Зелье пера - 4

На несколько томительных мгновений все оцепенели. «Дремора меня побери!» — тихонько выругался нордлинг. Меч был хорош. Слишком хорош, чтобы вся эта закончилась благополучно.

— Ошейник, ты как? Можешь работать? — участливо осведомился Кринт.

Тот болезненно дернул головой, но к постаменту подошел.

— Ловушки тут нет, — фыркнул кот, рывком поднимая тяжеленный клинок.

Успокоившийся Кринт поспешил хаджиту на помощь, успев подхватить груз до того, как вор с внезапно искривившимся лицом упал на каменные плиты. Когда нордлинг перевернул тело на спину, Ошейник был уже мертв.

— Все-таки насчет ловушки он ошибся, — со странной интонацией заметил данмер. — Что ж, Гил, думаю, меч понесешь ты. Ворчун нам может еще понадобиться. «А от тебя все равно толку нет», — закончил за него нордлинг. Про себя, конечно. И с трудом скрыл лукавую усмешку.

Солнце, терпеливо дожидавшееся их возвращения, показалось нордлингу нестерпимо ярким. Вновь оказаться под открытым небом было странно. Свежий ветер после жаркой духоты подземелий заставил Гила зябко поежиться. Напади сейчас кто-нибудь на группу, и нордлинг оказался бы совершенно беззащитен. Меч, обвязанный ветошью от досужих взглядов, оттягивал спину. В руках Гил держал по увесистому тюку с награбленным в подземельях добром, — похоже, что Кринт окончательно перевел его в разряд носильщиков.

Невезучего хаджита оставили в сердце двемерских подземелий. Что ж, гробницу надежнее найти было трудно.

Лагерь, разбитый ими до спуска в подземелья, равнодушно встретил своих хозяев, будто и не было долгих часов в давящей духоте подземелий. Уютный костер и сытный ужин были сейчас очень кстати. Нордлинг тяжело опустился на землю, давая отдохнуть вымотанному телу и лениво наблюдая как орк, играючи, перерабатывал в дрова приглянувшийся гриб. Удивительно, но даже высокомерная эльфийка была занята делом: хлопотала над костром. «Видимо, проголодалась», — мелькнула ехидная мысль, — «А куда подевался Кринт?»

По одной высыпали на стремительно вечереющем небе крупные, словно сливы в Киродииле, звезды.

— Говорят, что ночное небо — это проекция Забвения на наш мир, — задумчиво обронил незаметно подошедший орк. — Здесь, в окрестностях вулкана, звезды особенно выразительны. Любопытно, почему. Есть гипотеза, что остров обязан своим происхождением упавшему именно сюда сердцу Лорхана.

— То есть, ты хочешь сказать, что грань между Обливионом и Нирном здесь тоньше всего?

— Получается, что так, — пожал плечами орк.

— По-моему это можно объяснить гораздо проще: например, особым состоянием атмосферы вблизи вулкана.
Вместо ответа орк презрительно фыркнул:

— Ты просто переобщался с киродиилами.

Гилу внезапно подумалось, что интересно было бы узнать, что ответила бы на этот вопрос загадочная гнисиская алхимик.

— Какой же я дурак! — в сердцах воскликнул он.

Орк недоуменно обернулся.

— Тащил всю эту тяжесть, потом обливался, а выпить припасенное не додумался!

***

Наутро орк исчез.

Нордлинг был готов поклясться, что слышал его раскатистый храп всю ночь, но, когда нашел в себе силы продрать слипающиеся глаза, Ворчуна и след простыл.

Когда все убедились, что отыскать пропажу не представляется возможным, настроение в команде резко упало. Кринт был зол и неразговорчив. Несколькими отрывистыми жестами он поднял команду на ноги. Гил со вздохом навьючил на себя поклажу, впрочем, быстро повеселел — зелье действовало.

