КОРОЛЬ ПРИЗРАКОВ
+2
Добавил: Kane
Автор(ы) Miraak
Распространение Требуется разрешение автора
Редактор(ы): Miraak
вставить в блог

Описание

Глава 1
-Эй, там! Еще бутылку «Алто», да поживее! — громко потребовал постоялец, раскрасневшийся от хмеля молодой воин с бретонскими чертами лица, щелкнув пальцами. Хозяин таверны, коренастый имперец, натиравший стойку замызганным льняным полотенцем, отвлекся от своего нехитрого занятия, смерив взглядом сидящего за столом, покачал головой и ответил: -Ты уже прокутил все свои септимы, приятель, — а в долг в «Смеющейся крысе» никого не обслуживают! Толпа рассевшихся вокруг стола бретонца посетителей возмущенно загалдела, разразилась протестующими криками и свистом. -Даэдра тебя возьми, Корпул, проклятый скряга! Ты не разоришься, если отдашь парню бутылку вина бесплатно! — пробасил мускулистый редгард, вгрызаясь в козий окорок. -Мы заплатим за него, раз уж ты так тряс-с-ешься за с-с-вои монеты! — вторя ему, зашипел наемник-аргонианин, грохнув по столешнице кулаком в подтверждение своих слов. — Не меш-ш-ай ему рассказывать! Корпул Виний, отшвырнув полотенце, поднял руку, призывая их замолчать, и рявкнул: -Тихо! А ну все заткнулись! — дождавшись, когда протестующий гул стихнет, он продолжил: — Один септим сегодня, другой завтра, третий — послезавтра, и я разорюсь, а между тем никому из вас, забулдыг, не будет до этого дела! Но… так уж и быть, получите свое вино и захлопните пасти! — с этими словами Корпул, пошарив в стойке, извлек бутылку темного стекла, выдернув пробку из горлышка, прошагал к сидящим и с глухим стуком поставил ее на стол. Наполнив кружку вином и залпом осушив ее, бретонец удовлетворенно крякнул и обратил взор на окружающих. -Ну же, не тяни, парень! — поторопил Джари-Ра, нетерпеливо шлепнув хвостом по полу. — Что было дальш-ш-е? Убедившись, что он целиком и полностью завладел вниманием посетителей таверны, молодой воин прочистил горло и начал свой рассказ. ****** -Их корабль прорезал завесу тумана, словно нож масло — и устремился прямо к нашему. Капитан, увидев, кто гонится за нами, бросился в каюту, скуля как побитый пёс, а вместе с ним и весь экипаж… толпа трусливых торгашей! Мы не переставая налегали на весла, но тщетно. От них было не убежать, сразу понял я, и призвал остальных к оружию… — он прервал речь, плеснув в кружку вина, и сделал пару глотков. — И тут — БА-БАХ! — они врезались в бок нашего корабля! Поднялась кутерьма, я слышал их яростные вопли, жуткий треск дерева, видел, как взмывшие в воздух десятки крючьев впились в борта, парализовав наше судно… И затем появился он! Сидящие вокруг слушатели все до одного замерли, не издавая ни звука. -Хакнир Печать Смерти? — наконец выдохнул кто-то. Рассказчик кивнул со зловещей усмешкой. -Лишь только он показался на палубе, команда принялась выкрикивать его прозвище. «Король Призраков!» — в бешенстве орали они, ибо во всем Море Призраков нет и не было пирата страшнее и опаснее! Он бросился в бой, с ног до головы облаченный в самые невероятные доспехи, что мне приходилось видеть — тускло сверкающие, словно выкованные изо льда айсбергов, — сжимая в руках кривые зазубренные мечи, и врезался в наши ряды подобно дикому смерчу! Рубил направо и налево, хохотал как безумный, казалось, не замечая ударов, вертелся на месте, срезая нас одного за другим, как траву, этими жуткими саблями… Мгновение — и из десяти опытных, закаленных наемников нас осталось всего трое. Он медленно шел по палубе, глухо рыча, а его головорезы выпускали кишки и резали глотки раненым. Двое моих соратников, взявшись за луки, принялись осыпать его стрелами, но он даже не пытался заслониться, лишь стал посреди палубы и снова расхохотался — и от этого смеха, хриплого, жуткого, зловещего, кровь застывала в жилах, а волосы вставали дыбом! Он не переставал хохотать, а стрелы стучали дождем о его панцирь, отскакивая и не причиняя ни малейшего вреда… -Но как же тебе тогда удалось выжить?! — перебил его верзила-редгард, подавшись вперед. Бретонец снова усмехнулся и, театральным движением подняв руку, с хрустом сжал пальцы в кулак, словно отвечая на вопрос. -Мастерство и бесстрашие, приятель! — он выдержал паузу, дожидаясь, пока слушатели прекратят перешептываться, и продолжил. — Два шага, два взмаха сабель — две головы покатились по палубе… И тогда я остался один на один с Хакниром Печатью Смерти! Он поднял голову, сверкая увенчанным изогнутыми рогами шлемом, и стиснул зубы в кровожадном оскале. Я увидел страшную незаживающую рану, тянущуюся от виска к угольно-черной бороде через все его обветренное лицо — ту самую «печать смерти», которой, согласно байкам моряков, сам принц разрушения Мерунес Дагон скрепил с ним договор о могуществе… Он бешено заработал саблями, оттеснив меня к самому борту корабля, но я