+3
Добавил: Kane
Автор(ы) imperial_picklock
Распространение Распространение на других сайтах запрещено
Редактор(ы): imperial_picklock
вставить в блог

Описание

Корабельный журнал.
3Э400. Сандас, 5 Начала Морозов.

Моя началась много лет назад, когда шрамы не покрывали лицо, а руки не были грубыми от морской воды. Я был мальчишкой из семьи офицера, осевшего в Коловии и не мог усидеть на суше сколько себя помню. Видимо, тяга к морю передалась мне с кровью отца. Вообще, у нас было много общего. Но точно не характер. Он все время твердил, что без дисциплины из меня никогда не получится хороший командир, так и норовил отдать меня в военную школу. Я же находил выпивку и девиц более интересным времяпрепровождением, такова моя ветренная натура. В конце концов отец похоронил идею сделать из меня человека чести и отправил восвояси, чуть только мне стукнуло восемнадцать. Меня переполняло чувство свободы и вседозволенности, я понимал, что наконец-то смогу осуществить свою мечту и бороздить западные моря под флагом благородного капитана, поэтому в то же утро я нанял повозку в Анвил. Прошло уже, наверное, полвека с момента моего первого и единственного посещения этого городка, но я помню всё, как будто это было вчера, потому что тот день навсегда изменил мою жизнь.
Я прибыл в Анвил, когда на улице шел дождь. Мне не хотелось промокнуть до нитки, так что сразу после того, как извозчик получил деньги, я поспешил в таверну. Лишь только я переступил порог заведения, хоязин предложил мне место у барной стойки и спросил, не хочу ли я выпить. «Чарку рома мне!» — выпалил я. Мне тогда думалось, что я без пяти минут моряк, а все моряки, безусловно, предпочитают ром. Отпив немного из кружки, я решил начать расспросы по поводу кораблей в порту и обратился к хозяину таверны. Тот ответил мне, что в порту бросили якорь имперский разведчик и посудина какого-то свободного торговца, однако у обоих полный набор и в пополнении команды они не нуждаются. Услышав эти я уж было хотел рассыпаться в вопросах о стоимости комнаты за ночь как часто здесь бывают корабли. Но трактирщик добавил:
— Ты спрашивал про корабли в порту, я и ответил про порт. А в бухте, что южнее, стоит «Буревестник».
Когда хозяин произнес название корабля, в зале на несколько мгновений стихли все разговоры. Я обернулся посмотреть, что заставило людей прекратить болтовню, но стоило мне сделать это и я увидел, что лица, устремленные взглядом в мою сторону тут же отвернулись и снова появился привычный гул. Человек за стойкой привлек мое внимание:
— Так что можешь наняться к его капитану, ему всегда нужны люди ха-ха!
Хриплый смех трактирщика вызвал мое недоумение и я поинтересовался, что смешного в его словах. С его лица пропала ухмылка и он ответил:
— Ты что же, не знаешь о корабле, что ходит под алыми парусами? И никогда не слыхал о капитане, который никогда не сходит на сушу?..
Я совершенно наивно покачал головой и трактирщик приблизился ко мне со словами:
— Тогда послушай доброго совета, не стоит приближаться…
И в этот момент дверь таверны распахнулась, внутрь рванулся ветер и множество капель дождя. Повисла гробовая тишина. Темная фигура в плаще с капюшоном шла к барной стойке. Старые половые доски тяжело скрипели под шагами этого человека, а единственным звуком в зале был стук от каблуков его блестящих сапог. Размеренной походкой он подошел и встал рядом со мной. Когда он откинул капюшон, я впервые увидел лицо капитана Крависа. Серые глаза, глубокий шрам под левым, короткая борода, черные длинные локоны аккуратно лежали на плечах. На голове был завязан красный платок. Одежда была довольно богатая — чёрная военная форма была отделана искуссно, портной явно вдоволь потрудился над каждым швом. Ремень украшала большая серебрянная бляха с изображением скального наездника. Не знаю, сколько я стоял и рассматривал его, но краем уха успел услышать слова капитана, обращенные к стоящему за стойкой. «Только глупцы слепо верят в легенды». Кажется, еще он спросил, не отговаривал ли хозяин таверны меня от службы на корабле, на что тот лишь испуганно замотал головой. Капитан усмехнулся и наконец посмотрел на меня. Взгляд его был пронзителен и серьезен.
