясти головой: казалось, в уши ей набили ваты. Вот только контузии сейчас не хватало!
При первом же шаге выяснилось, что она умудрилась подвернуть себе ногу. Бретонка раздражённо швырнула в поврежденную конечность целительным заклинанием, разменивая отпущенные ей крупицы магики на восстановление возможности нормально ходить, и отправилась на сбор трофеев.
Сама она на них претендовала, но эти девицы таращились на останки со столь искренним недоумением, будто видели атронахов впервые в жизни. Пары отточенных до автоматизма движений было достаточно, чтобы добраться до цели: в основании шеи, там, где у человека соединяются ключицы, у атронахов находилась, если верить алхимикам, магическая железа. Секрет оной именовался огненной или морозной солью, в зависимости от вида даэдры.
— Ваш трофей, — пояснила волшебница, броском отправляя победительнице заслуженный приз. — Думаю, после такой заварушки стоит отдохнуть. Если вы не побрезгуете моим гостеприимством, то в лагере можно умыться, поесть и подумать о высоком.
Первым желанием Мириам, поймавшей всё ещё горячий кусок твёрдого вещества, было отбросить его подальше. Меньше всего сейчас им были нужны подобные «трофеи». Сьюзан, угадав её мысли, убрала щит и выхватила камень из рук женщины.
— Спасибо за приглашение. Мы с радостью примем его, — заявила она.
Мириам не стала возражать. Неожиданная встреча с магом хоть и произвела на неё впечатление, но мысли уже возвращались к оценке ситуации в целом. Итак, на одной из чёрных планет существует складка пространства. Никто её не заметил, никто о ней не знал. Минувшая война никак на её жителей не повлияла. Они пользуются магией и сражаются со странного вида созданиями. Информация интересная и, несомненно, ценная. Мириам только начинала познавать всю многогранность структуры Вселенной, поэтому сейчас понятия не имела, как вернуться к кораблю. Видимо, придётся использовать браслет и запрашивать помощь, дожидаться которую, и правда, лучше в безопасном месте.
Хадести послала улыбку светловолосой девушке, откликнувшейся на её приглашение. Слава богу, лёд тронулся.
— Думаю, лучше поторопиться в лагерь. Здесь не стоит оставаться дольше необходимого. Грань с Забвением ещё тонка, и на эхо могут прийти другие твари.
Мириам бросила последний взгляд на остывающее тело огненного существа и согласно кивнула. Не то, чтобы она боялась новой схватки, но избежать её — лучший способ защитить Сьюзан.
Лагерь, где они вскоре оказались, был устроен в неожиданно удобном месте. Его хозяйка явно знала толк в организации стоянок. Мириам по достоинству оценила красоту открывающегося вида. А ещё она обратила внимание на лошадь. С виду, вроде бы, вполне обычную. С транспортом здесь определённо были проблемы.
— Просим прощения за вторжение, — защебетала Сьюзан. — С нами, знаете ли, случилось совершенно неожиданное происшествие. Сначала мы были в мёртвом мире, а потом оказались на той поляне, так что поймите наше недоумение. Должно быть, какое-то искривление пространства. Кстати, мы даже не представились. Меня зовут Сьюзан, а мою спутницу Мириам. Уверяю, у нас нет дурных намерений. И не смотрите, что Мириам такая угрюмая, она всегда…
— Моя подруга хочет сказать, — прервала её речь Мириам, — что мы не станем долго надоедать вам своим присутствием. Очень скоро за нами придёт помощь.
Кто-то говорил, но бретонке удалось уловить лишь отдельные слова, будто неведомый шутник включал и выключал звук. Что-то было не так… Что-то… Со зрением вдруг стали твориться странные вещи, человеческие фигуры расплылись в цветные пятна, в уши ударило противное жужжание… Она успела подумать, что Ворчун её убьет, если узнает, а потом мир окончательно померк. Хадести упала на землю.
— Ох, — выдохнула Сьюзан и бросилась к волшебнице. — Похоже на обморок. А может, это не настоящий обморок. В смысле она же маг, — девушка вскинула беспомощный взгляд на присевшую рядом Мириам.
— Аптечка, — деловито напомнила та.