был начеку! Трижды его кривые мечи просвистели у самого моего горла, и трижды я отбил их. Не знаю, сколько мы бились на глазах у дико орущих пиратов — как мне казалось, прошла целая вечность… Тут Король Призраков снова бросился на меня, рыча подобно бешеному зверю, и снова пустил в ход свои сабли. Он обезумел от ярости, рассекал воздух сокрушительными ударами, и в один миг я уж было решил, что мне конец… Но в своем гневе Хакнир потерял контроль над собой, забыл о защите. Улучив момент, я ушел от страшного удара и атаковал, выбив сабли у него из рук одну за другой! — разгоряченный вином рассказчик вскочил на стол и, орудуя столовым ножом, показал, как именно обезоружил врага, отчего по таверне прокатился гул изумления. — И тогда я увидел в глазах «короля пиратов» страх! Он тотчас потерял весь свой грозный пыл и принялся умолять сохранить ему жизнь. Я мог бы зарубить его на месте, но чуть не падал от усталости и в схватке с его командой потерпел бы крах, поэтому все же решил оставить этого труса в живых… Так Хакнир Печать Смерти, гроза северных вод, потерпел поражение от моей руки! ****** -Ты складно говоришь, парень, но отвратительно врешь! Хриплый твердый голос, неожиданно раздавшийся сверху, заставил посетителей, шумно обсуждающих историю бретонца, замолчать. Захмелевший воин, с грохотом отодвинув стул, вскочил и поднял голову, глядя на второй этаж таверны. -Кто смеет упрекать меня во вранье?! Покажись! Сверху послышался скрип половиц вместе с мерным стуком сапог, звуки становились все громче, и через несколько мгновений, спустившись по лестнице, в зал неспешно прошагал незнакомец. Черты загорелого лица выдавали в нем норда, хотя в них было и что-то присущее имперцам. Он был немолод, но при взгляде в его глаза становилось ясно, что годы лишь умудрили и закалили этого человека. Высокий, сухопарый и жилистый, словно сыромятный ремень, он, войдя в зал и остановившись перед захмелевшим бретонцем, сразу же приковал к себе внимание окружающих, замерших в предвкушении потасовки. -А-а, так это ты! Сейчас я научу тебя манерам, старик! — не заставив зрителей долго ждать, процедил хмельной воин, шагнул вперед и вытянул руку, намереваясь ухватить дерзкого незнакомца за ворот плаща. Но «старик» оказался быстрее. Он шагнул вправо, уходя от захвата, одним неуловимым для пьяного глаза окружающих движением отвел руку противника, впечатал кулаком в незащищенную челюсть и пинком опрокинул обмякшего вояку на пол. -Сражайся ты с Хакниром, он бы уже насадил тебя на сабли, как злокрыса на вертел! Бретонец, сплюнув пару выбитых зубов на скобленые доски и мигом потеряв желание продолжать драку, лихорадочно отполз в сторону под хохот посетителей таверны, схватился за окровавленный подбородок и провыл: -Да кто ты такой, даэдрот тебя пожри?! Незнакомец, с кивком приняв поднесенный Корпулом Винием эль, невозмутимо присел за стол и не спеша наполнил кружку пенящимся питьем. -Мое имя Рагнар, — произнес он. — Также люди кличут меня Рагнаром Мясорубом. Хохот тут же оборвался, в зале повисла напряженная пауза, и норд криво усмехнулся. Все собравшиеся сегодня в «Смеющейся крысе» — а в большинстве своем это были сошедшие в солитьюдском порту моряки, торговцы да наемники — так или иначе слышали внушающие уважения истории о носящем это имя, которые моряки со всего Скайрима пересказывали друг другу. -Я гощу в этом заведении уже с неделю, спасибо моему старому другу Корпулу, и успел повидать болтунов, трепачей и просто тех, которым эль развязал язык… И все же в большинстве своем они рассказывали о том, что видели своими глазами и испытывали на собственной шкуре. Поверь мне, юнец, если бы тебе пришлось скрестить клинки с Королем Призраков, ты бы сейчас не обманывал слух этих достойных мужей своими россказнями — мертвые не разговаривают! Джари-Ра, почесав гребень на затылке, подался вперед и прошипел: -Я слыш-ш-ал о тебе, приятель, и знаю, что ты избороздил вс-с-е Море Призраков, но откуда тебе знать, что парень врет? Рагнар осушил кружку эля и утер короткую бороду, затем взглянул на аргонианина и хрипло хохотнул. -Стало быть, ты немного слышал, ящер! — он поднялся из-за стола и оглядел рассевшихся вокруг. — Я был первым помощником Короля Призраков, плавал и сражался на его драккаре, «Гневе Дагона», и разрази меня Талос, если я лгу! Вы хотите знать подлинную историю Хакнира Печать Смерти? Что ж, тогда я расскажу ее вам…
Глава 2
