+3
Добавил: Kane
Автор(ы) Leon_Kane
Распространение Распространение на других сайтах запрещено
Редактор(ы): Leon_Kane
вставить в блог

Описание

I
– На абордаж!
Команда дружно заревела, словно стадо зубров, и ринулась через борт по приставленным доскам. Охранники встретили их доблестно, пытаясь отразить натиск кровожадных захватчиков. Ровным строем, подняв щиты, они заслонили собой волшебника, засыпавшего врагов ледяными шарами. Издали били лучники, – всего четверо – пытаясь унести как можно больше врагов в могилу.
Но поражение в любом случае было лишь вопросом времени.
Вскоре пираты пробили заслон, прорвались через строй щитов и стали кромсать, рубить, резать, колоть доблестных защитников торгового судна.
– Тагрот, Виктор, за мной! – приказал пиратский капитан.
Втроем они взяли топоры и вырубили запертую дверь капитанской каюты. Сам владелец судна стоял на дрожащих ногах с красивым мечом в руке. Собственно, это был единственный привлекательный предмет во всем облике капитана. Он был тучен, с неопрятными рыжими усами и выпученными глазами. Одежда была дорогой, но безвкусной, а выражение страха, которое он явно хотел спрятать, на морщинистом лице делало этого человека еще менее приятным на вид.
– Живым я вам не дамся! – крикнул рыжеусый.
– А я собирался тебя щадить? – криво ухмыльнулся пиратский капитан. – Убейте его, – приказал он своим воинам. – Возьмите что хотите, но меч – мой.
Владелец торгового судна взял свое оружие двумя руками, но воспользоваться им не успел – метательный нож угодил ему прямо в глаз. Грузная фигура капитана с грохотом упала на лакированные доски.
– Молодчина, Тагрот, – сказал капитан пиратов.
Орк ухмыльнулся, вытаскивая нож из глазницы.
– Что дальше, капитан? – спросил Виктор, наблюдавший за происходящим через выбитую дверь.
Главный пират оскалился в кровожадной улыбке и взял меч поверженного владельца судна.
– Дальше? Все как обычно, не в первой ведь грабим.

******

Пылающий скелет торговой галеры остался позади пиратской бригантины. Кроваво-красная «Плакальщица» резво рассекала воды Нибенейского залива, устремляясь к свободе. А на квартердеке стоял капитан корабля – Рафаэль Филида. Он был имперец, что, впрочем, в глаза вовсе не бросалось. Высокий, светловолосый, голубоглазый, худощавый, с аккуратным лицом, прямым носом и тонкими губами. Его нельзя было назвать красивым, но и отнести к уродам – тоже. На первый взгляд он был совершенно обычен, ничем не выделялся из толпы. Увидевший в первый раз этого человека запросто примет его за кого угодно: фермера, сапожника, пекаря, плотника или священника, но никак не за пирата.
А пиратом он был, и притом отменным. Он грабил от берегов острова Саммерсет – который ныне стало модно называть Алинор – до далекого Скайрима. Его «Плакальщицу» знали и боялись не только купцы, но и другие пираты, что не раз попадали под горячую руку кровожадного капитана. Он учинял разгромы в прибрежных деревнях, не раз проникал в города, похищал политиков, атаковал патрульные корабли. В общем, вел крайне активную жизнь морского волка. И ему это нравилось.
Рафаэль Филида смотрел на карту, покуривая трубку из драконьей кости. Верный старпом Виктор – холодный, апатичный на первый взгляд, расчетливый бретонец с водянистыми серыми глазами – стоял рядом, откинувшись на балюстраду.
– Славная охота вышла, – протянул Виктор. – Набили целый трюм Эльсвейрским шелком. Да и ящик скумы лишним не станет.
– Угу, – пробубнил капитан, не отрывая взгляда от карты.
– И меч тоже неплох, – продолжал монотонно перечислять помощник.
– Кстати, – Рафаэль поднял палец вверх, – зайдем в порт – найдешь мне чародея. Оружие нужно заколдовать.
Старпом кивнул, хотя Филида этого явно не видел.
– Только ты рано об этом заговорил, – ответил Виктор. – До ближайшего пиратского порта нам еще как до Массера пешком.
– А мы не в пиратский порт идем, – Рафаэль криво ухмыльнулся.
– Вот как? – удивление едва проявилось в голосе старпома.
– Мне нужно в Имперский Город, – с задором произнес капитан и поднял глаза на Виктора.

Тот лишь пожал плечами и спустился на палубу по каким-то своим делам.

******

С «Плакальщицы» сняли черные паруса и повесили грязно-белые, Бъорлам – талантливый маг-иллюзионист – сделал так, что кроваво-красные борта бригантины стали серовато-коричневыми и выглядели довольно неопрятно и потрепанно. Прямо как обычный патрульный корабль Легиона.
Империя никогда не славилась как морская держава, посему и корабли у нее были невзрачными, а Великая Война и вовсе опустила и без того плачевное состояние флота ниже плинтуса. Редко можно было встретить полуразвалившуюся ладью или галерку, не говоря уже о чем-то более крупном. А когда капитану Филиде было необходимо попасть в Имперский Город, его «Плакальщица» мгновенно оборачивалась «Кровавой Бабочкой», «Старой Кобылой», «Бессовестной Стервой» или еще кем-то.
О кровожадном Рафаэле Филиде ходило множество слухов и рассказов, его разбои и погромы знал почти каждый моряк. Они запросто могли описать жуткие места резни и потопленные суда с обезглавленной командой. А вот описать самого капитана не мог никто, как и кого-либо из его команды. Команда «Плакальщицы» попросту не оставляла пленников.
Конечно, сам корабль узнать могли многие, ведь не раз патрульные Хаммерфелла или Морровинда пытались догнать шуструю бригантину, но кто узнает легендарную «Плакальщицу» в этой жалкой посудине?
Рафаэль все это прекрасно знал и бессовестно этим пользовался. Порой он обряжал свой корабль торговым судном, порой – патрульным, а порой и вовсе приходил в порт на шлюпке и вопил еще с воды, что чудом ушел от кровожадного капитана Филиды. В первый раз после такого трюка он чуть не надорвал живот от смеха, когда три галеры Легиона пошли куда-то в сторону Бравила чтобы перехватить «Плакальщицу».
«Торопливая», хлопая грязными парусами, пришвартовалась. Филида, обряженный в поношенный доспех офицера Легиона, подождал, когда придет проверяющий Марк, и дал ему монетку за молчание. Разве нужно, чтобы кто-нибудь узнал, откуда вдруг появился некий капитан Филида или, как он в данный момент себя называл, Аквилла? Осторожность лишней не будет.
Боцман Тагрот, – орк с яркими голубыми глазами и веселым оскалом, тонущим в рыжей бороде – с самым серьезным видом проверявший личный состав, выкрикивал абсолютно абсурдные имена вроде «Гадус Скумоний», и пираты поочередно с не менее серьезным видом выкрикивали «Я!». Этот цирк наскучил Филиде еще во второй раз пребывания в Имперском Городе, поэтому, не желая терять время, он подозвал старпома и отдал ему сверток с мечом, мешочек монет, черный камень душ и записку.
– Тут адрес и нужные чары, – объяснил капитан. – Этого чародея я знаю, задавать вопросов он не будет. Точнее, задаст только один – насколько срочна работа. Отвечай «очень срочна!», иначе этот старый козел месяц будет возиться.
– Когда мне за ним нужно будет вернуться? – монотонно спросил Виктор. Он привык, что, невзирая на должность старшего помощника, капитан гоняет его по всяким не слишком-то важным поручениям. Впрочем, Филида объяснял это высокой степенью доверия, что отнюдь не мешало Тагроту посмеиваться над старшим по званию.
– Дня два, не больше, – ответил Филида. – Дольше мы не задержимся. Этот шарлатан справился бы гораздо быстрее, если бы меньше пил, но, что поделаешь, – он – настоящий мастер своего дела. Иди.
Виктор безмолвно двинулся к выходу из порта.
– Выгребнус Ямус! – выкрикнул боцман.
– Я! – ответил здоровенный каджит, на котором кожаный доспех Легиона смотрелся, как на корове седло.
– Вся команда в сборе, капитан Аквилла! – отрапортовал Тагрот. – Какие будут приказания?
– Отдыхайте! – ответил Рафаэль. – Через два дня в два часа пополудни общий сбор на этом самом месте.
– Есть! Матросы, вольно! Разойтись!
И «легионеры» с каменными физиономиями пошли в разные стороны. Благо, было куда пойти.
Имперский Город – жемчужина не только Сиродила, но и всего Тамриэля. Построенный еще древними айлейдами белокаменный город, окруженный неприступной стеной, был чист и громаден. По мощеным улицам можно было бродить часами под неусыпным взором огромных каменных изваяний императоров, императриц, деятелей искусства и науки, великих полководцев и героев, за плечами которых не один подвиг.
Сотни магазинов, ремесленных и торговых лавок, мастерских. Здесь были чеканщики по металлу, несравненные кузнецы со всего Тамриэля, ювелиры, украшения от которых носили все графы и графини Сиродила, портные, огранщики, парфюмеры, каменщики, плотники, сапожники…
Искусство здесь также процветало: художники, поэты, писатели, актеры, артисты самых различных жанров. Каждый день давались представления в театрах и амфитеатрах. В Дендрарии всегда можно было послушать пение начинающих певцов из Академии, увидеть работы мастеров кисти, за умеренную плату заказать свой портрет и не будет того, кого не поразит получившаяся картина.
Философы, математики, историки, астрономы, алхимики, теоретики, практики, приверженцы радикальных путей познания и терпеливого, тщательного изучения сущего – ученым не было конца. Они каждый день раздвигали рамки невозможного, вклинивая в действительность, переполненную слухами и мистическими неточностями, прямые доказательства явлений, ранее считавшихся влиянием богов. Здесь же был и Имперский Планетарий, известный во всей Империи.
Имперский Город был похож на белую мечту, где не было несчастных, обездоленных, где не было ни горя, ни смерти. В нем все заботы внешнего мира казались столь неестественными, что про них легко можно было забыть. Не было того, чего нельзя найти в Имперском Городе. Оплот культуры и цивилизации, цитадель познания и гармонии, величайшая, непреступная крепость, в которой защиту может найти абсолютно каждый.
Так было.
Великая Война преобразила этот город до неузнаваемости. Чистые белые улицы запачкались грязью, гарью и кровью. Прекрасные сады в Дендрарии сгорели, памятники были разрушены. Большинство ремесленников было убито, магазины – уничтожены. Город наполовину превратился руины, в которых до сих пор витал смрад смерти, и веяло отчаяньем. В таких районах нашли себе прибежище все нищие и обездоленные, контрабандисты, торговцы лунным сахаром и скумой, воры, убийцы, черные маги.
А порт – некогда великолепный и строгий – превратился в то, что каждый может представить себе под словом «балаган». Причалы, за которыми следит лишь один вечно пьяный плотник, прогнили насквозь, грузчики были настолько истощены, что могли умереть в каждую секунду. Стражники, наблюдавшие за портом, погрязли в коррупции, принимая деньги от любого пирата, разбойника или контрабандиста. Бордели и притоны вытеснили постоялые дворы и приличные лавки. Грязный, провонявший рыбой, кровью, мочой и кое-чем похуже, порт стал прибежищем всей швали Имперского Города. И Рафаэль был здесь как дома.
Капитан «Плакальщицы» спустился по деревянной лестнице, провонявшей плесенью, на нижний ярус, прошел под каменной аркой моста и направился в темный, укрытый тенью стен, участок порта, где раньше располагались складские помещения. Хлюпая по мокрому булыжнику, Рафаэль Филида прошел мимо босмерки довольно утомленного вида, одетую в потраченное молью платье с уж очень глубоким декольте.
– Желаешь развлечься, красавчик? – проскрипела она.
Капитан лишь ухмыльнулся от такой перспективы, но не ответил и направился дальше.
Филида вышел из-под моста и оказался на складской площади, накрытой громадной тенью от портовой стены. Вот тут-то и кипела жизнь. Она струилась из переулков, вырывалась из окон громким смехом, подкрадывалась сзади кротким шепотом, свистела и ревела, звенела и грохотала – ее Величество Жизнь была здесь царицей. Отовсюду звучала музыка, – хорошая и абсолютно ужасная – люди сновали туда-сюда в поисках новых развлечений и новых страстей. Нищие и богатые, солдаты и крестьяне, мужья и жены, моряки, пираты, торговцы, преступники – все здесь были наравне, каждый был незваным, но желанным гостем на празднике Жизни. Кровь и золото здесь правили балом, в разгар которого попадет каждый, кто рискнет придти.
Рафаэль слегка улыбнулся и двинулся по проторенной дороге. Одина переулок, поворот направо, перейти на другую сторону площади, снова переулок, поворот налево – несложный путь занял примерно минут пять. Знакомый притон возник бурым фасадом в тени площади. У входа как всегда стояло двое вышибал с дубинками и кинжалами. Филиду пропустили без вопросов – он был здесь своим.
Стоило переступить порог, как в нос ударил сладковатый дурман, перед глазами возникла прозрачная, но зримая пелена, застилающая мирские заботы и проблемы внешнего мира. Скума. Проклятая благословенная скума, от которой столько проблем и столько счастья для тех, кому не жаль стать рабом ее иллюзий. В холле было не меньше полутора десятка людей и меров, развалившихся на полу, дряхлой мебели и привалившихся к стенам. Кто-то издавал едва слышимый стон, кто-то смеялся, кто-то тупо смотрел перед собой пустыми глазами, а кто-то забылся в блаженном сне. Все это было очень хорошо знакомо капитану.
Рафаэль поднялся на второй этаж, где расположился бордель. За закрытыми дверями прятались тайны богачей, готовых разболтать все тем, кто будет с ними лишь короткое время, но за большие деньги. Удивительна была людская глупость: они отдавали свои секреты продажным женщинам и мужчинам, которых может купить абсолютно каждый.
В воздухе висел перламутровый дым благовоний, в нос ударял аромат ирисов, сирени и гиацинтов. В длинном душном коридоре было множество дверей, откуда сочились эти запахи, но Филиде была нужна лишь одна – последняя, за которой пахло лишь чернилами и новым пергаментом.
Пройдя через длинный коридор, капитан без стука вошел через толстую дверь в кабинет владельца заведения. Контраст помещения бросался в глаза: вычищенные лакированные доски покрывали пол, мебель была дорогой и красивой, никаких лишних украшений, ничего вульгарного или вычурного, словно хозяин комнаты бросал вызов всему остальному заведению.
Сам владелец сидел за столом ровно в центре кабинета и с невозмутимым видом читал пергамент. Это был альтмер по имени Налариэн. Что описывать выходца с острова Саммерсет? Он был очень высок, обладал обычным эльфийским лицом – не слишком красивым, но выразительным. Золотистая кожа, такие же глаза. Но в отличие от большинства своих сородичей он не носил длинных волос. Точнее, у него их вообще не было: голова Налариэна всегда была выбрита начисто.
Некогда юстициар Альдмерского доминиона, после Великой Войны он променял службу стране на мирное состояние владельца притона. Ну и торговца информацией вприкуску.
Филида молча прошел в центр кабинета и завалился в кресло напротив альтмера.
– Здорово, Нал, – сказал капитан с легкой ухмылкой.
– Добрый день, Рафаэль, – невозмутимо ответил эльф и положил свой пергамент на лакированную столешницу. – Ты по делу?
– Нет, просто поболтать зашел, – ответил Филида и положил ноги на стол. – Как идут дела?
– Не бедствуем, – кивнул эльф и достал из шкафчика два бокала и бутылку сиродильского бренди. Разлив напиток, Налариэн покосился на грязные ботинки капитана, но промолчал. – Планирую расширяться.
– В пределах города?
– Нет, хочу открыть заведение в Бравиле. Клиентов там будет довольно много.
– Довольно много? – хохотнул Рафаэль. – От них там отбоя не будет! Только, насколько я знаю, там уже есть два – если не три – притона, как планируешь бороться с конкуренцией?
– Не думаю, что мне нужно объяснять тебе, как обычно борются с конкуренцией альтмеры, – спокойно ответил эльф и пригубил бренди.
– Давно не брался за оружие? – ухмыльнулся капитан.
Налариэн глянул на стеклянную булаву на стене и слегка улыбнулся.
– Имеешь другие вопросы?
– Естественно. Слыхал о нападениях на пиратские суда в Море Призраков?
Эльф скрестил руки на груди и посмотрел на Рафаэля выжидающим взглядом. Капитан вздохнул и нехотя снял с пояса звенящий мешочек. Выудив оттуда несколько монет по сто септимов, он положил их на стол перед эльфом. Тот молча покачал головой.
– Мало? Да ты рехнулся! Я и так прекрасно знаю, что несколько пиратских кораблей потонули где-то возле Винтерхолда!
– Тогда зачем ты обратился ко мне?
– Мне нужны подробности, – нахмурился Рафаэль. – Кто-то бьет нашу братию, а его еще никто не видел, что меня немало беспокоит… Кстати, ты обещал мне скидку!
– Я считаю с учетом этой скидки, – эльф пристукнул по столу тонкими пальцами.
– Неужто такая важная информация? – Рафаэль ждал ответа, но Налариэн молчал. – Ясно, ну держи.
Пират вынул из мешочка еще несколько монет.
Эльф сгреб их со стола и сунул в ящик.
– Всего было уничтожено пять кораблей: «Зарница», «Каменный Септим», «Злорадствующий Скамп», «Виселица» и «Белый»… – перечислил торговец информацией.
– «Белый»? – удивился Филида. – Фрегат Лорда Сабасси? У этого аргонианина было человек двести команды, кто ж его потопил?
– Вот это главный вопрос, – эльф нахмурился. – На месте нашли только обломки, словно корабль порвали на части. Останки частично были покрыты какой-то слизью, – очень ядовитой, я потерял двух информаторов из-за нее – весь такелаж и все паруса были уничтожены, даже следов от них не осталось. Но – самое главное – не было найдено ни одного тела.
– Ну, тут уж нет ничего особенного, – пожал плечами Филида. – Морские хищники быстро работают. На глубине наверняка есть кости.
– В том-то и дело: никаких костей, обрывков одежды, оружия – ничего. Мои люди осмотрели все вдоль и поперек в десятке миль вокруг, но ничего не нашли, словно команд на кораблях не было вовсе. Абсолютно никаких следов.
– И никаких выживших? – помрачневшим голосом спросил капитан.
Налариэн кивнул.
– Дерьмовенько, – подытожил Рафаэль. – Ладно, спасибо за информацию. Если что-то еще узнаешь – пришли весточку.
– Непременно.
Филида встал и направился к выходу.
– Рафаэль, – остановил его эльф.
Капитан развернулся.
– Береги «Плакальщицу». И себя, если получится.
Пират хмыкнул.
– Бывай, Нал.