Обратно шли гораздо быстрее: знакомая дорога стелилась под ноги, необходимости плутать между камней уже не было, так у команды имелись все основания надеяться, что успеют вернуться в Альд Велоти за один переход. «Как раз и зелья хватит», — обнадеживал себя нордлинг.

Внезапно его нога зацепилась за что-то и он кубарем полетел носом в пыль. Впрочем, длинных острых рогатин в его руках на этот раз не было, так что он успел сгруппироваться. С уст нордлинга, не удержавшись, сорвалось бранное словцо, — Гил был готов поклясться: спотыкаться было совершенно не обо что, — когда заметил лежащий в полуметре от него боевой дротик, один из тех, что так легко отправлял в полет данмер.

Тело инстинктивно ушло в перекат, нордлинг едва успел отправить в полет один из тюков. Тот взмыл в воздух с удивившей самого Гила легкостью, не просто достигнув готовившегося к очередному броску Кринта, но и сбившего данмера с ног, словно кеглю.

«Ни хрена себе!» — подумал обалдевший нордлинг, вскакивая на ноги. Руки легко сорвали со спины меч: ремни привязи успели только тихонько тенькнуть. Мгновение спустя Гил уже стоял, выпрямившись во весь свой немалый рост, и неподъемный клинок язычком стального пламени плясал у него в руках.

Северянин с темным эльфом на миг встретились взглядами. Если на лице нордлинга всякий без труда прочел бы растерянность, то данмер был деловито-спокоен, словно выполнял рутинную работу. Испугаться он не успел. Гил, отступил от безвольно оседающего тела, пока отделенная от него голова катилась вниз по камням, нордлинг стремительно развернулся, запоздало вспомнив об эльфийке.

Огненный шар взорвался где-то в стороне от нордлинга, окатив всех присутствующих дождем из щебня, но, казалось бы, возникший из ниоткуда Ворчун успел увернуться. Гил успел только с восхищением проследить, как двуручная секира срывается в полет, пригвоздив магичку к стволу гриба, словно диковинную бабочку.

***

Взять всю добычу алхимик отказалась.

— Вы честно ее заработали, — с неуловимой улыбкой сказала она товарищам.

— Но без твоих зелий нам бы не выбраться из этой передряги. Лежали бы сейчас холодные, как Ошейник, — передернулся от неприятных воспоминаний Ворчун.

— Ты думаешь… — задумчиво начал нордлинг.

Орк мрачно вытащил из-за пазухи выданное ему зелье исцеления и передал киродиилке. Та задумчиво провела над бутылкой рукой.

— Да, там яд.

— Но хаджиту же оно помогло!

— Скорее всего, в зелье было смешано два эффекта: лечения и отравления. Первое время один компенсировал другой, но, как только длительность положительного закончилась, яд беспрепятственно убил несчастного.

— Брр! Мерзавец понял, что хаджит с моей помощью выкарабкается из первой ловушки, успел удостовериться, что больше услуги вора не понадобятся, и хладнокровно отравил подельника.

— А откуда ты узнал, как его надо освобождать из плена двемерской магии? Я ни с чем подобным раньше не сталкивался.

— Да никакая там не магия была, а обыкновенное электричество. Книжки надо читать, — отмахнулся орк.

— Госпожа алхимик, — обернулся к киродиилке нордлинг, — как так получилось, что под действием обыкновенного зелья пера я сумел бросить в данмера многопудовым мешком? Эффект лишения веса же должен действовать только при непосредственном контакте?

— Видишь ли, — лукаво улыбнулась волшебница, — я немного смошенничала, добавив в отвар не только вереск и скаттл, но и немного воска дреуга, смешанного с пепельным бататом.

Гил растерянно сморгнул, — в алхимии он был не силен. Зато в глазах орка засветилось понимание.

— Это было зелье не только пера, но и увеличения силы!

— Именно так. Создать достаточно мощное зелье пера нельзя, к сожалению. Зато увеличение силы не позволяет только носить груз большего веса.