Рагнар провел пальцем по лезвию, убеждаясь в его неизменной остроте, и поднял взор на мачту. -Что там, Йор? Йоргрим Синезубый, сплошь покрытый татуировками верзила, расположившийся на марсе, подался вперед, всматриваясь в горизонт, и проревел в ответ: -Порядок, Мясоруб — еще немного, и мы их нагоним! Рагнар довольно осклабился, крутанув в руке свой топор, и облокотился на борт, подставляя лицо соленым морским брызгам. За спиной лилась непрерывным потоком ругань остальных членов команды, то и дело отдавал приказы квартирмейстер Гарук Вой Ветра, чей хриплый орочий бас ни с чем нельзя было спутать. -Не зевать, трюмные злокрысы! Увижу, что кто-то не занят своим делом — отправлю на корм рыбам! — ревел он, в нетерпении прохаживаясь вдоль бортов. Хлопнула дверь каюты, драккар взорвался приветственным ревом, и Рагнар обернулся, зная, кто появился на палубе. Среди множества корсаров, промышляющих либо промышлявших в северных водах, Хакнир Печать Смерти слыл одним из самых выдающихся во всем — от мастерского владения саблями до внешнего вида. И если убедиться в первом можно было, только скрестив с Королем Призраков клинок, во втором сомневаться не приходилось. Обладая поистине недюжинным ростом и мощными мышцами, он превосходил любого из своих пиратов и был подобен матерому волку в окружении щенят. На лицо его, угловатое, словно вырубленное в камне, трудно было смотреть без содрогания — жуткий глубокий шрам с рваными краями тянулся через все лицо от левого виска к подбородку. Но более всего бросались в глаза доспехи, которые Хакнир Печать Смерти неизменно надевал перед каждой схваткой и на море, и на суше, комплект брони, носить который не погнушался бы и верховный король Скайрима. Искрящиеся на солнце сталгримовые пластины, защищавшие все тело, по виду напоминали лёд, но были в десять раз прочнее и надежнее любого металла. Бросив короткий взгляд на стремительно идущий по волнам имперский галеон, Хакнир хищно оскалился и отцепил с пояса свои иззубренные скимитары. -Пора добавить в их плавание огонька, Халдин, — бросил он, и угрюмый редгард на носу драккара, ожидавший приказа, с кривой усмешкой кивнул и хрустнул пальцами… Жарко трещащий огненный шар пронесся над водой, раскаляя воздух, и с оглушительным грохотом врезался в бизань-мачту, ломая ее у основания, Халдин, разглядев поднявшийся на палубе галеона переполох, тряхнул ладонями, и еще два пылающих снаряда один за другим впечатались в грот- и фок-мачту, взметая ворох щепок. Рагнар в который раз изумленно покачал головой, наблюдая за покореженным судном — когда-то изгнанный из Коллегии магов пиромант владел своей стихией мастерски. -Налегайте на весла, парни! — рявкнул Хакнир. — Рагнар! Песню, Мясоруб, да погромче, чтобы эти злокрысы обмочились со страху! ****** Вздымая волны, «Гнев Дагона» налетел на поврежденный галеон, и массивный таран в виде рогатой головы принца разрушения с треском впечатался в борт, оставляя глубокую вмятину. -Кошки! — громко скомандовал Рагнар, поудобнее перехватывая топор, и злорадно ухмыльнулся, окинув взглядом покореженный имперский корабль. Высыпавшие на палубу легионеры разделились на две шеренги и заняли позиции вдоль бортов, лихорадочно готовясь дать отпор врагу, но против крючьев на цепях, взмывших в воздух, они были бессильны — нехитрые приспособления глубоко и надежно впились в дерево, приблизив момент абордажа. -Они не знают, куда деваться! — хрипло рассмеялся Халдин. — Размазать их по палубе, кэп… Свистнул воздух, и густо оперенная стрела вонзилась пироманту в живот, мигом выведя его из строя. -Сукины дети решили сопротивляться! — Хакнир подал знак, и двое пиратов тут же подхватили раненого товарища под руки. — Берегите головы, парни! Заслышав приказ капитана, корсары бросились врассыпную, спеша укрыться от жалящего ливня, но не всем это удалось — четверо рухнули на палубу, утыканные стрелами, словно ежи, и теперь бились в агониях. Рагнар, прильнув к мачте, слышал непрекращающийся свист и забористые проклятия в адрес легионеров. На мгновение выглянув из-за укрытия, он сразу же увидел капитана, затем бросил взгляд на искаженные страхом лица лучников и рассмеялся. Хакнир Печать Смерти вышагивал по палубе, не обращая ни малейшего внимания на стучащие по доспехам и высекающие искорки стрелы. Обойдя пригвожденных к палубе пиратов, он несколькими взмахами сабель избавил их от мучений и, повернувшись спиной к лихорадочно стреляющим легионерам, прокричал: -Скажете, когда у них опустеют колчаны, ребята! По «Гневу Дагона» прокатилась волна хохота, и в миг, когда смех затих, неожиданно оборвался и свист стрел. -Теперь все стало на свои места, ублюдки! — хрипло рявкнул Король Призраков. — НА АБОРДАЖ! Выскочив из укрытий, пираты, сотрясая воздух яростными криками, бросились в атаку, в мгновение ока пробив брешь в строю легионеров. -Не расходиться! — закованный в стальные латы легат тщетно пытался перекричать гул боя. — Не расходиться! Лязгнув о саблю противника и выбив сноп искр, верный палаш выскользнул из ладони легионера и откатился в сторону. Свистнул воздух, вспоротый ударом иззубренного скимитара, и голова легата, разбрызгивая бисеринки крови, полетела за борт.