******

Виктор считал что-то с помощью счетов и делал записи на листке пергамента, Тагрот метал свои ножи в мишень на стене. Филида, сбросив наконец дурацкий прикид, с удовольствием развалился в деревянной ванне с кипятком, а две служанки старательно чистили его большими щетками. Они сняли комнату в захолустном постоялом дворе и просто расслаблялись на свой лад.
– Ах, задница моей бабушки! – ругнулся орк и оторвал лоскут от форменной юбки.
– Что у тебя там? – спросил старпом, не отрывая сосредоточенного взгляда от своих расчетов.
– Нож выскользнул, – буркнул боцман, заматывая ладонь красной тканью. – Капитан, мы долго еще будем здесь торчать? Я скоро завяну со скуки!
– Виктор, полей наш цветок, – лениво отозвался Филида из бочки. – Или удобри, негоже, чтоб он завял.
Тагрот хрюкнул и запустил очередной нож в мишень.
– Ха! Прямо в яблочко!
Орк выдернул ножи из мишени и стал жонглировать ими.
– Тебе мало одного пореза? – спросил Виктор, застыв с пером в руке.
– А что? Шрамы украшают мужчин! Да, девчата? – орк хищно глянул на служанок. – Эй, капитан, как вылезешь, отдашь их мне? Мне тоже нужно… вымыться.
– В морской воде вымоешься, – отрезал Рафаэль, глядя в испуганные глаза одной из служанок. – Девок не трогаем, нам не нужен лишний шум.
– О да, шум будет…
– Тагрот! – рявкнул Филида, глядя на орка.
– Понял, – буркнул боцман.
Он глянул на Виктора.
– Ээээх! – рыкнул орк и швырнул нож в пергамент старпома.
Расчеты вылетели из рук Виктора, и нож пригвоздил их к стене комнаты. Старпом с выражением неприкрытой жажды убийства на лице выхватил саблю и кинулся на хохочущего боцмана. Их клинки зазвенели, а Филида с невозмутимым видом напевал себе под нос старую мелодию.
– Ты… меня… уже… достал… – приговаривал с каждым ударом старший помощник.
Тагрот лишь хохотал и отбивал атаки своей саблей.
– Милка, подай-ка мне сапог, – обратился капитан к одной из служанок.
Та выполнила просьбу, и Рафаэль повернулся к дерущимся офицерам.
– Кончайте придуриваться! – прикрикнул капитан и зашвырнул свой сапог в них.
Первым опомнился Виктор. Он выпрямился и спрятал саблю в ножны, но сапог тут же угодил ему прямо в висок. Боцман захохотал с новой силой, и старпом уже было взялся за рукоять сабли, но Рафаэль остановил их новым криком.
– Устроили тут балаган, – буркнул про себя Филида. – Можете идти, вашими стараниями я скоро засияю.
Служанки молча поклонились и быстрыми шажками убрались из комнаты.
Капитан вылез из бочки, и вода стала стекать на грязный дощатый пол. Он потянулся и зевнул, словно только что проснулся, а потом подошел к окну и скрестил руки на груди. Нагота его совсем не заботила.
– Завтра мы выходим в плаванье, Виктор, ты все просчитал?
– Почти, – старпом недовольно покосился на орка.
– И?
– Могу с полной уверенностью сказать, что золотой груз будет нам как раз по пути.
– О чем это вы? – спросил Тагрот, почесывая затылок.
– Альдмерский доминион высылает корабли с острова Саммерсет в Хаммерфелл, – начал объяснять капитан, поглядывая из окна на проходящих горожан. – Он надеется купить то, что не смог завоевать. На борту кораблей будет пятьсот тысяч золотых септимов.
Орк протяжно свистнул.
– Да за такие деньги можно целый флот купить! – хищно воскликнул боцман. – Проклятье, и где вы это узнали? Почему молчали все это время?!
Филида подмигнул молодой девушке, заметившей его. Та раскраснелась и заторопилась по внезапно появившимся делам.
– Проблема только в том, что в одиночку мы вряд ли возьмем этот груз, – разбил грезы орка Виктор. – Деньги везти будут пять громадных военных галеона, у каждого – не меньше трех сотен матросов на борту, не говоря о баллистах и катапультах. Пытаться взять их на абордаж будет самоубийством, топить – тем более.
Тагрот заметно сник.
– Тогда зачем, скамп меня покусай, вы все это затеяли?
Рафаэль хищно оскалился.
– Дело в том, что я чисто случайно проболтался о золотом грузе в одной таверне.
– Абсолютно случайно, – кивнул Виктор.
– И что это на меня нашло? Сам не знаю…
– И, я так понимаю, ты умолчал о том, что именно там будут за корабли? – хмыкнул орк.
– Почему же? Я честно признался, что там будут два пузатых торговых судна. И их будет сопровождать одна галера.
Тагрот подошел к окну.
– Я знаю, что они уже поделили между собой добычу, – продолжал Рафаэль. – Там было не меньше семи знакомых капитанов. Наверняка будет больше.
– Все это хорошо, но я вижу целую кучу проблем, – встрял Виктор. – Насколько я знаю, ты не собираешься присоединяться к этой группировке, Рафаэль?
– Нет, конечно.
Двое мальчишек показывали пальцами в окно. Капитан не обращал на них внимания.
– Сколько бы там не собралось пиратских кораблей, при виде альтмерских кораблей они поспешат унести свои задницы оттуда, где горячо. Но я заставлю их столкнуться лоб в лоб: Бъорлам сделает так, что они не увидят друг друга, а когда спадет морок – будет поздно. Бой начнется непременно, и доминионцы наверняка его выиграют, но они ослабнут, и, вполне возможно, один из кораблей получит повреждения. А что один подбитый галеон для «Плакальщицы»? Пусть мы не возьмем все пятьсот тысяч, но даже сто тысяч – громадная сумма.
– Да, дыр в плане многовато, – вздохнул Тагрот.
– Но попробовать стоит, – ответил капитан.
– Рафаэль, – позвал старпом.
– Что?
– Ты, вроде бы, не хотел привлекать внимание?
Виктор показал пальцем на людей, глазеющих на Филиду. Их было не меньше десятка.
– Они что, голого мужика никогда не видел? – поморщился капитан. – Ладно, хватит тут торчать, я и сам от скуки скоро взвою.

******

Еще одно представление, новая перекличка – правда, имена уже были совсем другими – была в разгаре, когда Виктор принес капитану зачарованный меч. Даже через сверток было слышно, что он немного гудел.
– Слушай, ты отдал за эти чары целое состояние, – нахмурился старпом. – Мы могли бы купить небольшой корабль за эти деньги.
– Это были мои личные деньги, или ты забыл, что мы – пираты, и у каждого – своя добыча? – Филида грозно сверкнул глазами. – Старый козел дерет дорого, но дело он свое знает. Поверь, когда ты увидишь этот меч в действии, ты все поймешь.
Старший помощник скорчил недовольную гримасу, но смолчал.
После переклички матросы в последний раз проверили такелаж и рангоут, загрузили последние припасы в трюм, подняли грязные паруса и поднялись на борт «Торопливой». Закончив последние приготовления, корабль отдал швартовые и двинулся из акватории Имперского порта навстречу наживе.
Капитан скинул с себя грязные доспехи Легиона и с удовольствием облачился в свой обычный наряд. Положив меч на столе, он размотал его и взял одной рукой. Клинок был довольно толстым – где-то три пальца шириной – и длинным рукоять была сделана так, что оружие можно было держать двумя руками. Но это было не нужно: то ли под действием чар, то ли от мастерства кузнеца, сотворившего этот шедевр, меч был легок, и им запросто можно было управляться одной рукой. Сделав несколько взмахов, капитан довольно ухмыльнулся и задвинул клинок в ножны, заранее повешенные на пояс.
Капитан вышел из каюты и поднялся на верхнюю палубу. Очертания Имперского Города стали понемногу расплываться, патрульные корабли и вовсе исчезли из виду.
– Бъорлам! – позвал Филида.
Молодой норд бросил игру в кости и быстрыми прыжками оказался перед Рафаэлем.
– Да, капитан?
– Верни моей красавице ее истинное лицо.
Норд улыбнулся и поднял руки вверх. Из его ладоней забил зеленый свет, и змеистые лучи ее величества Иллюзии поползли по кораблю, словно щупальца громадного кальмара. Грязный серый цвет медленно сползал с бортов «Торопливой», словно жидкая грязь. Паруса все больше темнели, наполняясь бархатом безлунной ночи. Медная фигурка женщины, державшейся руками за лицо, на носу корабля появилась призраком из-под покрова невидимости. И, наконец, прибитые железные буквы исказились, замерцали, загорелись, словно вот-вот расплавятся, и на корме возникло истинное название корабля – «Плакальщица».
Бёрлам тяжело дышал, но был явно доволен собой.
– Какой талант, – покачал головой капитан. – Почему не пошел в Синод или куда-нибудь еще?
– А кто бы тогда прятал ваш корабль?
Филида посмеялся и потрепал юношу по голове.
– Иди, развлекайся.
Бъорлам улыбнулся и неровной походкой вернулся к бочке, на которой до этого играл в кости с двумя пиратами.
Капитан прошел вдоль фальшборта и провел по нему рукой с влюбленной улыбкой.
– Виктор, ты скорректировал курс? – крикнул Филида, глядя в речную воду.
– Да, капитан! Скоро выйдем в открытое море!
– Отлично, – кивнул Рафаэль. – Веселье ждет.
II
Выйдя из Топальской бухты, «Плакальщица» быстро набрала ход, раздувая черные паруса, и направилась на запад, между Саммерсетом и Хаммерфеллом. Ветер был попутный, бригантина мчалась резво, все больше отдаляясь от берегов Сиродила и Эльсвейра.
Абессинское море было на удивление спокойным, небо – чистым, лишь на горизонте виднелись тяжелые серые облака, предвещающие бурю. Солнце пекло в обнаженные спины пиратов, било в кроваво-красные борта корабля. Лишь прохладный морской ветер смягчал нещадную жару.
Штурман Ра’Хсарари – он же «Выгребнус Ямус», детина-каджит тигриной расцветки – сначала мычал себе под нос, а потом запел во весь голос свою любимую песню:

За морями безбрежными
Ты меня ждешь,
В городах безмятежных
Меня бережешь

Молитвой своею
Богам вдалеке,
Не зная доселе
О смертном клинке.