— Но и отправить негодяя к праотцам, — с довольной ухмылкой закончил нордлинг.

— А мое зелье невидимости позволило вовремя поставить тебе подножку, спасая от отравленного дротика. Когда на сцене появилась бесценный артефакт, стало понятно, что пахнет жареным. Так что я дождался, когда все уснут, и выпил заветный флакончик.

— То есть ты мешал спать мне своим храпом из конспирации? — запоздало возмутился нордлинг.

— Кстати, красиво ты уделал этого недопеска, — в очередной раз порадовался приятному воспоминанию орк.

— То, что на этом треклятом острове мне вместо оружия в руки попадалась всякая дрянь, не значит, что я в жизни оружия не держал.

— Значит, ты специализируешься на длинных клинках? — ухмыльнулся орк. — А знаешь, что Кринт дал нести его тебе, так как решил, что именно ты не сможешь им воспользоваться против него?

Парни со смехом звякнули кружками, в котором деловито побулькивал знаменитый скайримский мед.

Несколько дней спустя, когда друзья двигались к Балморе в поисках очередного приключения, за спиной у нордлинга сдержанно поблескивал артефактный клинок.

Вместо эпилога
— Громила так и не вернулся, — въедливо шипит чей-то голос. — Но наши глаза-и-уши видели двух смертников из его группы и с ними, — тут странный голос становится едва ли не визгливым -, Клинок!
— Главному будешь докладывать сам, — отвечает кто-то невидимый, и владелец шипящего голоса с ужасом осознает, что главарь гнисиской Камоны Тонг смертельно испуган.

В это же время одна неприметная киродиилка, чьи характерно очерченные скулы и разрез глаз выдавали искушенному наблюдателю ее принадлежность к старой киродиильской аристократии, устало дремала в кресле. Когда-то жрица Акатоша, измотанная странной неизлечимой болезнью, выполнила волю своего, так и не ставшего бывшим, господина и могла немного отдохнуть.

На этом, многоуважаемый читатель, я оставляю героев продолжать их путь на негостеприимной, полной опасностей, но такой прекрасной земле Морровинда, уже без нашего участия. Возможно, когда-нибудь мы и встретим кого-нибудь из них на многолюдных площадях столицы Империи, на бескрайних заснеженных равнинах Скайрима или в непролазных джунглях Акавира. Кто знает?

С другом встану спиною к спине — Вдвоем проще одолеть страх,
Тяжелый клинок я сожму в руке — Неумолим его взмах.

Смерть притаилась невдалеке,
Целится в спину удар.
Здесь, в раскаленной подземной реке
Вода обращается в пар.

Первого друга держу я рукой,
Сзади стоит второй.
Нас не достать за стальною стеной — Значит, вернемся домой.

2 комментария

avatar
Это конец рассказа? Интересный получился)) Ты его давно писала? А есть еще рассказы про приключение Ворчуна, Гила или еще кого-то?
avatar
Да, на этом история заканчивается )
Ты его давно писала?
Сейчас специально лазила в свой дайрик выяснить этот вопрос, самой любопытно стало. Закончила летом 2010 года ) Ужас, сколько времени, оказывается, прошло )

Про троицу (Гил, Ворчун и Хадести) у меня есть очень маленький рассказ Бретонка и орк, с которого, собственно, все и началось, и к нему дописанные в разнове время… не знаю, вряд ли рассказы, скорее, зарисовки. Ну и в столе лежат несколько начальных глав их следующего приключения после Миссии. найти бы ту бумажку, где я записывала сюжетные наметки Блин, вот когда все успеть, а? ))) И я все еще хочу когда-нибудь дописать ту историю, сюжет которой кратко пересказала в Миссии, о карьере Хадести в гильдии и сопутствующих приключениях всех троих.

Вообще если не считать безумного количества начатого и незаконченного, у меня есть несколько коротких рассказов о Нереварине, который, как нетрудно догадаться, был моим первым и любимым героем )

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.