Что толку впадать в панику? Надо проверить доступные средства, а уж потом волноваться. Кстати, повода для волнений сейчас нет никакого. Это Сьюзан склонна к излишнему сопереживанию. Сама Мириам оценивала обстановку более здраво. Битва с огненным противником оказалась слишком короткой и не позволила выяснить истинные возможности встречной волшебницы. Мириам уже поняла: магия непредсказуема, её проявления могут быть самыми разными и расслабляться в присутствии малознакомых магов ни в коем случае нельзя. Впрочем, все эти мысли не помешали ей изобразить на лице некое подобие сопереживания.
Сьюзан тем временам отстегнула от пояса маленькую коробочку и приложила её к запястью волшебницы. Умный механизм сам выбрал подходящее лекарство и деловито зажужжал.
— Надеюсь, это поможет, — вздохнула Сьюзан.
«Как же надоело быть калекой!» — мелькнула тоскливая мысль, пока волшебница разлепляла глаза. Магическая травма, как всегда, дала о себе знать в самый неожиданный момент.
Первое, что увидела бретонка при пробуждении, была пара ослепительно ярких голубых глаз. «Да… Таким даже Гил позавидует!» На самом деле нордлинга совершенно не волновала собственная внешность, и волшебница прекрасно об этом знала. Но её-то в своё время глаза обаятельного северянина не оставили равнодушной. Вот и сейчас она несколько дольше необходимого задержала взгляд на хорошеньком личике, на котором большими буквами была написана обеспокоенность за её, Хадести, судьбу.
— Ой! — немного растерянно произнесла волшебница. Она не чувствовала никакого следа колдовства, и в то же время ей стало заметно лучше. — Спасибо. Я забыла представиться. Меня зовут Хадести.
— Очень приятно! — закивала Сьюзан. — Как чувствуете себя? Нужна ещё какая-то помощь?
— Да! — брякнула Хадести, разулыбавшись девушке. — Как думаешь, попросить корону императора Киродиила будет с моей стороны не слишком большой наглостью? А если серьезно, то все в порядке, спасибо. Вы сведущи в магии?
— Нет-нет, что вы, — замотала головой Сьюзан, отрицая такое удивительное предположение, и показала Хадести аптечку. — У меня есть специальное устройство.
Значит, лечили её амулетом, поняла волшебница, не без интереса рассматривая представленную ей коробочку. Выглядела та, если говорить начистоту, несколько громоздко.
— Киродиил. Так называется это место? — уточнила Мириам.
— Да… — с заминкой ответила бретонка, гадая, откуда занесло этих двоих, если они не слышали о центральной провинции Империи. — В смысле, так называется страна. Позвольте задать вопрос. Что вынудило вас избрать столь экстравагантный способ перемещения?
Второй вопрос, откуда они вообще свалились на её голову, хоть и вертелся на языке, остался непроизнесённым.
— Случайность, — коротко сообщила Мириам и с некоторой надеждой покосилась на Сьюзан. Как ни крути, та знала больше о магических мирах и прочих укромных уголках Вселенной. — Не ожидали, что наткнёмся на складку… или как это там у вас называется? В общем, на проход сюда.
— Кто бы подумал, что из того странного чёрного мира мы перенесёмся в такое красивое место! — восхитилась Сьюзан. В ответ на взгляд Мириам, девушка только пожала плечами. — Кстати, никто не голоден?
— О да, обед — это неплохая идея, — хлопнула себя по лбу бретонка. — Вы не возражаете против хлеба, сыра и дичи? Позже можно сообразить что-нибудь посущественнее. Вон там, — она махнула рукой, — ручей с пригодной для питья водой и небольшое озерцо, в котором можно освежиться. Для желающих есть напитки покрепче ключевой воды. Вино из скинградских виноградников недурно на вкус.
Говоря все это, Хадести ловко развела костер, устроив на него котелок с набранной ещё утром водой.
— Что ж, схожу умыться, — проговорила Мириам и быстро зашагала в сторону озера, оставив Сьюзан наедине с волшебницей.
На самом деле ей требовалось побыть в одиночестве всего пару минут, чтобы скользнуть за ближайшее дерево и коснуться браслета, активируя сигнал вызова. Над запястьем возникло бледное свечение, которое, впрочем, не спешило приобретать знакомую радужную окраску — сигнал об установлении связи со станцией.
— Это что ещё такое? — проворчала Мириам.
Время шло, никаких изменений не происходило.
«Ладно, повторим позднее», — решила она и даже спустилась для приличия к воде, чтобы обмыть руки, а после вернулась в лагерь.