Молись ты, голубка,
Помни того,
Кто смерть за подругу
Считал до сих пор,

Смеялся над нею,
Дарил ее всем,
Но вот невезенье:
Спастись не сумел.

Он грабил и жег,
Убивал и пытал,
И с легкостью мог
Переплыть океан,

Но кончилось время
Пирата того,
Что ждешь ты скорее
Домой одного.

Прости ты, голубка,
Не свидеться нам:
В гостях у подруги
Надолго застрял

Найди себе парня,
Что будет любить,
А старого пирата
Попробуй забыть.

Песню тут же подхватила остальная команда, и плаванье пошло еще веселее.
Виктор, само собой, общего веселья не разделял, слишком задумываясь над текстом этого произведения. Он с хмурым лицом глядел на серую полоску туч вдалеке и немного шевелил губами – так он делал всегда, когда что-то считал в уме.
Капитан, заметив задумчивость старпома, подошел к нему.
– Что такое? – спросил Филида.
– Мы угодим в грозу, – ответил старший помощник. – Если бы мы шли напрямик, как пойдут остальные, то избежали бы шторма.
– Если мы пойдем напрямик, то доминионцы потопят нас первыми, – покачал головой Рфаэль. – «Плакальщица» быстрая, но далеко не самая большая и прочная. Мы должны обойти место встречи кораблей, чтобы вовремя навести морок.
– Я это все прекрасно знаю, – кивнул Виктор. – И я согласен, но ты забыл посвятить природу в свои планы. Мы угодим в шторм, как пить дать.
Филида посмотрел на безоблачное небо, а затем вдаль, на далекие тучи.
– Посмотрим. Может, нам еще повезет.

******

Не повезло.
Ближе к вечеру голубое небо затянуло серой дымкой, к ночи были слышны раскаты грома, а после начался дождь. Ну а наутро…
– Рифы! Рифы брать, Дагон вас загрызи! – орал Тагрот. – Держи фал!
Очередная волна накрыла бригантину, повалив часть команды. Паруса с горем пополам смогли убрать, но они явно были повреждены. Чудовищный грохот в небе закладывал уши, море бушевало так, словно оно люто ненавидело «Плакальщицу» и всю ее команду. Корабль взметало вверх на гребнях штормовых волн, корпус скрипел, обе мачты трещали. Такого шторма капитан Филида за свою жизнь еще не видел.
– Держи штурвал! – заорал он Ра’Хсарари и тут же получил ледяной душ от набежавшего вала. – Разверни корабль!
– Пытаюсь! – кричал в ответ штурман. – Он меня не слушается!
– Плохо дело, капитан! – проорал в ухо Виктор. – Мы не сдюжим с этой бурей!
– Сдюжим! Сдохнем, но сдюжим! Или я не…
Он умолк при виде поднимающейся стены воды.
– Девятый вал, – почти шепотом произнес старпом, но, казалось, услышала его вся команда, такой страх появился на лицах пиратов.
Секунду Филида смотрел на ужасающее зрелище, а затем опомнился:
– Что встали?! Держитесь за что-нибудь, что точно не оторвется! Быстрее! Если кого-то выкинет за борт, я за ним возвращаться не буду!
Пираты тут же стали хвататься за борта, привязывать себя к мачте такелажем, уходить на нижние палубы или вовсе в трюм. Сам капитан схватился обеими руками за штурвал.
– Рафаэль, ты рехнулся! – рявкнул Тагрот, обвязывая вокруг пояса веревку. – Тебя снесет!
– Если эта волна убьет мой корабль, то только вместе со мной! – заорал Филида и захохотал. – Что, страшно, ребята?! Не бойтесь, мы и не в такой заднице бывали! Деееержиииись!
Волна с драконьим ревом набросилась на плакальщицу. Удар был просто сокрушителен, корабль снесло на несколько десятков метров в сторону. Вал оторвал кусок грот-мачты, вышвырнул кого-то за борт, медная женщина, видимо, также исчезла. Корпус трещал так, точно готов был вот-вот разорваться. Волна пропустила корабль через себя и забросила его на гребень, развернув по диагонали.
Но этим дело не закончилось. После нескольких мучительных секунд, чудовищная волна медленно, плавно, словно змея, стала переворачивать корабль. «Плакальщица» накренилась на бок, и Филида повис на штурвале. Глянув вниз, он проклял все на свете: бригантина повисла над морем в нескольких десятках метров. Моля всех богов и даэдра, он онемевшими пальцами держался за скользкие ручки штурвала, не слыша даже душераздирающих воплей команды. Кто-то недостаточно сильный или находчивый летел за борт, пытаясь поймать руками воздух. Чья-то окровавленная голова пролетела мимо капитана, кто-то звал на помощь…
Вал все также медленно стал стихать, спадать, оседать, опуская «Плакальщицу» все ниже. Но напоследок жуткая волна решила подкинуть свинью: корабль тряхнуло так, что еще несколько пиратов посыпались за борт. А Филида отпустил штурвал.
Капитан слышал, что кто-то зовет его, но он не думал об этом. Все его мысли были сосредоточены в одном стремлении – выжить. Все его движения приняли какую-то неестественную точность, словно он следовал заранее подготовленному плану. Одним резким рывком он выдернул меч из ножен, и тот радостно засверкал оранжевым маревом, словно раскаленный метал. Повернув оружие вниз лезвием, Филида взял рукоять двумя руками и с размаху вогнал клинок в удаляющуюся палубу. Доски разошлись перед лезвием, словно масло, а затем застыли, будто меч и корабль стали одним целым. Суставы капитана хрустнули, дикая боль и быстрое онемение нарастали, но Рафаэлю было плевать на это – он спасся.
Через десяток страшных секунд «Плакальщица» вернулась в нормальное положение, и теперь все остальные волны, бьющие в многострадальные борта бригантины, казались просто ничтожными. Впрочем, с каждым разом они становились все слабее. Буря начала стихать.
Оставшаяся команда освободилась от веревок, выбралась из своих укрытий и снова взялась за работу. Ра’Хсарари встал за штурвал и кое-как выровнял корабль, Тагрот охрипшим голосом отдавал приказы. А Филида так и держался омертвевшими руками за рукоять чудесного меча. Лежа на промокшей насквозь палубе, он все смотрел в зеркальное лезвие, покрытое изящным узором у основания, и думал, думал, думал…
– Капитан!
Филида нехотя поднял голову. На него смотрел старпом.
– Рафаэль, ты жив?
– Жив ли я? – абсолютно спокойным голосом спросил Филида. – Да я живее всех живых.
Подтверждая сказанное, он встал и выдернул меч из досок.
– Буря стихает, – сказал Виктор, поглядывая в море.
– Стихает, – согласился капитан. – Сколько команды у нас осталось?
– Человек сорок, – поморщился Виктор. – Корабль в ужасном состоянии, фок-мачту оторвало напрочь, паруса мы спасли, но им нужен ремонт, несколько с рей грот-мачты снесло…
– Короче, хана рангоуту, – кивнул Филида и задвинул меч в ножны.
Внезапно бригантина резко вздрогнула и замерла.
– Банка! – рявкнул Тагрот откуда-то с носа и после недолгой паузы выдал невероятно витиеватое ругательство. – Штурман, твою за ногу, ты какого хрена нас посадил?! Ты острова не видел что ли?!
– Если ты такой умный, в следующий раз сам за штурвал встанешь! – рыкнул в ответ Ра’Хсарари. – Ты думаешь, я вижу, где мель в такой воде?!
– Остров! Остров-то ты видел! – орал боцман. – Или у него берегов нет?!
Перепалка грозила перерасти в драку, поэтому вмешался капитан:
– Заткнулись оба! – рявкнул он и подошел к борту.
Положив руки на планшир, Филида глянул на остров, выползающий перед ним из сумрака раннего утра.
– Где мы? – спросил Рафаэль у подошедшего Виктора.
Тот не ответил.
******
– Итак, нас снесло на пять миль к северу и три мили к востоку, – сказал Виктор, глядя на карту. – Этот остров я знаю, когда-то он звался Хребетным – из-за формы – и тут было логово капитана Баргака.
– Пока мы его не грохнули, – кивнул Филида. – Помню. В любом случае, дело – дрянь. Вылезти с мели – не проблема, а вот наверстать потерянное время – это да. Шторм забрал у нас часа три, не меньше. Помимо этого сожрал нашу мачту, кое-кого из команды и еще по мелочи…
– И не подавился, – вставил Ра’Хсарари.
– … нам повезет, если мы найдем на острове какие-нибудь запасы Баргака, но рассчитывать на это не стоит. Наш плотник уже ставит новую грот-мачту…
– А что с фок-мачтой? – спросил Тагрот. – Тот огрызок, который остался от прошлой грот-мачты, вряд ли будет хорошей заменой.
– Не будет. Мы пойдем на одной мачте.
Офицеры притихли.
– Ползти будем не быстрее черепахи, – вздохнул штурман.
– Время играет против нас, – кивнул Филида, – так что будем поторапливаться. Часть команды сойдет на берег, поищет припасы и рангоут. Остальные займутся съемом корабля с мели. Вопросы есть? Замечательно, тогда приступим.

******

– Слушай, Рафаэль, ты всерьез думаешь, что у нас что-то получится из всего этого? – спросил Виктор, наблюдая, как пираты крутят лебедку.
– А почему бы нет? Мы уже грабили доминионские галеоны.
– Грабили, – согласился старпом. – Одиночек. И то только за счет скорости и хитрости. Здесь у нас не будет этого преимущества. Твой план с самого начала был схож с самоубийством, а теперь…
– Тогда почему ты на него согласился? – спросил Филида и посмотрел на Виктора в упор. – Ты мог отказаться, мог бы просто уйти. Я никому ничего не приказывал, никого не заставлял. Вы все пошли на это сами. А что теперь? Подмочив хвост, решил слинять?
– Никто ничего не решил, – вздохнул Виктор. – Я согласился на этот план потому, что доверяю тебе, Рафаэль. Мы были вместе с самого начала, ты, я, Тагрот, мы втроем выделывали такое, во что поверить-то трудно. Но сейчас… С одной мачтой, с половиной команды, с поврежденным кораблем… Думаешь, у нас есть хоть один шанс?
Рафаэль помолчал.
– Я считаю, игра стоит свеч, – ответил он и погладил рукоять меча. – Ты представляешь, что мы можем купить на сто тысяч? Поместье где-нибудь в Скинграде, какой-нибудь бордельчик и еще на несколько лет безбедного существования останется! Или можем купить еще один корабль, фрегат! Наберем команды человек в триста, и ни одна шавка не встанет у нас на пути!
– Если выживем.
Они замолчали.
Корабль дернулся, медленно съехал в сторону.
– Поднатужились! Давай, ребята, еще немного! – командовал бородатый данмер.
Пираты снова налегли на лебедку, костеря и командовавшего, и штурмана, и прошедший шторм.
– Мы опаздываем, – вновь подал голос Виктор. – У нас была фора в день, но мы уже ее растеряли. Пираты и доминионцы наверняка скоро встретятся.
– У нас есть еще где-то половина дня, – прикинул Рафаэль, прищурившись. – Если быстро управимся, то успеем до начала веселья.
– Хочется верить.
Филида оглядел отмель.
– Гляди-ка! – обрадовался капитан. – А барышня-то нашлась! Эй, там, на лебедке! Наша медная красотка нашлась! Вон она, под правым бортом! Поднять и присобачить на место!
– Есть, капитан! – отозвался данмер и тут же отдал распоряжение нескольким матросам, отдыхающим возле поваленной грот-мачты. Те, поворчав, пошли исполнять.
Корабль вновь дернулся и немного съехал в сторону. Какой-то пират не удержался на ногах и рухнул, стукнувшись лбом о запасную мачту. Остальные не замедлили любезно заржать.
– Не волнуйся, может, мы еще найдем запасы Баргака, – сказал Рафаэль. – С двумя мачтами жить нам станет немного легче.
У левого борта пятеро пиратов латали черный косой парус. Громко перешучиваясь, они осматривали хлопковое полотно на наличие повреждений.
– Они не боятся, – покачал головой Виктор. – От непонимания или от самоуверенности, но они совсем не думают о том, что у нас мало шансов.
– Знаешь, по-моему, об этом думаешь только ты, – вздохнул капитан. – Они просто верят в своего предводителя.
– И я в тебя верю. Но это не мешает оценивать ситуацию трезво.
Вскоре вернулся поисковый отряд во главе с Тагротом. Уже издалека было видно, что они не нашли ровным счетом ничего.
– Одно только радует, – усмехнулся старпом. – Мы – не дураки.
– Что это ты имеешь в виду?
– Дуракам везет…