Глава 3
— Повторяю, приятель, уж поверь мне — столкни тебя судьба с Хакниром, он растянул бы твои кишки по палубе! — Рагнар глотнул эля, отставил кружку и смахнул с усов хлопья пены. Повисла тишина, изредка нарушаемая звоном посуды и скрипом шатких стульев. -Да уж, — пробормотал старик в дальнем углу зала. — Воистину — Король Призраков! Слышал, когда-то давно и в Сиродиле жил похожий рубака, самый лихой корсар во всем Абесинском море… как же его… -Торрадан эп Дугал, предводитель «Красной Сабли», — Рагнар кивнул, подтверждая слова старца. — Отец рассказывал о нем, когда я был мальчишкой. Славный пират, отличный мореход — и все же его удаль не уберегла его от властей… -Но с Хакниром было иначе? — Джари-Ра протянул руку к блюду, скрежетнув чешуйчатой кожей по столешнице, и ухватил кроличью ногу. — Такой, как он, не мог прос-с-то сгинуть! -Ты прав, — Рагнар бросил взгляд на трещащие в камине поленья и горько усмехнулся. — Но всему приходит конец, рано или поздно, но приходит… ****** -Прокляни меня боги, тебя что-то тревожит, дружище! — Хакнир, обнимая за талию звонко смеющуюся редгардскую красотку, приложился к бутылке и, сделав пару глотков, устремил взор на своего первого помощника и друга. -Дюжина, — Рагнар повернулся в сторону, откуда доносились веселый пьяный хохот и бренчание лютни, и посмотрел на своих соратников. — Сегодня мы лишились дюжины крепких лихих парней… Нас становится все меньше, кэп! -Да, шлюхины сыны здорово нас потрепали! Если бы не Халдин, напустивший на них тот непроглядный туман, мы бы уже покоились на дне и кормили рыб… Но мертвые не пьют, не поют песен и не развлекаются с девицами, не так ли, красавица? — Король Призраков стиснул игриво пискнувшую редгардку в объятьях и, хрипло хохотнув, хлопнул Рагнара по плечу. — Мы живы, приятель, и подыхать пока не собираемся, верно? Забудь обо всем этом да утопи свои мысли в чем-нибудь покрепче! Принеси-ка этому мыслителю бутылочку «Алто», милая! — спустив девушку с колен, он проводил ее точеную фигуру взглядом и повернулся к Рагнару. — Нам не о чем жалеть, дружище… Ни я, ни ты, ни кто другой из этих славных ребят не выбрали такой путь по чьей-то указке. Пахари, кузнецы, наемники, солдаты, шахтеры, мы бы вкалывали за горсть золотых до тех пор, пока не испустили бы дух в безызвестности — а сегодня во всем Море Призраков нет ни человека, ни мера, который не трясся бы от страха, услышав о «Гневе Дагона» и его команде! Рано или поздно мы закончим свои жизни — может, на плахе под топором палача, может, и нет, это случится. — Хакнир поднял утопленную в песке бутылку с остатками вина и залпом осушил ее. — Но уж поверь мне, дружище, мы надо-о-лго останемся в памяти всех этих сухопутных злокрысов… Можно убить человека — но нельзя убить легенду! Рагнар окинул взглядом берег, щурясь от жаркого пламени костров. За спиной снова раздался взрыв хохота, затем хриплый бас квартирмейстера Гарука, продолжившего свой рассказ. В воздухе витал пьянящий аромат поспевающего жаркого. -Даэдра тебя возьми, ты прав, кэп, — улыбнулся Рагнар. — Пожалуй, мы еще поживем! ****** -Прошу, садитесь… Ах да, где же мои манеры! Будем знакомы — я Орт Эндарио, — торговец протянул руку гостю. -Красс Сибарий, — представился тот, принимая рукопожатие. — Полагаю, ваше положение серьезней, чем я думал, раз мы встретились в столь поздний час… Эндарио прошагал в угол комнаты и, порывшись в тумбочке, достал бутылку вина и пару кубков. -В точку, господин Сибарий! Не желаете выпить? Превосходное вино братьев Сурили… -Нет, благодарю. Я предпочитаю сохранять трезвый рассудок. — Красс опустился в кресло, поворачиваясь к камину, и Орт сумел как следует разглядеть своего посетителя. Лет тридцати пяти на вид, он был среднего роста, не намного выше самого торговца, и легкого телосложения. Мощная челюсть, острые скулы, мясистый нос, судя по всему, когда-то сломанный, и глубоко посаженные карие глаза говорили о человеке сурового и жесткого нрава. Его длинные пальцы плясали по резным подлокотникам кресла, выдавая нетерпение, и Эндарио, заметив это, поспешил перейти к делу. -Понимаю — трезвость рассудка в таком деле, как ваше, необходима, — он присел напротив Красса и продолжил. — Что ж, к делу. Как вам уже известно, дела Восточной Имперской компании