За время её отсутствия тут ничего не изменилось. Сьюзан сидела рядом с костром, поглощённая процессом готовки трапезы.
— Скажите, а это вино не слишком крепкое? — спрашивала девушка у Хадести. — Я бы не отказалась попробовать немного.
— Есть и сухое, и сладкое. У киродиил существует обычай разбавлять последнее водой, чтобы оно не ударило в голову. Но на мой вкус, неразбавленное лучше. Впрочем, Во… один мой знакомый называет меня варваркой. Если хотите, я могу подогреть вино в кувшине и добавить душистых трав. Лучшего средства, чтобы снять усталость после тяжёлого пути и битвы ещё не придумали.
— Хочу, это так здорово! — закивала Сьюзан. — А ты что будешь, Мириам?
— Воду, — решила женщина. Сейчас ей была нужна ясная голова на плечах. — А ты не увлекайся.
— Из безалкогольных напитков могу предложить травяной чай: чабрец и немного лимонной мяты, — бретонка приглашающе взмахнула рукой. — Всё готово, располагайтесь.
«Как удачно, что у нас нет недостатка в тарелках, кубках и прочей посуде. А парни ещё ворчали по поводу моего бретонского скопидомства. Предусмотрительность, вот как это называется на самом деле», — подумала Хадести.
— Хорошо, пусть будет чай, — кивнула Мириам, взяв кубок. Вкус оказался непривычным, но достаточно приятным. — Всё-таки интересная у нас встреча получилась. Я так понимаю, вы ничего не слышали о джедаях, ситхах и чёрных планетах?
— Простите, о ком? Вы не с Акавира случайно? У нас таких рас нет, — волшебница озадаченно покачала головой.
Поддерживать светскую беседу удавалось с трудом. Несмотря на то, что разговор вывернулся на интересную тему, холодные щупальца пустоты, ненадолго отогнанные открытием врат, предчувствием приключения и волшебством амулета светловолосой, снова касались её разума. Пока исподволь и несмело, но это продлится недолго. Скорее бы вернулся Ворчун…
— Джедаями и ситхами могут стать представители самых разных рас, — начала объяснять Сьюзан. — Они используют Силу иначе, чем маги. Сложно объяснить. А какие расы есть у вас? Драконы, эльфы, вампиры? Обычно именно они обитают в магических мирах, то есть на планетах, где можно пользоваться магией. Эти миры находятся в местах высокого скопления Силы и очень часто там образуются складки, занимающие одну и ту же область пространства. Кажется, сейчас мы находимся в одной из складок. Хотя, наверное, такая новость покажется вам странной.
Девушка перевела дыхание. Мириам только покачала головой.
— Хмм… Вот чего-чего, а эльфов и вампиров у нас хватает, — холодный укол в сердце… Довольно уже об этом вспоминать! Та история произошла тысячи лет назад, и то, что тебя затянул в вихрь чужих воспоминаний смертельно опасный артефакт, ничего не меняет. — Драконы тоже есть. На севере их, говорят, полно. — Сама мысль о том, что где-то магии может не быть, казалось ей невероятной. — А ваши ситхи и джедаи, видимо, адепты своеобразной магической школы, типа псиджиков… Ну и на складку наш мир не похож. Двемеры умели путешествовать между мирами, но перестарались в своем стремлении оседлать законы мироздания. Остальным хватает Нирна, мира смертных. Хотя у нас есть и другие… мы называем их планами бытия… Обливион, или Забвение — это место обитания магических бессмертных сущностей. Впрочем, кое с кем из них вы успели познакомиться.
— Всё понятно, — заявила Сьюзан, услышав слова Хадести об Обливионе и прочем мироустройстве. — У вас здесь множественная…
— Подожди, — остановила её Мириам. — Не будем делать преждевременных выводов.
Сьюзан удивлённо заморгала. Ну конечно, она ведь с раннего детства знала наизусть законы, которые сейчас озвучила. Мириам же относительно недавно начала постигать их, и некоторые новые знания рушили её прежние представления.
— Планы бытия, миры… — женщина поморщилась. — С первым понятиям я никогда не сталкивалась. Вторым люди из моего окружения часто называют другие планеты или те самые складки, о которых говорила Сьюзан. Вот только не уверена, что нынешняя ситуация укладывается в рамки стандартной. Слишком всё странно.