******

Изрядно потрепанная «Плакальщица» не без труда покинула берега Хребетного острова и пошла по прежнему курсу. Было пасмурно и достаточно сыро, то и дело срывался мелкий дождь. А вскоре набежал туман, и с каждым часом он становился все гуще.
– У скампа в жопе и то больше видно, – пробурчал Тагрот. – Капитан, мы так с курса можем сбиться!
– Не собьемся, – твердо ответил Филида. – Нам теперь идти только в одном направлении, шторма не намечается, поэтому вряд ли нас далеко отнесет. Внимательно слушайте, ловите любые звуки.
– А если услышим битву? – спросил штурман.
– Сразу в сторону. Ввязываться в битву нам совсем ни к чему. Но это – крайний случай, мы еще вполне можем успеть.
– При таком тумане морок может не понадобиться, – сказал Виктор, хмуря брови. – Как бы самим не налететь на доминионцев.
– Может, стоит замаскировать корабль? – спросил Бъорлам.
– Нет, – покачал головой Рафаэль. – Экономь силы. К тому же, если налетим на талморцев, маскировка все равно нас не спасет.
Прошло не меньше часа, а никаких звуков слышно не было. Если бы не туман, который расплывался перед кораблем, можно было бы подумать, что бригантина застыла на месте. Впрочем, из-за низкой скорости она недалеко ушла от такого состояния.
– Кто-нибудь что-нибудь видит? – спросил Рафаэль у команды. Кто-то крикнул «нет». – Проклятье, мы уже должны были кого-нибудь засечь. Бъорлам, можешь что-нибудь сделать?
Тот покачал головой и, сощурившись, стал всматриваться в даль, покрытую сероватой дымкой.
Еще примерно через час туман стал понемногу рассеиваться, и стало видно окрестные воды. И только. Ни пиратов, ни доминионцев видно не было. Капитан насторожился.
– Проверь, не сбились ли мы с курса, – обратился Филида к Виктору.
– Не думаю.
Рафаэль проследил за взглядом старпома. Доказательство того, что «Плакальщица» шла в правильном направлении, было более чем красноречивым: разваленный, разорванный пополам корабль. Судя по всему, некогда это был бриг. Паруса и такелаж отсутствовали, как и вся команда. Корабль медленно погружался под воду, но потонул он явно недавно.
– Дагона мне в жены, – проговорил Тагрот.
– Налетел на риф? – спросил кто-то из команды.
Помрачневший Филида покачал головой.
– Нужно найти остальные корабли.
– Упустили мы доминионцев, – вздохнул Ра’Хсарари, с хмурым видом поворачивая штурвал.
Через пару минут «Плакальщица» вышла к месту недавней битвы. Обгоревшие мачты, куски парусов, канаты, обломки бортов, реи, шпангоуты – свидетельства обычного морского сражения. Но кое-чего явно не хватало: трупов.
– Эй, аргониане, – позвал капитан. – Нырните и посмотрите, что там, на дне.
Двое братьев – Нашесмей и Шенасмей – сняли с себя лишнюю одежду и одновременно прыгнули за борт. Филида продолжил осматривать место битвы.
– Пока что незаметно, чтобы галеоны понесли хоть какой-то урон, – сказал Тагрот, опершись на планшир. – Больно мелкие куски плавают. А вон флаг Деланена, видите? Красный с даэдротом. Утоп наш даэдропоклонник.
Но Филида ждал возвращения ящеров.
Через десять минут они вынырнули.
– Ну что там? – спросил капитан в нетерпении.
Братья переглянулись.
– Корабли, – ответил Нашесмей. – Не меньше двадцати.
Команда затихла. Рафаэль нервно пристукнул пальцами по планширу.
– А галеоны?
– Там же… Вам бы лучше самому взглянуть на это, капитан… Боюсь, вы просто нам не поверите.
Филида спустился на среднюю палубу под неотрывным взором команды, прошел к себе в каюту, взял склянку с зельем Водного дыхания из шкафчика, вернулся наверх и стал снимать с себя вещи. Отдав шляпу старпому, капитан взялся за меч, но, подумав, оставил его на поясе. Стянув сапоги, Филида выпил зелье, немного подождал и прыгнул за борт.
– Ледяная, – проговорил Рафаэль, стуча зубами.
– Плывите за нами, капитан, – сказал Шенасмей и нырнул.
Подводный мир Абессинского моря словно уснул. Темные воды были похожи на ночное небо, не было видно ни рыб, ни иных существ, обычно обитающих здесь в изобилии. Впрочем, меч все равно был невесом, поэтому Рафаэль не жалел, что взял его с собой. Мало ли, вдруг какой-нибудь дреуг опомнится и решит перекусить капитанятиной.
Чем глубже спускались пираты, тем темнее становилась вода. Давящая тишина заставляла капитана постоянно оглядываться. Ощущение опасности не покидало его.
Вскоре показалось морское дно. И корабли. Настоящее кладбище, усеянное деревянными скелетами, предстало перед глазами Филиды. Все они были переломлены пополам, такелаж отсутствовал, и не было ни одного трупа. Аргониане выжидающе смотрели на своего капитана, и тот показал в сторону одного из громадных галеонов.
Что могло порвать пополам такой могучий корабль оставалось загадкой. У него был перебит киль, но капитан не мог вспомнить ни одного приспособления, способное сотворить такое с доминионским галеоном. Внутренние помещения корабля остались нетронутыми, никаких видимых повреждений не было, и, самое удивительное, трюм был полон. Припасы, доспехи, оружие и золото – все это оказалось затопленным вместе с галеоном.
Ответов разведка не принесла, а вот вопросов – хоть отбавляй.
Капитан дал знак подниматься наверх, и троица устремилась прочь от мрачных останков кораблей.
Поднявшись на борт, Филида тут же приказал идти в сторону ближайшего пиратского порта.
– Что случилось? Что произошло с кораблями? – спрашивал Виктор, идя следом за капитаном.
– Плохи дела, – ответил Рафаэль, стуча зубами от холода. – Собирай офицеров, нужно кое-что рассказать.

III
По пути в Тень Пилигрима – небольшой пиратский порт на острове к югу от Эльсвейра – Филида рассказал своим помощникам о том, что услышал от Налариэна. Офицеры высказали множество теорий на счет того, кто может охотиться на пиратов, но ничего конкретного так и не решили. Ясно было только одно: кто бы это ни был, он очень опасен как для «Плакальщицы», так и для любого другого корабля.
Настроение команды резко упало. Пасмурное небо, постоянный дождь и черепашья скорость только сильнее накаляли обстановку. Капитан то и дело поглядывал в разные стороны в поисках неизвестного противника. Он был на взводе.
Тень Пилигрима возникал на третий день, встречая новоприбывших грязной пристанью. Несколько стационеров занимали узкие причалы ближе к офису начальника, и многострадальная «Плакальщица» пришвартовалась недалеко от неказистого трактирчика под названием «Паяц». Первым же делом Филида, Тагрот и Виктор направились туда.
Внутри стоял не самый приятный запах, было шумно и душно, но зато здесь можно было спокойно подумать за кружкой разбавленного пива. Друзья расселись за барной стойкой, и Рафаэль закурил трубку.
– Что будем делать? – спросил орк.
– Сначала починим корабль, – нахмурившись, ответил капитан. – «Плакальщица» сильно пострадала после шторма. Не помешало бы и в команду людей поднабрать.
– А потом? – подал голос старший помощник.
– Посидим пока тут, послушаем новости. Спешить нам все равно уже некуда.
– Эх, – вздохнул боцман. – Жалко золотишко. Достать бы.
– Достанем, – ответил Рафаэль и выпустил облаком дыма. – Но позже. Пока что опасно появляться в море.
– Это верно, – согласился Виктор. – Нужно разузнать, кто бьет пиратов.
Помолчали.
В зале играл на каком-то струнном инструменте босмер в потрепанном камзоле и то и дело подмигивал проходящим девушкам. Если бы он не был несусветным уродом, ему, возможно, отвечали бы улыбкой. В углу сидел таинственный тип в черном балахоне – неизменный посетитель любого уважающего себя мутного заведения. Копоть от желтоватых свечек и дым от папирос и трубок сплетался в причудливый серый туман, похожий на призрак. И, судя по тому, что тучный имперец за столом сидел над своим бифштексом абсолютно без движения, призрак вполне мог бы принадлежать ему.
– Подраться бы, – вздохнул Тагрот, стуча кружкой по барной стойке. – Эй, хозяин! А ну добавь-ка!
Каджит в засаленном фартуке с недовольной миной налил темного пива и резко поставил перед боцманом, расплескав напиток.
– Осторожней надо быть! – рявкнул орк, вытирая руку о дуплет мирно спящего слева человека. – Или тебя мамаша научила только задницу вылизывать?!
– Моя мамаша хоть чему-то меня научила, – пробурчал трактирщик, протирая стойку.
– На что это ты намекаешь? – спросил Тагрот, скаля кривоватые клыки. Даже через его густую рыжую бороду была видна плотоядная ухмылка.
Каджит поднял на боцмана желтые глаза.
– Твоя-то мамаша, известная гулена, тебя как из брюха вытащила, так обратно в бордель и уползла.
Почти полная кружка разлетелась о голову трактирщика, забрызгав пивом большую часть людей, сидевших за барной стойкой. Трактирщик упал на грязный пол, но быстро встал и схватил небольшой бочонок, которым огрел орка по голове. Тагрот вскочил на стойку и схватил каджита за грудки, но тот укусил его за руку и, потянув за ногу, скинул на землю. Филида смотрел за этим молча, совсем не обращая внимания на то, что за его спиной остальные посетители трактира, заразившись задором дерущихся, устроили настоящую потасовку.
– Что? Пора? – сонно спросил человек, о камзол которого Тагрот вытер руку.
– Пора, – кивнул Филида и затянулся из трубки.
Человек ухмыльнулся и двинул в челюсть подошедшему босмеру-музыканту. Вероятно, эльф не пользовался большой любовью поклонников, так как на него тут же накинулось еще семеро посетителей. Где-то послышался звон разбиваемой бутылки, откуда-то раздался хохот, кто-то и вовсе молился Стендарру. А Тагрот, прижав трактирщика к полу, потчевал того ударами своих волосатых ручищ, при этом сам постоянно получал в глаз, нос или челюсть от каджита.
– Что за идиоты, – вздохнул Виктор, поднося кружку к губам.
Какой-то редгард съездил старпому в ухо, и тот свалился со стула, опрокинув все пиво на капитана. Виктор поднялся на ноги и без лишних эмоций одним точным ударом в висок отправил редгарда в страну сновидений.
– Чтоб вас всех даэдра погрызли, – ругнулся старший помощник и перевел взгляд на капитана. Секунду он не издавал никаких звуков, а затем надул щеки и хрюкнул, пытаясь сдержать смех.
– Заткнись, Виктор, – процедил Филида, глядя на промокший насквозь роскошный камзол из коричневого сукна.
Старпом набрал побольше воздуха носом и медленно выдохнул ртом.
– Думаю, нам пора убираться отсюда, – произнес Виктор, все еще сдерживая хохот.
Филида кивнул. Редгард на полу стал подавать признаки жизни, и капитан со злобным удовлетворением сильно пнул его в лицо. Смачный хруст и приглушенный стон заставили Рафаэля злорадно улыбнуться.
Капитан встал, и к нему тут же подбежал молодой аргонианин с ножкой табуретки в руке. Филида выхватил меч из ножен и, раскрутив его, с легкостью разрубил неказистое оружие нападавшего. Клинок оставлял за собой полупрозрачный шлейф и яростно гудел при каждом взмахе. Аргонианин вытаращил раскосые глаза на капитана, а тот толкнул его в гущу сцепившихся посетителей.
– Тагрот! – крикнул Рафаэль.
Орк, обняв за плечо каджита-трактирщика, подошел к капитану.
– Кончай балаган, пойдем отсюда.
– Капитан, это, – орк потрепал хозяина по голове, тот прищурил подбитые глаза, – вот такой парень! Возьмем его на борт?
– Брось эту кошку! – твердо ответил Филида. – Тащи свою зеленую задницу к выходу!
Боцман вздохнул – от него повеяло таким перегаром, что можно было устроить неплохое шоу, если бы кто-нибудь поднес горящую спичку – и поцеловал каджита в макушку, а затем не слишком любезно откинул его в сторону и поплелся к выходу, икая и спотыкаясь. На полпути он споткнулся о лежащего драчуна, рухнул и заливисто захрапел.
– Заснул, – констатировал старпом.
Капитан обреченно вздохнул.