здесь, в Скайриме, идут из рук вон плохо. Причина не в падении спроса на наши товары, о нет — с этим всегда было все в порядке. Пираты! Вот почему мы решили прибегнуть к вашей помощи, господин Сибарий… -В водах Моря Призраков всегда было предостаточно пиратов, — перебил Красс. — И насколько мне известно, Легион предоставляет вашим судам надежную поддержку… Орт криво усмехнулся. -Так-то оно так, но будь все настолько гладко, я бы не обратился к вам. От шайки висельников, которая промышляет в последнее время, не спасет даже отряд личной императорской охраны, уж поверьте мне! -Название шайки? Корабли? Команда? — Красс подался вперед, ожидая информации. -Они никак себя не называют — считают это ребячеством. Корабли? У них всего один, драккар «Гнев Дагона». А вот о команде вам расскажет любой моряк от Солитьюда до Винтерхолда — каждый из этих головорезов заслуживает отдельного описания! Их капитан — сам «Король Призраков», Хакнир Печать Смерти, и я не поверю, если вы скажете, что не слышали о нем… Его первый помощник — некий норд Рагнар, кажется, наиболее уравновешенный из всей банды. Есть еще орк — беглый каторжник из шахты Сидна, редгардский колдун — мастер боевой магии… -Достаточно, — жестом прервал его Красс. — Вижу, ваша проблема действительно серьезна. Берусь решить ее в ближайшее время. Но имейте в виду, господин Эндарио — это будет стоить не менее серьезных денег… ****** Выйдя из конторы Восточной Имперской компании, Красс Сибарий, кутаясь в плащ, покинул доки Виндхельма. Нужно было как следует отдохнуть и собрать больше сведений перед предстоящей работой. «Сорок тысяч септимов...» — пронеслось у него в голове. Самый большой куш за всю его долгую карьеру. «Что ж, погоня будет интересной!» Преисполненный уверенности в скорой победе, охотник на пиратов направился в таверну.
Глава 4
-Ладно, ребята! Вы хотите знать, что, во имя Обливиона, происходит, и я вам отвечу. — Хакнир Печать Смерти окинул взглядом свою сбившуюся в кучу команду и продолжил. — Тот старик, с которым я вчера перекинулся парой слов, поведал одну паскудную историю. Вот и настал день, когда торгаши решили дать нам отпор… На нас открыли охоту! — по рядам корсаров прокатился негодующий гул, но капитан, вскинув руку, тут же пресек его. — Восточная Имперская компания наняла истребителя пиратов из Сиродила, и он не терял времени даром, успев наскрести грязную подноготную каждого из нас. Имя этого пса — Красс Сибарий, и он твердо намерен разметать наши кишки по морю. Но этого не будет! — Король Призраков повысил голос, перейдя на хриплый крик, и команда отозвалась одобрительным ревом. — Он объявится со дня на день… Готовьтесь, ребята — это будет самая лихая драка за всю нашу жизнь! Удалившись в каюту, Хакнир оставил взволнованных корсаров наедине с их мыслями. ****** Красс Сибарий поднес к глазам подзорную трубу, силясь различить в беснующемся море силуэт корабля. Тщетно — вода, небо и хлещущий дождь, слившись в одну массу, стерли собой горизонт. -Вы видите их, капитан? — прокричал один из матросов. -В этом проклятом тумане и вытянутой руки не разглядеть! — ответил охотник на пиратов, невольно вздрогнув от внезапного раската грома. — О Девятеро! Держись! Его слова потерялись в грохочущем реве моря, и в следующее мгновение чудовищной силы пенная волна, несущаяся на шхуну, ударила в борт. Рыча сквозь зубы проклятия, Красс мертвой хваткой впился в подвернувшийся под руку трос. -Луций! — рявкнул он, выцепив взглядом из общего хаоса сутулую фигуру в серой мантии. С трудом услышав окрик капитана сквозь рев моря, молодой имперец подбежал к нему. -Идиот! Ты же говорил, что никакого шторма не будет! — хватая провидца за грудки, проревел Красс. Грянул гром, и молния прорезала черное небо, словно подтверждая слова истребителя пиратов. -Я… не могу понять, капитан! Этого не должно быть! — пытаясь высвободиться из железной хватки Красса, промямлил Луций. -Провались ты в Облив… Новый сокрушительный удар волны накренил жалобно скрипящую «Волю Императора», расшвыряв провидца и капитана в стороны. Смахнув с рассеченного лба кровь и дождь, Красс поднялся на ноги, окинул взглядом горизонт и оторопел. Выплыв из тумана, к ним, прорезая волны тараном в виде головы Мерунеса Дагона, принца разрушения, стремительно