— Хочешь на корабль? — напрямую спросил он. Я кивнул.
— А знаешь ли ты, чем мы занимаемся?
Конечно, я не знал о занятии его команды ничего, кроме того, что это оносится к морскому промыслу. Чтобы не выглядеть глупо, я ответил «да».
Капитан выпрямился и официально заявил:
— Итак. Ты знаешь наши дела и хочешь плавать на «Буревестнике». А значит, ты должен быть верен морю, своей команде и капитану. Должен будешь плавать под мои началом пока тебя не настигнет смерть.
К горлу подошел ком и на спине выступил холодный пот. Я ощущал неизбежность некого исхода, о котором мог лишь догадываться. Последние слова капитана пошатнули мою уверенность, но странное чувство толкало меня согласиться. Кравис ждал ответа. И я дал его. «Согласен» — промолвил я. Быстрым движением Капитан крепко сжал мою руку, я вздрогнул и все вокруг окутала черная пелена, я видел только его перед собой.
— Ты дал согласие, теперь ты мой. Сегодня ночью ты должен явиться на корабль. Часть команды. Ты не можешь не придти.
Когда кэп отпустил мою руку и удалился прочь, стало тяжело дышать и я жадно глотал воздух. Опомнившись, я посмотрел на трактирщика. Он протирал стакан, точно так же, как когда я вошел. Казалось он не обратил внимания на все, что только что произошло. Я опустошил стакан рома и вышел на улицу. Меня слегко покачивало и перед глазами все плыло. Каким то странным образом я не заметил, как провел в таверне весь день — на улице был поздний вечер. Вспоминая слова капитана, я побрел в бухту. По дороге я раздумывал над его словами, что же он хотел ими сказать? И почему я так легко согласился наняться на корабль, даже не поинтересовавшись деталями? Со временем творилось что-то неладное, потому что стоило мне погрузиться в мысли, как я уже восходил на помост корабля. Первое впечатление не было положительным: страшная вонь, выпившые матросы, которые постоянно сквернословили и толкали меня, корабль, больше похожий на дырявое корыто. Все это не совсем вписывалось в мои тогдашние представления о морской романтике. В трюме мне дали место для сна и ржавую саблю. Гамак был весь перештопанный и пах неизвестно чем. Мне захотелось уйти, но я не мог. Теперь я всей кожей чувствовал то, что сделал со мной Кравис — я был частью команды и не мог оставить ее добровольно. Эта идея прочно осела в моей голове, соперничая с мыслью сойти на берег. Несколько мгновений внутренняя борьба противоречивых чувств сводила меня с ума, а потом я дернул на палубу. Капитан шел вдоль правого борта и смотрел в сторону Имперского Линкора в порту. Тогда он почувствовал меня спиной, нет сомнений, и сказал:
— Это не самое страшное в жизни. Сегодня ты сухопутная крыса, завтра пират, а послезавтра мертвец. Нет смысла бежать от судьбы. Сейчас мы возьмем на абордаж эту судно, а через неделю продадим его на Жемчужных островах. Не ты первый, не ты последний, быстро привыкнешь.
Я заглотил наживку. Ему было нужно лишь мое согласие. Сколько еще «зелени» таким образом он набрал на корабль? Расчет был гениальным, бравые парни, которые сражаются за корабль и держатся на собственной ненависти. Ненависть. В тот вечер она рвалась из меня со страшной силой. Я лично убил девять или восемь имперских моряков. Я ощущал липкую кровь на своей рубашке, она не была моей. Было противно, меня стошнило несколько раз. Когда мы вышли в море, такое случалось частенько.