******

– Тяни! – скомандовал Ра’Хсарари.
Новая фок-мачта возвысилась над «Плакальщицей». Уже покрашенная она ничем не отличалась от предыдущей, словно корабль не попадал ни в какой шторм. Филида улыбнулся, сидя на бочке, и глотнул вина из бурдюка.
– Неплохо, – сказал Виктор. – Скоро уже можно в море выходить.
Рафаэль кивнул и замычал песню. Старпом, как всегда, не стал подпевать. На один из ящиков уселась чайка и выжидающе уставилась на бретонца. Тот погладил ее по голове, на что птица в ответ щипнула его за палец.
– Ах ты, зараза, – буркнул старпом.
Чайка крикнула ему наверняка что-то очень обидное.
– По-моему, она хочет за тебя замуж, – протянул Филида.
Виктор не ответил.
– Когда выходим в море? – спросил Тагрот, все еще туго соображавший после вчерашней потасовки.
– Я уже сказал: ждем новостей, – раздраженно ответил Рафаэль.
Взгляд капитана нашел идущего в его сторону босмера-музыканта. Узнать его было трудно: все лицо покрывали синяки, шишки и ссадины.
– За добавкой пришел? – спросил Филида.
– Налариэн шлет весточку, – спокойно ответил уродец и поднял руку с фигуркой осьминога из мыльного камня.
– Что это за хрень? – спросил орк, прищурившись.
– Знак, – сказал Рафаэль. – Я принял послание.
Босмер кивнул и удалился также незаметно, как появился.
– Я так понимаю, этих новостей мы ждали? – подал голос старпом.
Филида кивнул и бросил бурдюк с вином нищему, расположившемуся у края причала.
– На корабль. Дождемся, пока доделают мачту, и выходим.
******
Прикинувшись торговым судном, «Плакальщица» вновь пришвартовалась в Имперском порту. Филида отдал необходимые распоряжения и тут же направился в притон Налариэна. Как всегда войдя без стука, капитан быстро закрыл за собой дверь.
– Какие новости? – спросил он.
– Есть выживший, – серьезно ответил альтмер. – После битвы за золотой груз.
– Выживший? Кто, из чьей команды?
– Какой-то пират, – сказал Налариеэн и встал из-за своего стола. – Он не может сказать ничего вразумительного, поэтому у меня нет более точной информации о нем.
– Я могу его увидеть? – спросил Филида и уже приготовился платить.
Налариэн кивнул и подошел к книжному шкафу. Потянув какой-то ветхий том, он отошел в сторону и дождался, пока откроется потайной проход.
– Идем, – сказал эльф и стал спускаться по лестнице, появившейся за шкафом.
Рафаэль быстрым шагом направился за ним.
Потайной ход привел их в аккуратное квадратное помещение, освещенное каганцами. Из мебели в нем был только стул посередине, а на нем сидел потрепанного вида человек. Бретонец, судя по виду.
– Вид у него не очень, – произнес Филида, глядя на трясущиеся руки пирата.
– Ерунда по сравнению с тем, что творится у него в голове, – вздохнул альтмер. – Спроси у него что-нибудь.
Рафаэль подошел к пирату. Тот уставился на капитана выпученными глазами и что-то забормотал. Как только капитан открыл рот, пират стал дико орать какие-то бессвязные проклятия, попытался встать, но он был прикован, поэтому только бессильно задергался на стуле. Филида присвистнул.
– Ничегошеньки себе. Не думаю, что у меня получится его расспросить.
Налариэн молча поднял руку, и из не вылетела бирюзовая сфера. Как только она врезалась в пирата, тот затих и посмотрел на капитана более-менее осмысленным взглядом.
– Неплохо, – ухмыльнулся Рафаэль. – Научишь меня такому трюку?
Эльф не ответил.
– Из чьей ты команды? – спросил Филида у человека на стуле.
Тот сначала молчал, опустив глаза в пол, а затем заговорил:
– Я был в команде капитана Тацита. У него был бриг… «Ветроходец».
– Уже неплохо, – кивнул Рафаэль. – Что случилось? Кто вас потопил? Рассказывай все по порядку.
– Из-за тумана мы не увидели, что на нас идут пять галеонов, – ответил пират. – Мы вступили в битву, но нас быстро разгромили, и тогда капитаны приказали отступить. Но не успели… – человек на стуле задрожал. – Из-под воды вырвался… Корабль…
Филида напрягся.
– Корабль?
– Громадный, даже больше галеонов, – треснувшим голосом продолжал пират. – Он был… чудовищным, страшным… – слезы потекли по загорелому лицу человека. – Он кричал, плевался какой-то дрянью, сжиравшей паруса, а затем подходил и рвал пополам наши корабли…
Спасшийся пират закачался на стуле и тихонько завыл.
– Капитан Тацит приказал уходить, пока не поздно, – с надрывом говорил он. – Но мы не успели! Проклятый корабль догнал нас, разрубил нам днище и схватил нас… А потом… потом появились они…
Человек зарыдал во все горло и снова стал орать.
– Ничего не понимаю, – почесал затылок Филида. – Все, что он несет, похоже на бред сумасшедшего. Видимо, твое заклинание не действует как нужно.
– Оно действует нормально, – покачал головой эльф. – Мне он говорил то же самое. Давай оставим его, остальную часть рассказа озвучу я.
Они вернулись в кабинет.
– Этих самых «оних» он описать так и не смог, – произнес альтмер, садясь за стол. – Кто бы они ни были, они стали забирать команду. Пираты сопротивлялись, но эти «они» перебил их. Живых, раненых, мертвых – всех забрали на этот корабль.
– А как же спасся наш счастливчик, – усмехнулся капитан.
– Корабль пошел на дно, и несколько бочек, покатившихся от этого, сбили с ног того, кто пытался утащить этого пирата. Он, пользуясь случаем, прыгнул за борт.
– И вплавь добрался до Имперского Города?
– Нет, мои люди нашли его неподалеку от места битвы. Твою «Плакальщицу» они тоже видели.
– Ясно, – кивнул Филида и пристукнул пальцами по столу. – Ты веришь в его рассказ?
– Не знаю, – вздохнул Налариэн. – Но факты говорят в его пользу.
Капитан нахмурился.
– Возможно. Но… все-таки верится с трудом. Какой-то невероятный корабль в одиночку потопил двадцать других, вынырнув перед этим из-под воды… Чушь, я полагаю.
Альтмер молчал.
– Но есть над чем подумать, – снова заговорил Рафаэль. – Правда его рассказ или нет, кораблям в Абессинском море что-то угрожает.
– Я снова прошу тебя беречь и себя, и корабль, – сказал эльф.
– Ха, спасибо за заботу, мамочка. Сколько с меня?
– Нисколько. Считай это подарком.
– Что ж, в таком случае спасибо. Бывай, Нал.

******

Филида шел в таверну с головой полной тревожных мыслей. Виктор и Тагрот разделяли его настроение. Войдя в «Багряный венец» они даже не заметили наступившей тишины.
– Пива, – потребовал Рафаэль, садясь на табуретку.
Хозяин не шелохнулся.
– Ну и какого хрена мы встали? – рыкнул боцман. – Пива, тебе говорят!
– Эй, Филида!
Все трое обернулись на голос. Перед ними стоял редгард с длинными волосами, завязанными в несколько косичек. Довольно богатый камзол и шляпа с роскошным пером не оставляли сомнений в том, что их носитель был капитаном.
– Кто ты такой? – лениво спросил Рафаэль.
– Меня зовут Тамир, – отозвался редгард. – Капитан Тамир, если быть точным. Мы уже виделись с тобой, почти две недели назад в этой же таверне, помнишь?
В голове у Филиды смутно возник образ редгарда, сидящего ближе к выходу.
– Возможно. Чего ты хочешь?
– Помнится, ты тут распинал, мол, Альдмерский доминион шлет в Хаммерфелл аж пятьсот тысяч золотых на двух торговых суднах. Вроде как легкая добыча.
– Ну и? – капитан насторожился и опустил руку к ремню с мечом.
– Я и еще двадцать три капитана собрали команду, которая должна была взять эти суда, – в голосе Тамира зазвучала угроза. – Но в пути я налетел на мель…
– Какой болван, – вставил Тагрот.
– Ты сожрешь эти слова, зеленозадый, – кивнул редгард, осклабившись. – Мне пришлось задержаться для ремонта, а когда я догнал остальных, то обнаружил лишь обломки! И твою «Плакальщицу», торопливо покидающую место бойни. Помнится, ты уверял нас, что у тебя совсем никак не получится присоединиться к нам в походе, ведь так?
Тамир подошел на шаг ближе, Филида и его офицеры встали со стульев.
– А сам завел нас в западню! – крикнул редгард. – Что, снюхался со своим братцем, да? Двух зайцев убил? И талморцев побили, и пиратов заодно, так? Что скажешь напоследок, крыса?!
Рафаэль резким движением вытащил меч из ножен и ударил Тамира. Тот подставил кинжал, но он переломился, и зеркальное лезвие прошло поперек глотки редгарда. Захлебываясь кровью, он оседал на дощатый пол. Остальные посетители таверны окружили их, выхватив оружие.
– Назад! – рявкнул Филида. – Кто подойдет хоть на шаг – сдохнет!
Троица стояла спиной к спине в центре разъяренной толпы.
– Капитан, что делать будем? – шепнул боцман.
– Идти к выходу, – ответил Рафаэль. – А ну прочь, шавки!
Они медленно направились к дверям, и толпа нехотя расступалась перед ними. Выйдя наружу, все трое быстрым шагом двинулись прочь от таверны, не оглядываясь на разъяренные лица посетителей.
– Вот так поворот, – пробурчал орк. – Плохи наши дела, Раф.
– Нужно все объяснить им, – предложил Виктор.
– Да? – нервно хмыкнул Филида. – И что же я им объясню? При любом раскладе я их подставил. Талморцы так и так должны были их разгромить, вот только я никак не думал, что помрут все. По плану, большая часть должна была сбежать, а я бы потом всем рассказывал, что меня нагло обманули! Не тут-то было…
– И все было бы не так плохо, если бы перебили всех, – продолжил мысль Тагрот, оглядываясь назад. – Нет, один идиот умудрился сесть на мель и понапридумывать какого-то дерьма собачьего. Зашибись у нас положение, кэп.
– Спокойно, я что-нибудь придумаю.
Они почти дошли до бригантины, когда Виктор нарушил тишину:
– Нам нужно найти того, кто топит корабли. И схватить его.
– Ага, а потом изловить всех принцев даэдра и заставить их сплясать балет, – съязвил боцман. – Он разделался с кучей кораблей, а нашу «Плакальщицу» он просто сожрет и не перднет.
– Как ты предлагаешь это сделать? – грустно усмехнулся Филида. – Во-первых, я понятия не имею, где его искать. Во-вторых, даже если мы его найдем, одни мы вряд ли справимся, нам нужна помощь, а пираты теперь вряд ли станут нам помогать.
– Пираты – нет, но вспомни, что сказал этот Тамир.
Филида замолчал, прислонившись к ящикам.
– Что ты имеешь в виду? – насторожился капитан.
– Попроси помощи у брата.
Тагрот поперхнулся ромом, который отобрал у какого-то бродяги.
– Ты спятил? – спросил Рафаэль. – Стоит мне только сунуться к нему, как меня тут же изрубят на куски. Или, что еще хуже, отправят в тюрьму.
– Выбор у тебя невелик, – сказал Виктор, принимая бутылку у боцмана. – На тебя будут охотиться пираты всего Абессинского побережья, рано или поздно они поймают тебя, и тогда нам всем каюк. Если мы докажем, что невиновны в гибели двадцати пиратских судов и найдем настоящего виновника, то ты снова сможешь вернуться к размеренной жизни. Но сейчас тебе самым прямым образом угрожает смерть. Обратись к брату.
– Наверное, я перепил, – подал голос Тагрот. – Но я согласен с Виктором. Нам просто некуда деваться, Раф.
– Чтоб вас всех! – рявкнул капитан и быстро пошел в сторону «Плакальщицы».