приближался драккар. ****** -Песню, парни! — рявкнул Хакнир Печать Смерти. — Они скованы страхом, парализованы штормом — так пусть обезумеют от ужаса! Хриплые голоса корсаров слились в один, выводя зловещий мотив песни «Король Абесинских пиратов», но славили они не Велека Сейна, кровожадного дремору-пирата, а своего капитана: Вырывай глаза, приятель, Уши заливай свинцом, Чтоб не видеть этот ужас, Чтоб не слышать страшный стон, Позабудь свою команду, расставайся-ка с ларцом! Это Хакнир приближался, кровь кипела на воде. «Гнев Дагона», подгоняемый могучей магией Халдина, неотвратимо приближался к шхуне охотника на пиратов, не замечая сокрушительных волн бушующего моря. Выбирай петлю по вкусу или по доске иди, Поспешай-ка за борт быстро, Побросай свои мечи, От тех тварей, что без сердца, милосердия не жди! Ведь Король Пиратов близко, кровь кипела на воде. Вспомнив о награде за голову Короля Призраков и собрав волю в кулак, Красс призвал команду к оружию, но, услышав слова жуткой песни, становящейся все ближе, почувствовал ползущие по спине ледяные мурашки. Будь ты галеон имперский или ловкий ялик эльфов, Раскрошат тебя на щепки, погрузишься ты на дно, А пока побудь игрушкой, ведь пиратам все равно! Не видать тебе рассвета, кровь кипела на воде. Разорвет он вас на части да закусит сердцем он, Ему чуждо состраданье, его взор горит огнем, Впереди лишь море боли — плачьте-плачьте, слабаки! ЭТО ХАКНИР ШЕЛ ПО МОРЮ, КРОВЬ КИПЕЛА НА ВОДЕ! Драккар с грохотом врезался в борт «Воли Императора», корабли замерли вплотную друг к другу, и яростный рев пиратов пролетел над водой, перекрывая шум моря. В считанные мгновения они оказались на палубе шхуны и тут же бросились в атаку. ****** Ворвавшись в ряды матросов, отчаянно рубящихся с его корсарами, Хакнир бешено заработал саблями, прорубая путь к носу корабля. Вот с хриплым кличем на него бросился здоровенный детина, рубанул сплеча тяжелым абордажным топором, высекая искры из сталгримового доспеха… Это было единственное, чего он сумел добиться своей атакой — хищно свистнула одна из сабель, отрубая кисть сжимающей топор руки, и тут же в горло вгрызлась вторая, обрывая вопль боли. Перешагнув через труп, Хакнир обрушился на следующего врага, двумя ударами выпустив ему внутренности, развернулся, уходя от летящего в лицо кулака, рубанул снизу вверх, вспарывая второго нападающего от паха до груди, и под грозный рев пиратов, наседающих на экипаж «Воли Императора», вырвался из гущи боя, представ перед капитаном шхуны. -Значит, ты и есть Хакнир Печать Смерти, — процедил Красс Сибарий, выставив вперед собой саблю и не сводя с врага яростного взгляда. -Сегодня ты сдохнешь, мразь, а за твою голову мне отвалят солидную сумму! Хакнир, обнажив зубы в оскале, сделал короткий шаг вперед. -Если я и сдохну, точно не сегодня! Сорвавшись с места, он налетел на истребителя пиратов, вспарывая воздух молниеносными ударами, но тот, лихорадочно вращая саблей, отразил атаку и отпрянул, увеличивая расстояние между собой и врагом. Хрипло дыша, сжимая рукояти сабель до хруста в костяшках, противники принялись нарезать круги по палубе, выжидая, пока один из них не бросится в атаку… и одновременно рванулись друг к другу, закружившись в вихре тускло сверкающей стали. Сабли тягуче звенели, сталкиваясь и выбивая снопы искр, выпад следовал за выпадом, удар за ударом. Коротко свистнув, скимитар Хакнира рассек Крассу бедро, брызнула кровь, и прославленный охотник на пиратов, не устояв на ногах, тяжело рухнул на колено, Король Призраков вскинул руки, намереваясь ударить «ножницами» и обезглавить врага… но Сибарий с душераздирающим воплем рывком поднялся на ноги и, выхватив из сапога стилет, ударил, всадив его глубоко под ребра точно в щель меж сталгримовых пластин доспеха. Иззубренные скимитары полетели навстречу друг другу, завершая начатое движение, и с хрустом вонзились в шею охотника на пиратов. Впившись глазами в искаженное гримасой ужаса лицо Красса, Хакнир торжествующе взревел, но через мгновение, поперхнувшись хриплым кличем, зашатался и разжал ладони, выпустив сабли из рук. Наблюдая, как бездыханное тело охотника на пиратов опускается на палубу, слыша звон стали и рев моря сквозь гулко стучащую в висках кровь, он медленно оседал, проваливаясь во тьму.