Кравис не был черным магом, как я подумал сначала, но основания так полагать были. Он очень много времени проводил на палубе и обязательно держался часть корабля. «Буревестник» будто бы слушал его приказы и действовал очень эффективно. Капитан почти не контактировал с командой, поэтому дисциплину на корабле поддерживали боцман и его помощник. Не считая Крависа, смерти этих двух ублюдков я желал более всего. С матросами они обращались хуже всего и если сегодня ты получил два удара плетью, можешь считать, что легко отделался.
Джеймс Кравис ломал людей. Меня от тоже сломал. Наверное, этого он и хотел. Три года на корабле показали мне жизни так, как она есть.
Все было спланировано, я был в своем уме, я не был одним из этих гипнотизированных обезьян. Жажда мстить была сильнее любых чар. Под покровом ночи я выбрался из кубрика. Был страшный шторм, снасти трещали, рангоут ходил ходуном, но корабль спал. Я знал это как и то, что спал и капитан. Сменялся патруль и я смог проскочить в капитанскую каюту. Этот сладкий момент возмездия. Я подошел к Джеймсу и взглянул на его лицо. Он открыл глаза, улыбнулся и даже не дрогнул. Впервые с момента службы на корабле я почувствовал страх. Кравис не шелохнувшись сказал мне:
— Придет время, грянет буря…
Я полоснул саблей по горлу капитана и кровь брызнула мне в лицо. Я стоял неподвижно, пока Кравис не сделал последний всхлип. В тот момент ко мне пришло четкое осознание того, что теперь я капитан корабля. Я — корабль, я — команда. Это я сейчас рассекал волны и боролся с ветром и это я храпел на нижней палубе. Я вышел под дождь и мне захотелось плыть быстрее настолько, насколько возможно. Корабль рванулся вперед, не взирая на встречный ветер. Так я мчался до утра. Было трудно вернуться в свое тело, но я собрался и сделал это. Сильная усталость одолевала меня, однако я вспомнил про Джеймса Крависа. Я сильно удивился, когда не обнаружил его в своей кровати, там, где я убил его. Не было ни крови, ни тела, ни вообще каких либо следов. Зато на соседней тумбочке лежала большая стопка книг — корабельные журналы. Я принялся их читать и пролил свет на все, что казалось мне странным. «Буревестник» Кравис нашел на мертвых островах близ Йокуды, тогда это был прекрасный корабль. Но после капитан обнаружил, что корабль поглощает его, ему нужна живая душа капитана. По началу Кравис сопротивлялся, но с каждым днем становилось все тяжелее. Он отдавал души матросов в жертву кораблю, но ничто не могло заменить капитанскую душу. Джеймсу был рад тому, что я свершил его судьбу — кораблю досталась лишь мертвая плоть. Капитана этого проклятого корабля ждала тяжелая судьба, я понимал это, но не было пути назад. Судя по количеству книг, Кравис плавал на этом корабле не больше семи лет. Я не собирался отдавать какой-то деревяшке себя, я не был с этим согласен. Кравис мог позавидовать количеству загубленных мною душ.
Я плавал под алыми парусами пятьдесят лет и три года. Пишу эти строки, но суставы дают о себе знать. К тому же, корма совсем продырявилась, да и палуба подгнивает, совсем расклеился.
«Я ложу перо на стол и отодвигаю журнал подальше от себя. Пригубив немного рома, я отправляюсь на палубу. Мне не нужно вставать и идти для этого. Больше не нужно. Вот юнец пробирается мимо боцмана в мою каюту, наверное, моих сил больше недостаточно, чтобы контролировать его. Я вспоминаю слова моего Капитана — Ты не первый и не последний. Придет время, грянет буря. Знал ли он, что это будет значить для меня? Нет, скорее всего. Как это не смешно, но я сам выбрал свою судьбу. Скоро я умру, мои глаза открыты, я встречу это как Джеймс Кравис. Я знаю, что все повторится вновь, „Месть Буревестника“ никогда не насытится. И придет время, и грянет буря».