******

– Мне нужен капитан Филида.
– Ишь чего захотел, – усмехнулся воин. – А император тебе не нужен?
– Только встреча с капитаном Филидой.
– Иди-ка ты отсюда, – зевнул стражник. – Пока я тебя не погнал.
– У меня есть важная информация для него, – настойчиво произнес Рафаэль.
– Да ну? – хмыкнул легионер. – И что ж ты там такого хочешь ему сказать?
– Я могу передать это только капитану.
– Все, шуруй отсюда, парень.
– Ладно, – пожал плечами пират. – Только не удивляйся потом, почему тебя повесили.
– Чего? – насторожился солдат.
– Ну как же. Я не успею передать информацию капитану Филиде, а опасный преступник, сведениями о котором я располагаю, успеет скрыться. А когда он меня спросит, почему я не передал информацию вовремя, я честно ему отвечу, что некий стражник… Кстати, как твое имя?
– Пошел ты!
– Ладно, проехали. Так вот, некий стражник, которого я в подробностях опишу, не пустил меня к капитану Филиде. А он – мужик горячий, разбираться долго не будет, просто возьмет да и…
– Ах ты, скотина! – заревел легионер. – Да я тебя!.. Да я!..
– Что там происходит?
Голос заставил солдата побледнеть.
– Капитан, тут к вам человек с важной информацией! – крикнул он в ответ.
Децимус Филида появился из темноты ночи без факела, сверкая светлыми рельефными доспехами в свете полнолуния.
– Что за человек? – спросил он стальным голосом.
– Вот этот вот!
Капитан Филида глянул на ухмыляющегося Рафаэля, и лицо его стало каменным.
– Иди за мной, – бросил офицер и быстро зашагал в сторону башни.
– Я же говорил, – усмехнулся пират и похлопал солдата по плечу.
Капитан Филида отворил двери башни и пропустил брата вперед. Зайдя за ним следом, он хлопнул дверью и испепелил Рафаэля взглядом.
– Какого?!.. Что ты тут забыл?! – процедил сквозь зубы офицер легиона.
Децимус Филида… Для преступников Имперского Города это имя было чем-то вроде страшного заклинания. Даже солдаты боялись произносить его лишний раз – столь грозен был офицер. Поговаривают, он голыми руками убил целую банду, когда те попытались застать его врасплох. Он был имперец до мозга костей, его запросто можно было изображать на иллюстрациях этой расы, столь выразительна была его внешность. Оливковая кожа, коротко стриженные черные волосы, идеально выбритый широкий подбородок, орлиный нос, угольные брови, низко нависшие над проницательными карими глазами. Если бы ни его замкнутый и грозный характер, он был бы мечтой любой женщины.
А еще он всеми силами души ненавидел младшего брата, который, по его мнению, позорил весь род своими поступками. Если кто-то пытался хоть заикнуться в присутствии Децимуса о Рафаэле, то либо сразу получал кулаком в нос, либо слушал перед этим длинную лекцию о всей серьезности своего проступка, обильно приукрашенную отборными ругательствами. Капитан Филида делал все, чтобы считать своего брата лишь выдумкой, ложью, позорной фантазией сумасшедшего.
И вот эта фантазия смотрела на него, нагло улыбаясь, и явно чего-то хотела.
– Рад видеть тебя братец! – беззаботно отозвался Рафаэль. – У меня тут возникли проблемы!
– У тебя возникнут проблемы, если ты через три с половиной секунды не выйдешь отсюда – через дверь или окно, мне плевать – и не исчезнешь навсегда! – прошипел офицер.
– Ты как всегда любезен, – вздохнул пират. – Послушай, если бы это не было важно, я бы не пришел к тебе.
– Ты меня плохо расслышал?!
– Децимус, – Рафаэль стал серьезен, – я знаю, ты меня на дух не переносишь, но давай на мгновение забудем, что мы – братья и поговорим как деловые партнеры.
– У меня с тобой нет и не будет никаких дел, – с презрением бросил старший брат. – Ты опозорил наш род, встал на стезю преступника, наплевал на все заветы наших отца и матери, на честь нашей семьи! А теперь ты стоишь и просишь меня о помощи?! После всего того, что ты натворил?! Пошел вон!
– Да, Децимус, я прошу тебя о помощи. Потому что это касается не только меня, но и вообще всех моряков Тамриэля, потому что творится что-то страшное, потому что ты – единственный, кто может мне помочь. Потому что прекрасно знаешь, когда я захожу в порт, но ни разу не сдал меня и не попытался арестовать. Знаешь почему? Да потому что мы – братья, и узы родства связывают нас, хочешь ты того или нет.
Оба капитана молчали, сверля друг друга взглядами.
– Говори быстро, – сказал Децимус и замкнул дверь.
– Ты слышал о гибели пяти доминионских галеонов недалеко от побережья Хаммерфелла?
– Новости разносятся быстро.
– Что ты знаешь об этом?
– Слышал, что некие пираты забрали золотой груз в пятьсот тысяч золотых септимов. Не сомневаюсь, что и ты приложил к этому руку.
– Приложил, – кивнул Рафаэль. – Только вот выгоды не извлек. Что еще говорят об этом?
– Талмор винит в этом нас, – прищурился офицер. – Якобы Империя наняла каперов, чтобы они отобрали золото. Назревает конфликт… И я просто счастлив, что в этом виноват человек, чья фамилия Филида!
– А теперь позволь кое-что добавить, – пират пропустил упрек мимо ушей. – Я навел на золотой груз двадцать капитанов. Само собой не просто так, но это неважно. По пути на место я угодил в шторм, и это спасло мне жизнь: мы обнаружили только обломки и погибшие суда. Почти тридцать кораблей было потоплено в тот день.
– Хочешь сказать, пострадали и те, и другие? – с недоверием спросил старший брат.
– Именно, – кивнул Рафаэль. – Все корабли были разломаны пополам. До этого в море Призраков было найдено пять пиратских кораблей, погибших тем же образом. И не было найдено ни одного трупа.
– Примерно то же самое я слышал пару месяцев назад, – нахмурился Децимус. – Три торговых судна Империи было уничтожено ближе к Морровинду. Я списал это на твой счет.
– Рад, что ты такого хорошего мнения обо мне, – усмехнулся младший брат.
– Ты заслужил это, – грозно произнес офицер. – Говори, чего ты хочешь?
– Хочу найти того, кто топит корабли. Приманить его и поймать.
– А я здесь причем? К морю я отношения не имею, проси помощи у своих дружков-пиратов.
– Попросил бы, если бы меня не обвинили в том, что это я погубил все те корабли. Все пираты Абессинского берега теперь охотятся на меня.
– Как трогательно, я сейчас расплачусь.
– Это не смешно, – нахмурился Рафаэль.
– Возможно, я могу на время забыть, что ты – мой брат и пират, и… попробую помочь, – после минутной паузы сказал Децимус.
– Отлично, я не сомневался в тебе, братишка!
– Но с одним условием.
– Тааак… – протянул пират. – Ну и что за условие?
Легионер глянул на брата прищуренными глазами.
– Ты навсегда покинешь пределы Сиродила, – четко проговорил офицер. – Больше никогда не появишься даже близко к столице Империи, а еще лучше – вообще исчезнешь куда-нибудь, чтобы я о тебе больше не слышал.
– Хреновое условие, – ответил Рафаэль, нахмурив брови.
– Не нравится – ищи себе другого помощника.
– Ну и сволочь ты, Децимус! Я же твой брат!
– Не думаю, что ты думал об этом, когда шел в пираты.
Офицер скрестил руки на груди и выжидающе посмотрел на Рафаэля.
Младший Филида вздохнул.
– Чтоб тебя… Ладно, я… согласен.
– Отлично, – ухмыльнулся старший брат.
– Утром встретимся в порту. Нам нужно разработать план.
Децимус кивнул и открыл дверь, намекая, чтобы Рафаэль убирался.
– Что, даже спокойной ночи не пожелаешь? – усмехнулся пират, стоя на пороге.
Офицер пронзил его взглядом темных глаз, и младший брат ушел.

******

– Дагон – моя жена, – буркнул Тагрот. – И это ты называешь помощью? Нас отправляют в изгнание!
– Вы сами этого хотели, – напомнил Филида, затягиваясь из трубки. – Я предупреждал, что это будет плохая идея, что ничего хорошего не выйдет.
– Уже ничего не поделаешь, – вздохнул Виктор. – Выбор у нас невелик.
– На крайний случай можно просто не сдержать свое слово, – хмыкнул Рафаэль. – Надеюсь, Ра’Хсарари надежно упрятал мой корабль.
Тагрот хмыкнул.
Они стояли втроем посреди темной аллеи, дожидаясь, когда наступит утро. Капитан приказал команде уходить из города, спрятаться неподалеку и ждать его возвращения. Когда бригантины не было рядом, Филиде становилось не по себе, но он старался держать себя в руках. Правда, ладони с рукояти меча он не отнимал уже больше часа.
– Идем в Торговый район, там не должно быть пиратов, – предложил Виктор.
– Верно, пойдем, переночуем, – согласился Рафаэль, и троица осторожно направилась на север, к большим дубовым воротам.

******

Утро в Имперском порту было достойно поэтического описания. Плавленое золото рассвета стелилось по темной воде, звенящая тишина была похожа на хрустальный бокал – хрупкий, но безупречный. Ни криков чаек, ни шума матросов, ни ругани, ни смеха – абсолютно ничего. Словно мир застыл, наслаждаясь моментом пробуждения.
Капитан Филида старший появился на причале примерно через двадцать минут. Его светлая броня сверкала, словно пылающая чешуя. В остальном выглядел он довольно прозаично, а сердитое выражение лица и вовсе портило картину.
– Ну и? – без вступления произнес аутентичный имперец.
– Нам нужен корабль и команда, – в тон ответил младший брат.
– Ясно. Что еще?
– Вот так просто? – удивился Тагрот. – А я думал, ты начнешь ломаться.
– Думал? Судя по твоему виду, ты не до конца понимаешь, что это значит, – сказал Децимус.
– Да ты никак оскорбить меня пытаешься? – усмехнулся орк.
– Рафаэль, успокой свой зверинец, пока мне это все не надоело.
– Тагрот, – грозно произнес младший Филида. – Не советую его злить. Может он и выглядит хиляком, но мечом он владеет бесподобно.
Впрочем, Децимус Филида вовсе не выглядел хиляком, скорее даже наоборот – мало кто в Легионе мог похвастать такими крепкими мускулами.
Боцман фыркнул и скрестил руки на груди, но продолжать перепалку не стал.
– Нам нужно приманить этого охотника на корабли, – продолжил объяснять план Рафаэль. – Патрульная посудина Легиона как раз подойдет в виде приманки. Я и человек двадцать команды, которую ты соберешь, будем ждать, когда появится враг, в то время как моя «Плакальщица» спрячется неподалеку.
– Спрячется? – с недоверием спросил старший брат. – Каким образом?
– Просто доверься. От тебя требуется только корабль с командой. Когда появится этот неизвестный враг, мы примем бой, а ты поведешь моих людей в атаку с небольшой задержкой, чтобы застать их врасплох.
– Понятно. Это все?
Младший Филида кивнул.
– Корабль будет, – сказал Децимус. – Один вопрос: если этот твой неизвестный враг смог в одиночку уничтожить почти тридцать кораблей, то как мы остановим его двумя?
– Кстати, вопрос дельный, – подал голос Виктор.
– На нашей стороне будет неожиданность, – ухмыльнулся пиратский капитан. – В крайнем случае, я просто сбегу на «Плакальщицу», а догнать ее почти невозможно, мы запросто оторвемся от врага. Сейчас нам главное просто выяснить, кто он такой.
– Ясно. Когда начинаем?
– Хоть сегодня, – пожал плечами Рафаэль. – Я буду ждать на Верхнем Нибене.
– Буду там через три часа, – сказал Децимус, развернулся и быстро зашагал обратно.
– Деловой дядя, – хмыкнул боцман.
– Даже слишком, – вздохнул Филида. – Идем к шлюпке, нам пора на корабль.

IV
Патрульный корабль вскоре появился в пределах видимости. Поравнявшись с «Плакальщицей», он остановил ход, и к борту подошел капитан Децимус. Вид у него был не самый лучший, вероятно, переживал морскую болезнь.
– Что дальше? – крикнул он младшему брату.
– Иди за мной, – ответил Филида-пират. – Нам нужной выйти в открытое море.
Офицер кивнул и тут же заметно побледнел.
«Плакальщица» резво двинулась на юг, но патрульный корабль заметно отставал, и пришлось сбавить ход. Штурман смотрел на карту, Виктор инструктировал матросов о предстоящем действии, – когда речь дошла до части, где Децимус будет управлять командой, пираты недовольно загудели, но смирились – Тагрот упражнялся в метании ножей, а Рафаэль беспокойно поглядывал то вперед, то назад, на корабль своего брата. План казался ему безумным, но необходимо было действовать. И быстро.

******

Они ждали. Децимус до сих пор не мог поверить, что корабль его брата не видно, он вообще с недоверием относился ко всяким магическим штучкам, предпочитая решать проблемы силами, подвластными простому человеку. К тому же, общество целой команды пиратов, которые явно не были к нему слишком благосклонны, заставляло его постоянно держаться настороже. Впрочем, старший помощник Виктор был довольно разумен, и Децимус предпочитал обращаться со всеми вопросами к нему. Хотя большую часть времени он молчал. Капитан просто ждал, когда же появится этот самый враг.
Первый день они простояли зря, мимо прошел только небольшой барк. Рафаэль возвращался на свою «Плакальщицу» и отдал распоряжение ждать дальше.
Второй день прошел спокойно.
И третий.
Но только день…
Чудовищный вопль разбудил абсолютно всех. Это был явно звук живого существа, но вообразить себе его было абсолютно невозможно. Крик был наполнен какой-то сверхъестественной болью и яростью, он был похож на человеческий. Но это не был крик человека.
Наскоро пристегивая меч, Децимус поднялся на верхнюю палубу, и он увидел, как во мраке ночи возвышается что-то громадное. По очертаниям оно напоминало корабль, но таких махин офицер Легиона еще не встречал.
– Что это такое?! – крикнул кто-то из команды.
– Корабль! – ответили ему.
– Это тот самый ублюдок! – зарычал орк-боцман. – Давай, солдафон, приказывай выдвигаться!
– Рано! – отрезал старший Филида. – Нужно ждать!
– Чего ждать?! Нашего капитана сейчас убьют! Чего вы встали, остолопы?! Поднять паруса, весла в руки, быстрее!
– Отставить! – крикнул Виктор. – Команда, ждать приказа исполняющего обязанности капитана! Соблюдать порядок!
– Спасибо, – сказал Децимус. – Не вижу ничего, что там происходит?
А происходило там что-то явно страшное. Сначала раздался жуткий треск, и патрульная галера словно начала складываться пополам. С верхней палубы доносились звуки битвы, но самих людей видно не было – слишком темно.
– Подсветил бы кто, – буркнул старпом.
Его будто услышали.
Огненный поток, вырвавшийся из рук боевого мага, на несколько секунд осветил верхнюю палубу галеры. И нападавший корабль. Точнее, то, что сначала приняли за корабль.
Это было живое существо, монстр, сделанный из плоти. Вместо мачт у него были костяные шипы, вместо парусов – уродливые мембраны бледно-красного цвета, словно сырое мясо. На носу «корабля» было шесть мерзких глаз без век, которые постоянно вращались отдельно друг от друга, а под этими глазами находился небольшой рот, постоянно открытый, усеянный мелкими зубами. Ниже, под «лицом» этого существа находились две клешни, ухватившие половинки переломанной галеры, а ниже виднелось что-то вытянутое, и оно отражало свет огня, словно было сделано из металла.
По бокам этого чудища были расположены четыре больших то ли весла, то ли плавника, которыми он медленно двигал по воде. Весь корпус «корабля» был обтянут бежеватой шкурой. От вида этого чудища у Децимуса сперло дыхание.
– Что это за тварь?! – заорал боцман. – Это корабль или монстр?!
– И то и другое! – крикнул офицер Легиона, стараясь не показывать страха в голосе. – Чего вы встали?! Вперед, в атаку!
Но команда словно заледенела. Никто даже не шелохнулся.
– Какого хрена вы встали, вши помойные?! – заорал орк на пиратов. – А ну, выполнять приказ!
Никакого эффекта.
Децимус со злостью засадил кулаком в живот ближайшему матросу и стукнул его лбом о планшир. А затем выдал такую ругательную тираду, что даже Тагрот удивленно приподнял брови.
– Мой брат рискует там жизнью, тупорылые свиньи! – подытожил капитан. – Вперед, правьте корабль туда! ЖИВО!!!
Матросы зашевелились, натянули какие-то канаты, стали бегать по палубе. Децимус не разбирался в морском деле, поэтому все эти действия были ему не понятны. Впрочем, сейчас он не обращал на них внимания. Он следил за битвой. Точнее, за внезапно наступившей тишиной. Он напрягал слух, но кроме топота ног команды «Плакальщицы» и команд, отдаваемых боцманом, ничего не слышал.
– Что такое? – беспокойно спросил старпом, наблюдая за напряженным лицом старшего Филиды.
– Тихо, – произнес он.
Когда бригантина Рафаэля вырвалась из поля Невидимости и направилась в сторону внезапной битвы, беспокойство Децимуса все больше росло. Очертаний кораблей не было заметно, никаких звуков не доносилось со стороны недавней битвы. Маг из команды создал на руке сверкающий шар и послал его в сторону сражения. Когда сфера пролетела над водой, было видно лишь обломки и мачту. Кораблей не было.
Тагрот заорал и стукнул по планширу с такой силой, что хрустнула рука.
– Ах ты безмозглый ублюдок! – проревел он, глядя на Децимуса. – Если бы ты не был таким идиотом, то мы бы спасли капитана!
Офицер не ответил. Он молча смотрел на плавающую мачту.
– Вы говорили, что после нападений этого корабля не остается тел, – спокойно сказал Филида старшему помощнику.
Тот лишь кивнул.
– Рафаэль предупредил, что в случае провала мы сможем найти его, – вздохнул Виктор. – Он надел особый амулет, который Бъорлам без труда выследить с помощью магии. Но что нам это даст?
– Много чего, – голос офицера стал твердым, как сталь. – Рафаэль может быть еще жив, но даже если он мертв, мы должны нанести ответный удар. Теперь, когда я увидел эту тварь своими глазами, я не успокоюсь, пока не уничтожу ее.
– Какие мы решительные! – съязвил Тагрот.
– Если ты боишься, то мы можем высадить тебя в ближайшем порту.
Орк начал произносить какую-то угрозу, но старпом его перебил:
– Децимус, у нас нет шансов. Ты видел эту махину, что мы можем ему сделать? Во всей Империи нет такого громадного корабля, здесь нужен целый флот.
– Нет, здесь нужна лишь скорость и смекалка, – глаза офицера загорелись.
Виктор смотрел на него, не отрывая взгляда. А затем позвал мага.
– Найди тело капитана, – тихо сказал старпом.
Маг зажмурился.
– Этот корабль ушел под воду, – произнес он.
– А направление, в котором он ушел, ты можешь показать? – спросил Децимус.
Бъорлам показал на запад.
– Отлично, у нас есть курс. Кто-нибудь разбирается в алхимии?
– Я, – нехотя отозвался Тагрот.
Децимус постарался не выдавать удивления.
– Мне нужно, чтобы ты кое-что смешал.
– Не самое удачное время для зелий, – с недоверием сказал Виктор.
Децимус ухмыльнулся.
– Поверь, как раз самое время…

