image

Шезаррин

Небольшой от нашей подписчицы — Александры Ткаченко

В чём разница между сном и смертью?

Для смертных – это разные вещи: сон лишь временный отдых тела, смерть же – конец, делающий оболочку для души ненужной. Сон не может разорвать связь между телом и душой. Смерть же отправляет душу в Этериус, где ей суждено вернуться в Мундус – в новое тело.

Но он – на беду или счастье – бессмертен. Он не может раствориться или исчезнуть после гибели своего тела?

Сколько раз он воплощался? Сколько имён он носил среди людских народов? Сейчас разум словно скрыт в тумане, сквозь который нельзя пройти.

Такое случалось с ним каждый раз после новой гибели. Его оболочка гнила – как и его первая, что превратилась в луны на небосводе – а его дух словно погружался в оцепенение. Он чувствовал себя словно в лодке, которая плывёт в потоках времени – то спокойных и неторопливых, то стремительных и всеразрушающих.

В этом забвении его не касалось безумие. Пускай в подобном состоянии он не мог вспомнить практически ничего, его разум был цел. Он был спокоен, и его не раздирали призраки прошлых и будущих жизней.

И в этом состоянии его оставляла боль. Она всегда приходила с гибелью его оболочки, когда её раздирали оружие и магия, и лишь усугубляла муки её разума, погружая в большее безумие. Лишь в самом конце, на последнем издыхании, точно в издёвку, ум прояснялся, и до самого конца никакие видения не могли смутить его.

Так было и в последней битве. Он одолел неоперённого полубога, мучителя человечества, отправил его душу в – лишь для того, чтобы быть растерзанным магией айлейдских колдунов. Сейчас его душа не чувствовала даже отголосков боли, но тогда его голова чувствовала, как его тело раздирают на тысячи мелких частей. Такого он не испытывал никогда – даже эры назад, когда у него, ещё живого – в смертном понимании – вырвали сердце и швырнули в недавно созданный мир.

Боль тогда была и благословением, и проклятием. Она отрезвила его, отогнала безумие, позволив заглянуть в будущее и предупредить Морихауса о возвращении Умарила.

Теперь дело осталось за малым. В срок, когда дух короля-колдуна начнёт рваться из Обливиона, настанет час его преемника – героя во плоти, который поможет бестелесному духу в новой войне против гнева эльфов.

А затем – новый цикл жизни. Новое воплощение, новые подвиги, сотни последователей. И новые приступы безумия.

А потому сейчас стоит насладиться покоем. Иногда забвение – это благо для павших богов.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.