Скриншоты

5 комментариев

avatar
Вау! Задумка просто впечатляет. Очень интересно было читать. Текст немножко сыроватый. Неплохо бы было его отредактировать слегка, но все равно читается легко и с интересом.

качество/изящность — 6/10
лаконичность — 7/10
легкость чтения и понимания — 9/10
сюжет/история — 9/10
чувства/эмоции — 7/10
атмосферность — 8/10

Общая оценка — 7.6
avatar
Сюжет чем-то напоминает историю Дэви Джонса из «Пиратов Карибского моря», и при этом приятно обыгрывает её. Ошибки есть, их много — «хоязин», «выпившые», прочая. Есть мелкие, но приятные детали вроде скального наездника на бляхе. В целом не понятно, почему молодой и подающий надежды моряк, желавший сладкой и вольной жизни, из-за проклятия корабля и грубого обращения к нему так быстро сломался; этот подлец не вызывает никакой симпатии, и, пожалуй, это и было целью автора. Правда, сюжет целостный, пусть и несколько мрачноватый. Жаль только что то тут, то там запятые не стоят на своём месте. Зато есть атмосфера.
Твёрдая четвёрка. 4/5.
avatar
После коммента Leon_Kane перечитал. Дополню — «ложу» не заметил, сюжет после описания судьбы капитана «Буревестника» настолько предсказуем, что я даже начал зевать. Наконец, откуда капитан «Буревестника» оказался в таверне/рядом с ней так удобно именно в тот момент, когда герой начал расспрашивать про его корабль, находившийся в бог весть каком расстоянии от героя?
Я верю в случайности, пожалуй, даже слишком случайностей в моей игре в ФРПГ выкладывается в пользу моего сюжета (привет Сноу с его критикой Сельда!), но для всего должно даваться трезвое объяснение.
Снижаю до 3.5/5. И то те полбалла — только потому что уже поставил плюс за рассказ, и отменить его уже не могу, вот. :3(
avatar
Во время прочтения текста из головы не выходили слова: «где-то я это уже видел». Сюжет в общем-то понятен, но немного скучноват, особого развития не имеет. Похоже на некую автобиографию-жалобу несчастного паренька. Рассказ неплох, но не цепляет за живое.
А еще вопросы вызывает строчка «Я ложу перо на стол и отодвигаю журнал подальше от себя»… Очень хочется верить, что слово «ложу» — это пример самой речи капитана. Если же это ошибка, то это печалит.
6/10, либо 5/10, если «ложу» — ошибка автора.
avatar
Автобиографические экскурсы на тему «как я стал пиратом» особенно модны в этом сезоне. Но на этот раз история написана живо, ярко, даже бойко. В распекании непутевого сына вспомнилось что-то Стивенсовское, визит в таверну и сцена вербовки представились как наяву. Сюжет — классическая страшная байка, каких среди суеверной матросни ходило в количествах. Вызвавшее такой ажиотаж «ложу» мне однозначно показалось авторским ходом, уж слишком демонстративно соответствующий фрагмент текста выделен в кавычки. Лично меня смутили «алые паруса», уж больно сильные ассоциации они вызывают для русскоязычного читателя. С пунктуацией, честно скажу, ахтунг, вычитка тоже бы не помешала, хотя это общая беда конкурсных рассказов, на правку которых у авторов вечно не хватает времени. Что же касается атмосферы… вот убейте меня, но она совершенно не ТЕСовская. Да, тут честно вставлены какие-то топонимы и наименования рас, но перенос кажется очень уж искусственным. И да, концовка предсказуема, но главное, она не вызывает сильных эмоций, не чувствуется ужаса от участи героя. Занятно, но и только.
Итого, 4.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.