******

Он осторожно открыл глаза, и желудок болезненно сжался, грозя вернуть наружу съеденный еще вчера ужин. Глазам Филиды предстала комната, больше похожая на внутренности. Стены, покрытые мерзкой слизью, были бледно-красного цвета, низкие потолки покрывали какие-то прожилки, на полу виднелись сухожилия… Внутренность чудовищного корабля была еще хуже наружности.
Привязанный за грудь какими-то отвратительными веревками, растущими прямо из стенок, капитан Филида с трудом мог поверить, что все это – реальность. Мимо прошли двое омерзительных существ, с трудом напоминающих людей. Они имели невероятно длинные руки – точнее, это были конечности, из предплечий которых росли огромные хваткие когти, – ноги имели лишние суставы, тела покрывал костяной панцирь, а головы… Это были обычные человеческие головы, только без лиц. Абсолютно. Просто гладкая овальная штуковина, растущая из бронированного тулова.
На этот раз Филида не выдержал, и его стошнило прямо на мерзкий пол. Отдышавшись, Рафаэль поднял голову и заметил, что к нему идет еще один урод – он был голубовато-серого цвета. Подойдя, монстр потыкал Филиду когтем в живот, развернулся и быстро удалился через арку, напоминающую сросшиеся ребра.
Верить во все это становилось все сложнее и сложнее. Однако, какой бы страшной она ни была, эта была самая настоящая действительность. Повернув голову, Филида вздрогнул: на него смотрели пустые глаза боевого мага из команды Децимуса. Он лежал на горке трупов других матросов. Немного выглянув, Рафаэль увидел, что вся стена завалена мертвыми телами. Стараясь ни о чем не думать, капитан уставился в потолок.
Самое страшное он заметил в последнюю очередь. В центре комнаты стояла какая-то прозрачная пробирка в человеческий рост. Вокруг нее был ров с оранжевой жидкость, она же была внутри этой самой пробирки. А в ней плавала женщина. Ее вид заставил Филиду вернуть миру еще одну порцию съеденного, и вряд ли внутри после этого хоть что-то осталось. Женщина была абсолютно голой, у нее была бледная кожа, длинные темные волосы, аккуратное лицо с заостренными скулами. Ее можно было бы назвать очень красивой, если бы не одна маленькая деталь: десятки омерзительных щупалец, идущих из стен и потолка помещения, просочившихся под кожу, в живот, в ноги, бедра несчастной. Они постоянно извивались, и по ним, как показалось Филиде, что-то текло. Одно из щупалец было во рту женщины.
Желудок вновь сократился, но в нем ничего не осталось, поэтому Рафаэль лишь согнулся пополам, насколько позволяли путы, и выдохнул. Его била крупная дрожь. Закрывая глаза, он старался поверить в то, что все это сон, что все это ему лишь привиделось.
Не получилось.
В действительность его вернул очередной уродец – он был зеленоватого цвета, – который схватил один из трупов своими когтями и не особенно любезно бросил его в ров. Жидкость зашипела, и тело начало растворяться, словно угодило в какую-то кислоту. Щупальца задергались, и внутри них побежало что-то красное.
От увиденного Рафаэль не удержался и закричал, а урод обратил на него внимание, повернув гладкую голову. Подошел и ткнул его когтями в бок, причем достаточно больно.
– Убери от меня свои клешни, мразь! – заорал капитан.
Монстр постоял без движения какое-то время, а затем быстро зашагал к одной из арок.
Филида старался не смотреть на женщину и наблюдать за чем-нибудь, не вызывавшим такой панический ужас. Но такого не было: все внутри этого чудовищного корабля было настолько отвратительно и противоестественно, что невозможно было не бояться.
И тут взгляд Рафаэля упал на меч. Удивлению его не было предела: во-первых, он не помнил, как вернул оружие в ножны, во-вторых, он совершенно не понимал, почему его не обыскали, когда его прибило реей. И, в-третьих, меч был невидим. Капитан явно чувствовал почти невесомый вес клинка, прислонившегося к вытянутой ноге, но совершенно не видел его. Чтобы удостовериться, что это не фантазия, Филида протянул руку и дотронулся до рукояти. Она была на месте. Когда Рафаэль немного выдвинул клинок из ножен, меч тут же стал видим, и капитан поспешно задвинул его обратно.
– Какого Дагона? – прошептал Филида, глядя на то место, где прятался невидимый чудо-меч.
Но вскоре капитана к страшной действительности вернул голос. Немного глуховатый, словно слышимый из-под шлема, низкий, в какой-то степени приятный человеческий голос. Торопливо подняв голову, Филида в очередной раз содрогнулся: в его сторону двигался уродец нового типа: покрытый броней цвета мокрого песка, он имел нормальные ноги и руки, а голова была похожа на причудливый шипастый шлем. Через узкую щель было видно два обычных карих глаза, однако это совсем не делало существо привлекательнее, скорее наоборот: придавало его неестественности новый, еще более жуткий оттенок.
– Не ожидал, что кто-нибудь выживет после моего визита, – произнес монстр, медленно шагая к капитану. – Как тебе мой корабль?
– Кто ты такой? – спросил Филида дрожащими губами.
– Я? О, можешь называть меня капитан Безутешный.
Монстр остановился перед Рафаэлем. Тот смотрел на него испуганными глазами, и Безутешный засмеялся.
– Вижу, тебя пугает мой вид, – сказал он веселым голосом. – Наверное, мне стоит немного изменить его.
Голова существа дернулась, и «шлем» словно начал сползать в панцирь. Через несколько секунд на Филиду смотрело лицо мужчины среднего возраста, торчавшее из шипов и складок брони. Это было так неуместно, так неестественно и омерзительно, что капитан не смог удержаться от истерического смеха.
– Ты – человек! – сквозь слезы и хохот произнес Рафаэль. – Человек!
– Был когда-то, – пожал плечами Безутешный. – К счастью или нет, но я уже давно им не являюсь… Знаешь, я так давно ни с кем не говорил, что скоро совершенно забуду, как это делается! Не хочешь ли немного поболтать?
– Поболтать? – всхлипнул Филида.
– Ну да, – улыбнулся монстр. – У тебя наверняка есть куча вопросов, я буду рад на них ответить. Давай же, не стесняйся!
Из пола поднялась красноватая масса, смутно напоминавшая кресло, и капитан корабля-монстра сел на нее. Рафаэль был настолько шокирован всем произошедшим с ним за последние несколько часов, что даже почти перестал бояться. Он вздохнул и посмотрел на женщину.
– Кто она такая? – спросил Филида абсолютно спокойно, словно беседовал с другом.
– Отличный вопрос! – воодушевился монстр. – Пожалуй, главный вопрос! Она – причина всего этого. Ах, дорогой мой, как часто женщины становятся причинами чего-то страшного… Любовь порой ведет к ужасным поступкам.
Когда-то давно я любил эту женщину, она была моей женой. А я был успешным магом Гильдии, занимал высокий пост, и все шло у нас хорошо, пока в один страшный день моя возлюбленная не заболела. Болезнь была неизлечима, и я сделал единственное, что было в моих силах – поместил жену в особый раствор, препятствовавший разложению и увяданию. Само собой, в Гильдии об этом не знали, хотя стали замечать, что со мной что-то творится.
Вскоре раствор понадобилось обновить, но тут возникла новая проблема: мне нельзя было вытаскивать мою любимую из него, иначе она бы тут же погибла. Я был мастером школ Изменения и Колдовства, к тому же баловался Некромантией, и все это позволило мне создать для моей жены особую капсулу, которая питала ее.
Но я не учел, что капсуле тоже понадобится питание, и тут начались самые большие трудности. Питать капсулу могла только субстанция, переработанная из живых существ. Когда обо всем этом узнали в Гильдии, меня назвали сумасшедшим и попытались схватить, но я бежал, убив по дороге двух магистров. Их тела я использовал для подпитки капсулы, но надолго хватить их не могло: на неделю или две, не больше. А оставаться на одном месте я не мог, поэтому усовершенствовал капсулу, приделав ей парочку ног. Получилось довольно плохо, но все же это позволило мне перебраться на новое место, где я смог преспокойно добывать тела и вести исследования. Само собой, меня вскоре нашли, но у меня уже было несколько помощников, – Безутешный кивнул на проходящего мимо уродца. – Как видишь, он еще сохранил кое-какие признаки того, что он был данмером.
Внутри Филиды все похолодело.
– Ты сделал его из живого данмера?
– Конечно, – кивнул капитан-монстр. – Они немного туповаты, зато очень послушные и могут точно выполнять приказы – идеальные помощники для того, чем я занимался.
Ну да ладно… На чем я там остановился? А, точно… Вскоре я понял, что не могу надолго оставаться в одном месте, мне нужно постоянно двигаться. А еще лучше, чтобы у меня была возможность скрываться в любой момент. Вуаля! – Безутешный улыбнулся и развел руки в стороны. – Так и появилась моя «Катрин»!
– «Катрин»? – нахмурился Филида. – Ты назвал это… этот корабль, капсулу или что это… «Катрин»?
– В честь жены, – кивнуло чудище. – Ведь они стали неотрывны друг от друга. Корабль питает мою возлюбленную жизненными силами, а она – поддерживает жизнь корабля. Умрет одна – погибнет другая.
Еще хочешь что-нибудь спросить?
Голова Филиды никогда не работала так активно, как сейчас. Он уже придумал и отбросил не меньше сорока вариантов разбивания пробирки и убийства женщины. Единственным препятствием был Безутешный. Рафаэль помнил, как он рукой, из которой тогда рос громадный клинок – рубил на части матросов Децимуса. Главным было тянуть время и что-то срочно придумать, так как уродец из команды «Катрин» уже выкинул в жидкость еще два тела.
– А где ты был все это время? – спросил Рафаэль, лихорадочно соображая. – Ты говорил про Гильдию, я так понял, это была Гильдия магов, но ведь она уже… лет двести как не существует, почему я раньше никогда про тебя не слышал? Ты уже должен был перебить половину Тамриэля за это время.
– Не существует? Жаль… Ну да ладно. С появлением корабля я скрылся под водой, – отвечал Безутешный. – Как ты мог заметить, моя «Катрин» вполне неплохо умеет плавать. Я решил, что пока воздержусь от убийства людей, иначе на меня могут начать охоту. Я охотился на подводных существ, убивал китов, громадных подводных змеев, использовал их тела, чтобы поддерживать в моей любимой жизнь.
– А что же заставило тебя подняться из глубины? – спросил с наигранным интересом Филида. По его лицу бежал пот, а в голове уже заканчивались идеи.
– Я не прекращал своих опытов. Не так давно я смог кое-что понять, я почти разгадал рецепт лекарства, но для этого мне необходимы были человеческие тела. Я близок к разгадке как никогда!
– У тебя слишком радостный голос для человека, который погубил не меньше тысячи жизней…
– Что для меня эти жизни? – рассмеялся Безутешный. – Скоро я смогу исцелить свою Катрин…
Внезапно жуткий корабль задрожал, и было слышно, что он снова дико закричал.
– Это еще что такое? – насторожился монстр. Его голову вновь покрыл мерзкий шлем. – Прости, кажется, наша беседа закончена. Боюсь, что ты умрешь раньше, чем я вернусь. Был рад поболтать.
И Безутешный ушел.
Корабль тем временем вновь задрожал, и его новый крик прозвучал еще страшнее. Филида судорожно выдернул клинок из ножен, помогая себе ногой. Меч засверкал оранжевым светом, словно только и ждал этого момента. Стоило поднести зеркальный клинок к отвратительным путам, как они съежились и задергались, а от прикосновения острейшего металла тут же лопнули.
Рафаэль вскочил на ноги и дернулся в сторону «пробирки», но тут он заметил, что в его сторону бежит один из уродцев. Замахиваясь когтями, он издал какой-то вибрирующий звук. Филида отсек уродливые когти и пронзил существо. Оно дергалось, пыталось дотянуться второй рукой до капитана, но явно не собиралось умирать. Новая волна ужаса накатила на Рафаэля, просачиваясь сквозь адреналин. Судорожными руками Филида выдернул меч из брюха твари, отрубил вторую руку и снес ей голову. На этот раз подействовало: урод упал и больше не шевелился.
Сейчас Рафаэль вдруг почувствовал, насколько все-таки он хочет жить. Когда на него накинулось еще трое существ, он уже не боялся, не обращал внимания на раны, бился, как лев, всеми силами держась за соломинку. Вскоре подошли еще трое монстров, а после в арке возник сам Безутешный. Из одной его руки тут же вырос жуткий тесак, вторая обросла круглым выпуклым панцирем, похожим на щит.
– Вот так сюрприз! – загудел капитан-монстр. – Наш живчик совсем не так прост, как кажется! Жаль убивать такой экземпляр!
– А ты сначала попробуй! – рассмеялся Филида, отбивая удар жуткого оружия.
Они сцепились в жестокой схватке. Звенела сталь о твердый, как камень, панцирь «щита», тесак Безутешного бил с силой разъяренного быка, Рафаэль едва успевал уходить от ударов, уклоняться от уколов, танцевал на лезвии бритвы…
– За морями безбрежными ты меня ждешь! – заорал Филида. – В городах безмятежных меня бережешь! Молитвой своею богам вдалеке, не зная доселе о смертном клинке!
Безутешный, казалось, растерялся и стал отступать. Удары пирата стали еще яростнее, «щит» покрылся трещинами, монстр стал уставать.
– Молись ты, голубка, помни того, кто смерть за подругу считал до сих пор! – орал все громче Рафаэль. – Смеялся над нею, дарил ее всем, но вот невезенье: спастись не сумеееееел!
Кусок «щита» откололся, и Филида отсек руку монстра. Тот заорал, и стал махать своим тесаком еще яростнее. А из культи медленно полз небольшой отросток, угрожавший стать рукой.
– Он грабил и жег, убивал и пытал и с легкостью мог переплыть океан! Но кончилось время пиратаааааа!.. – громадный клинок пронзил живот Рафаэля, и Безутешный захохотал. – Того… что ждешь… – Филида застонал – монстр поднял его в воздух на своем оружии. – Ты… скорее… домой… одного…
Из последних сил замахнувшись, Рафаэль ударил мечом. Голова страшного капитана с противным хлюпаньем упала на мясной пол. Затем и все панцирное тело чудища рухнуло, а за ним и пират. Дрожащей рукой он кое-как вытащил клинок из живота и зажал жуткую рану, хотя это не помогало: в спине зияло отверстие немногим меньше. Опираясь на меч, Рафаэль поднялся.
– Прости ты, голубка, не свидеться нам, – слабым дрожащим голосом пропел Филида и, шатаясь, направился к Катрин, плававшей в растворе. – В гостях у подруги… надолго застрял…
Подойдя к колбе, пират замер, глядя на несчастную женщину.
– Найди себе… парня, – все сильнее угасающим голосом пел Рафаэль, – что будет люююююбить… А старого пирата… попробуй… заааабыть…
Катрин открыла глаза. Большие красивые голубые глаза. В них читалась мольба.
Капитан Рафаэль Филида, улыбнулся, кивнул и замахнулся мечом.