Глава 5
-Ты знаешь, что это скоро случится, Мясоруб, — пробасил Гарук Вой Ветра, скрестив на груди мускулистые руки. — Один Малакат знает, что было на ноже у того ублюдка, но уж точно что-то смертоносное… Он не выживет! Рагнар всмотрелся в горизонт, разглядывая очертания возвышающейся над Солстеймом Красной Горы. Он давно уже понял ход мыслей орка и заметил нетерпение, с которым тот ожидал развязки происходящего. -Он выживал и при более паршивом раскладе, — ответил он, не сводя с Гарука пронзительного взгляда, и, не сдержав гнева, продолжил: — Поумерь пыл, Гарук, — кэп пока еще жив! Выслушав последние слова, орк сверкнул глазами и, подойдя вплотную к норду, злобно оскалился, обнажая желтые клыки. -Не встревай в это, Мясоруб… — хрипло процедил он, нависая над Рагнаром. — Мы пролили немало крови вместе — и мне не хотелось бы тебя убивать… На лице Рагнара не дрогнул ни один мускул. Всмотревшись в иссеченную шрамами рожу квартирмейстера, он нарочито спокойно опустил руку на подвешенный к поясу топор. Это движение не укрылось от глаз Гарука и, видимо, возымело должное действие — сдавленно прорычав что-то сквозь зубы, огромный орк отошел на шаг и направился к борту. Внезапный грохот двери заставил находящихся на палубе обернуться. Когда Хакнир Печать Смерти вышел из своей каюты, команда отвлеклась от своих дел и затихла. При взгляде на Короля Призраков становилось ясно, что яд с клинка истребителя пиратов неотвратимо продолжал свое страшное действие. Мертвенно бледный, осунувшийся, Хакнир с трудом совершал шаг за шагом, тяжело ступая по доскам палубы. Но даже в таком виде капитан «Гнева Дагона» не потерял своего величия и пугающей ауры, казалось, исходившей от него. С минуту сверля взглядом затаивших дыхание пиратов, он, наконец, сделал свистящий вдох и заговорил: -Вы все знаете, что происходит… Тот поганый пес ранил меня ножом, отравленным какой-то дрянью, и она неумолимо точит меня. Я скоро испущу дух, а потому должен поставить во всем этом точку! Итак, вы хотите знать, кто займет мое место и как будет разделена моя часть добычи. — все хотели это знать, и в толпе тут же раздались нетерпеливые возгласы, но Хакнир велел замолчать. — Все эти годы я выбирал среди вас того, кто будет достоин занять мое место, или же достаточно силен, чтобы отнять его у меня… Но никто из вас даже не приблизился к этому. Никто — кроме Рагнара Мясоруба! Я вверяю ему «Гнев Дагона» и место капитана… Что же касается добычи — вы ни получите ни единой монеты из моей доли. По рядам пиратов прокатился возмущенный ропот. Произнеси кто другой такие слова, немедленно вспыхнул бы бунт — полсотни жадных до добычи головорезов против одного человека. Но это был Хакнир Печать Смерти, и команда молчала. Хакнир кинул свернутую карту к ногам Гарука. -Гарук, бери шлюпку и закопай мой доспех там, где я указал. Рагнар, мы отправимся к моей могиле, где ты оставишь меня с моим золотом. Затем сожгите лодки и поступайте, как знаете. Я больше не капитан вам. С этими словами он развернулся, намереваясь вернуться в каюту, но остановился, услышав за спиной яростный рев. -Я лучше сниму доспех с твоего хладного трупа, ублюдок! Бритвенно острый орихалковый тесак свистнул в воздухе, угрожая снести Хакниру голову, но в следующее мгновение атака оборвалась и предатель-орк истошно заорал — подскочив к нему, Рагнар ударил топором под колено, перерубая сухожилие, и пинком в спину опрокинул квартирмейстера на палубу. -Ты так и не сумел меня убить, пёс! — презрительно посмотрел на него Хакнир. — А вот я не промахнусь! Приняв из руки Рагнара окровавленный топор, он занес оружие над головой… Удар. Вопль Гарука Вой Ветра оборвался, и под раскроенным черепом расползлась багровая лужа. Шумно выдохнув, Хакнир невольно разжал пальцы, роняя топор на палубу, и пошатнулся — удар отнял у него и без того скудные силы. Опершись на плечо Рагнара, Король Призраков вернулся в каюту, провожаемый взглядами оторопевших пиратов. ****** -Ночью мы высадились на берегу к северу от Солстейма, и я закопал доспехи Хакнира в том месте, которое он указал на карте. Там ли они до сих пор или нет — кто знает… После, уже на рассвете, я доставил кэпа туда, где он решил окончить свои дни, и оставил всю его добычу и верные скимитары в том кургане. Попросив замуровать вход, дабы никто не потревожил его покой, он попрощался со мной… С того дня миновало пятнадцать лет. Все эти годы я провел в море с командой, не давая торговцам и путешественникам расслабляться и закрепляя славу Хакнира Печать Смерти, моего капитана и друга… Затем Имперский Флот разбил нас, и история «Гнева Дагона» подошла к концу. Одних из нас казнили, других бросили за решетку, третьи сумели выхлопотать помилование и начали жить заново. Что до меня… Я зарабатывал на кусок хлеба, рассказывая истории из своего прошлого. И, клянусь всеми богами, среди них не было истории лучше, чем о Хакнире Печать Смерти! Замолчав и осушив кубок с вином, Рагнар бросил пристальный взгляд на лижущее поленья в камине пламя. Проводив глазами ярко вспыхнувшую и тут же потухшую искру, он горько улыбнулся, снова вспоминая Хакнира Печать Смерти, Короля Призраков — самого лихого корсара северных морей, обретшего вечную жизнь в легендах.