— Боюсь, в вопросах космогонии я полный профан, — признала волшебница. — Конечно, в университете мне вбили в голову основы, но все эти заумные материи вызывали у меня только зевоту. Едва ли я скажу что-то толковое. Возможно, вы просто с другого континента?
— Это вряд ли, — усмехнулась Мириам. — Точнее совершенно исключено.
Некоторое время Хадести молчала, в упор разглядывая новых знакомых.
— Я правильно поняла, что попасть сюда вы не намеревались? Что же собираетесь делать дальше? В принципе, могу добыть рекомендацию в Гильдию Бойцов. Думаю, вы легко сделаете карьеру. Человек со способностями может достичь многого. По крайней мере, на неплохой особняк и состоятельную старость заработаете.
— Дожидаться старости мы не собираемся, — заявила Сьюзан, — поэтому предлагаю вызвать помощь.
Она провела по браслету пальцами правой руки и уставилась на бледное свечение. На её лице последовательно отразились нетерпение, непонимание, растерянность.
— Не отвечают, — сообщила Сьюзан очевидный факт. — У них тоже что-то случилось.
Мириам поняла, что начали сбываться её худшие опасения.
— Возможно, браслет здесь не работает, — предположила она.
— Но он работает в любой точке Вселенной!
— А если дело всё-таки не в них, а в нас? Сьюзан, подумай. Может быть, кто-то когда-то упоминал о подобном случае.
Девушка испуганно захлопала глазами, а потом так и застыла:
— Елена рассказывала… Её браслет не работал, когда она попала в другую Вселенную.
Вот так. В общем-то, этот вывод уже некоторое время зрел у Мириам в голове. Но кто бы подумал, что пересечь границу так просто? И мир здесь вполне обычный, и люди живут обычные, пусть и с магическими способностями. Ей ведь представлялось, что таинственные другие Вселенные куда сильнее отличаются от родной и абсолютно враждебны к пришельцам.
— Ладно, мы же сюда как-то попали. Наверняка можно пройти в обратном направлении, — женщина поймала себя на том, что смотрит на Хадести с надеждой.
Та с сочувствием поглядела на девушек.
— Боюсь, найти путь обратно не очень просто. Врата могут открывать только Принцы Даэдра, которые едва ли пойдут навстречу смертным. Может быть, с этим обратиться к Азуре? Из них она самая… гуманная. По крайней мере, есть шанс, что сначала поговорит, а предавать или нет мучительной казни решит по результатам беседы.
— Лучше, чем ничего, — произнесла Мириам. — А способы обратиться к этой Азуре существуют?
— По странному стечению обстоятельств я знаю, где находится святилище Азуры, и могу вас к нему провести. Сами вы туда не доберётесь. Оно затеряно среди скал и лесов и не отмечено на картах. Если бы я в своё время на него не наткнулась… В общем, искать его можно долго. С другой стороны, я никогда не намеревалась покончить с жизнью столь извращенным способом, как отправившись в измерение, кишащее сумасшедшими демонами. Возможно, это не единственный способ. В том же Арканском университете могут знать больше. Или спросите у моего друга. Он вернётся к завтрашнему утру.
— Если хозяйка позволит, — сказала Мириам, — мы дождёмся её друга в лагере. А после я должна сделать всё, чтобы вернуть Сьюзан домой.
Она посмотрела на заметно приунывшую девушку.
— Нас будут искать… — пискнула та.
— Будут, — кивнула женщина, не высказав своего мнения о том, чем закончатся эти поиски. — Но и мы не станем сидеть сложа руки.
— Утро вечера мудренее, как говорят у нас в Хай Роке. Предлагаю немного отдохнуть, — сказала волшебница.
Мириам сняла плащ и расстелила его на траве у костра.
— Ложись сюда, — предложила она Сьюзан. — Поспать сейчас самое время.
— А ты? — забеспокоилась девушка.
— Я буду здесь.
— Ладно, — вид у Сьюзан был совершенно осоловевший. Обилие впечатлений и вино сделали своё дело, но она всё же прошептала: — Мириам, спасибо.
— За что? — удивилась та.
— Сегодня ты впервые назвала меня подругой.
— Спи, — проворчала Мириам и уселась рядом, задумчиво глядя на плещущие в костре язычки пламени.

Скриншоты

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.