******

– Быстрее, поворот оверштаг! – рявкнул Виктор, который, казалось, ожил с появлением чудовищного судна.
Корабль-монстр с ужасным воплем вынырнул из воды. Быстро разворачиваясь с помощью своих весел-плавников, он погнался за «Плакальщицей», набирая ход гораздо быстрее, чем должен был при своих габаритах.
– Пропали мы! – простонал какой-то пират, глядя на стремительно приближавшуюся махину.
– Не пропали! – крикнул Нашесмей все еще мокрый после того, как он закидывал чудище взрывающимся зельем. – Пусть эта мразь плывет сюда, я ему еще добавлю!
Децимус практически разделял настроение аргонианина.
– Подпустим поближе и забросаем его! – крикнул офицер.
– Проклятье! – с восторгом крикнул Тагрот. – Где ты взял рецепт этого зелья?!
– Ха, изъял у одного контрабандиста! – отозвался старший Филида. – Готоооовсь! Уже скоро!
Страшный корабль действительно был не более чем в тридцати метрах от «Плакальщицы». Он снова завопил, и из уродливой пасти ударила струя полупрозрачной жидкости. Попав на паруса, она тут же стала стремительно сжирать их, перебираясь на остальной такелаж.
– Руби веревки! – крикнул боцман. – Не трогайте парус, нам его не спасти! Руби веревки! Готовь зелья!
Команда бригантины вся вышла на корму, приготовившись засыпать жуткий корабль склянками со взрывчатой жидкостью. Гигант уже почти вплотную приблизился к «Плакальщице», протягивая к ней свои клешни. В воде, словно корабельное жало, завиднелся вытянутый шип – или лезвие – готовый перебить киль.
– Готооооовсь! – крикнул Децимус. – Ииии…
Внезапно корабль-монстр заорал совсем дико. Один плавник отвалился сразу, второй – через какое-то время. Шип, видимо, тоже отвалился. Затем мачты, паруса, нос – все стало разваливаться, из чудища стала сочиться оранжевая жидкость, растворяя ужасное существо. Словно наткнувшись на невидимый барьер, гигантское чудище начало таять от носа к корме. Однако оно все еще летело на бригантину на огромной скорости…
– Раздавит! – орал все тот же пират.
Внезапно из гибнущего корабля-монстра вылетело что-то сверкающее, повисло над палубой «Плакальщицы», и из него ударил оранжевый свет, образовавший полупрозрачный щит, принявший удар жуткого судна. Оно навалилось на барьер, растеклось по нему и окончательно растворилось, стекло в воду Абессинского моря.
Барьер исчез, предмет упал на палубу и вонзился в нее зеркальным острием.
Наступила гробовая тишина. Вся команда «Плакальщицы» застыла.
Через минуту старший помощник Виктор прервал молчание:
– Это меч капитана, – произнес он тихим голосом.

С тех пор прошло пять лет.

«Плакальщицу» больше никто никогда не видел…

Скриншоты

6 комментариев

avatar
Рассказ вышел довольно объемным, но все же осилил и понравилось.
Сюжет, как сказать: 9/10. Все понравилось.
Читалось на одном дыхании, так что тоже +.
В общем, 9/10.
avatar
Когда-нибудь я прочту это полностью, а пока что надеюсь что автор потратил в два раза больше времени на вычитку, чем на собственно творческий процесс. Явно самая большая работа конкурса.
Оставлю на десерт. Надеюсь, не разочарует! :3)
avatar
Черт меня раздери, я смог прочитать эту пиратскую эпопею… И, в общем-то, не жалею. Рассказ вышел вполне качественный, особых нареканий нет. Но есть одно «но» — размер… Если автор хотел победить в конкурсе самых длинных рассказов, то у него наверняка это получилось бы. Хотя, скорее всего, в конце он это понял и решил сжать самый интересный момент, что, впрочем, не сделало его менее интересным.
8/10, уж очень много, не самый конкурсный вариант. Хотя интересно.
avatar
Не буду придираться к размеру. Прочитал за один присест. Хотя, я всё читаю в один присест.

Что понравилось: атмосфера. Несмотря на сущие лично мне кольнувшие глаз мелочи вроде внешности главного героя (скажем так, по лицу капитана корабля обычно можно определить, что он моряк — ветер и морская соль, а ещё чужие же мечи оказывают влияние на кожу; наконец, он никак не похож на своего старшего брата), рассказ превосходно играет на описаниях. Признаюсь, согрешил — большую часть их я скорее пробежал глазами, чем вчитывался глубоко и с упоением; но они даже и так зацепили за душу. Сравнение старого и нового Имперограда — особенно яркий пример. Каждый второстепенный персонаж имеет свою роль, и в целом выглядит всё вполне целостно. Характеры трёх главных героев подобраны правильно и отображены грамотно; процитирую, как говорил Ставрогин из «Бесов»: «вся вторая половина человеческой жизни составляется из одних только накопленных в первую половину привычек»; тут героев первая половина рассказа как бы тащит вверх, в гору, готовит к кульминации, а потом они сами собой летят вниз и сами.

*****************[SPOILERS STARTS HERE]*****************
Что не понравилось: избитость и некоторая нелогичность некоторых оборотов; пожалуй, я слишком смело выражусь, если скажу, что вторая половина сюжета отдаёт «голливудщиной». Зачем «кораблю», который никто никогда не видел, при этом выжив, маскировка под корабль, зачем костяные мачты и паруса, когда есть плавники? Почему Рафаэля оставили в живых, и почему Безутешный ему так легко и беспечно раскрыл слабость корабля — что мешало бы после этого Рафаэлю, будь он магом, просто послать ледяной шип/скастовать ледяную бурю в капсулу с телом напрямую? Неужели Безутешный не установил какого-то защитного заклятья на капсуле, почему она не окружена каким-нибудь мембранным экраном? Кажется, капитан сильно переоценивал возможности своих безмозглых слуг. Мог ли бы он постоянно находиться с капсулой и оберегать её? Почему труд сотен лет оказался так легко уничтожен из-за одной малейшей неосторожности? Как Безутешный смог до этого не совершить ошибку?
*****************[SPOILERS ENDS HERE]*****************

К лёгкому анлору придираться не буду. Главное всё-таки рассказ.
Не буду говорить про орфографию слишком много — где-то название «Плакальщицы» без кавычек и со строчной буквы, где-то написано слитно что-то, но я уже не помню. Коварный план сработал — из-за размеров рассказа я элементарно не помню, где какие ошибки были! Обидно.
Некоторые моменты действительно будто бы пошли под нож перед отправкой рассказа. Я могу придираться, могу упускать какие-то важные детали, но после беглого прочтения остаются вопросы. В общем, надеюсь, что автор дополнит и уже после конкурса выложит полную версию рассказа. А пока — 5-; отлично, но всё же не идеально. :3)
5-/5.
avatar
Тоже оставлял сей на десерт и не зря. На данный момент мне осталось прочесть последнюю работу конкурса и с уверенностью могу сказать, что это безусловный лидер. Поражаюсь фантазии автора! И главное тут не только фантазия, но и все остальные навыки и таланты так необходимые всем авторам, но так редко у них встречающиеся. Поэтому рассказ написан отлично. До конца не отредактирован, да и не важно это. Рассказ получился вполне целостным. Сомневаюсь, что многое тут пошло под нож. Лично у меня вопросов почти не остается после прочтения. Остались лишь приятные впечатления от прочтенной истории, которая надолго мне запомнится. Из всего конкурса этот рассказ вызвал у меня больше всего эмоций, заставляя переживать каждый поворот сюжета и каждое событие. Очень насыщенная вышла!
Я не сторонник больших произведений в конкурсах, но не смотря на это считаю, что автор поступил очень правильно, написав именно в таком размере рассказ, где все очень хорошо вместилось и разместилось как по полочкам и в итоге получилось прекрасное целостное произведение с интересным сюжетом и отлично проработанными персонажами. Именно поэтому не могу придраться к величине рассказа. Лишнего тут нет ничего. Поэтому и высокая оценка за лаконичность, которую все же снижу за большой размер для конкурса.
Атмосферность очень удалась. Такая смесь атмосферности мира , которая в основном проявилась в описаниях и духа пиратства, что и требовалось для этого конкурса. Автору это удалось безупречно.
Качество написания радует. Без выпендрежа и лишних оборотов, но при этом качественно, изящно и легко для чтения. Не знаю, что еще добавить по существу… Обсуждать этот рассказ можно очень долго. Посему перейду к оценкам:

качество/изящность — 10/10
лаконичность — 9/10
легкость чтения и понимания — 10/10
сюжет/история — 10/10
чувства/эмоции — 9/10
атмосферность — 10/10

Общая оценка — 9.7
avatar
Помнится, была какая-то игрушка акеллы, Пираты 3 что ли, так там при абордаже надо было сначала вынести всех с палубы, а потом ты попадал в каюту, где устраивал дуэль с капитаном, с которого выпадала или какая-нибудь красивая сабля, или навороченный пистолет, или подзорная труба. Вот, да простит меня автор, но начало очень сильно напомнило ту игрушку. Как-то все-таки странно даже самому трусливому капитану отсиживаться в каюте во время захвата твоего судна, если это не жестокий произвол геймплея.
А потом настроение цепляться за какие-то недочеты у меня пропало напрочь. Действительно, похоже на голливудский блокбастер — ярко, зрелищно, динамично, офигенно захватывающе и… меньше всего хочется заморачиваться на логику происходящего, списывая нестыковки на художественную условность.
С легким сердцем ставлю 5 баллов и нижайше прошу организаторов в следующий раз выделять чуть больше времени на читательский этап. Ну честное слово, помимо сайта приходится жеж отвлекаться и на реальную жизнь.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.