Скриншоты

4 комментария

avatar
Я почти на 100 процентов уверен, что знаю, кто автор сего рассказа, и разрази меня гром, если я окажусь не прав =).

Теперь по делу. История Короля Призраков вышла хорошо, нестыковок по сюжету не нахожу, персонажи неплохие, сам Король — просто отлично, на мой взгляд именно таким он и должен быть. Впрочем, не могу сказать, что кто-то особенно вызвал симпатию. Хотя, не думаю, что автор ставил цель влюбить читателя в своих персонажей.
Немного режет глаз не самый разговорный стиль общения персонажей, словно они не говорят, а пишут сочинение. Как-то немного вычурно, но терпимо, не самый страшный огрех.
8/10, длинный рассказ, но достаточно интересный.
avatar
Неплохой по сути рассказ, динамичный, со множеством интересных, не сливающихся друг с другом персонажей, ярких сценок и живописных сражений сильно портит переизбыток пафоса. Ну не цепляет история, в центре которой картинка с постера «СУПЕРКРУТОЙПЕРСОНАЖ», окружённая бледными тенями, призванными только оттенить величие и легендарность главного героя. Кроме того смутили вставленные в повествование помощника капитана врезки от лица охотника за пиратами. Откуда Рагнар мог быть в курсе мыслей и переживаний этого типа? Раз уж повествование зажато в рамки рассказа одного персонажа, то выходить из рамок его восприятия нельзя, не разрушая композиционную логику рассказа.
Кроме того, с чисто логической точки зрения, охотник за пиратами — фигура довольно странная. Корабль против корабля никогда не снаряжали, отправляли флотилию из нескольких судов, чтобы иметь возможность задавить огненным или численным превосходством. А в условиях Тамриэля есть ещё один отличный способ — нанять специалиста Тёмного братства, который тихо уберёт цель, как только та сойдёт на берег. В общем, проникнуться крутостью героя, когда все его противники проявляют удивительную тупость, как-то не слишком получается.
Ах да, рассказ на главы не делят. Если нужна разбивка, лучше воспользоваться тремя звездочками.
Так, что-то я увлеклась огрехами. На самом деле впечатление рассказ оставил очень положительное. Во-первых, следить за сюжетными перепетиями оказалось весьма увлекательно, так что прочитала я рассказ на одном дыхании. Потом, он запоминается, оставляя в памяти много ярких картин. Это и выступление хвастунишки в таверне, и вмешательство Рагнара, и поединок с охотником, и, в конце концов, финал истории знаменитого пирата.
Все вместе это смело тянет на 4 балла из 5.
avatar
Почти во всем соглашусь с комментарием и своим отзывом просто дополню его. Честно говоря рассказ вообще не впечатлил. Во-первых какой-то отчасти былинный… Что не приветствую. Сюжета как такового я здесь особо не увидел. Рассказ получился слишком длинным, что в отличии от «Катрин» его портит. Много тут лишнего. Сюжет не вызвал абсолютно никаких эмоций и чувств. Единственно очень понравилось начало в таверне, ну и финал неплох. Все остальное было попросту сказочным и скучным. Написано довольно-таки неплохо, но местами затруднено было чтение и понимание. Атмосферы тут совсем немного, духа пиратства я тоже особо не увидел. В целом рассказ получился неплохим, но чего-то в нем не хватает… Его бы еще доделать и местами переделать и вышло бы неплохо. А так:

качество/изящность — 8/10
лаконичность — 6/10
легкость чтения и понимания — 8/10
сюжет/ — 5/10
чувства/эмоции — 4/10
атмосферность — 6/10

Общая оценка — 6.5
avatar
Что я увидел в рассказе — Хакнир… убивает, убивает, убивает, а потом сам пафосно умирает. Всё.
Мелкие ошибки, которые перечислять попросту лень. Непонятно, откуда у пирата сталгрим — вот эту историю я бы послушал. Атмосфера выдержана, но слабо. Весь держится на одном пирате, все персонажи мне кажутся шаблонными и плоскими, как и повороты сюжета. Сюжет, кстати, я пересказал выше. Это, имхо, не сюжет.
Автор владеет слогом, умеет нагнетать обстановку, но явно слишком спешил с идеей и посылкой. Удачи ему в росте.
3/5.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.