Торакс светлячка, ч.11

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
О путеводной звезде

— Как прошло? — Руна стояла у стены со сложенными на груди руками и глядела прямо в глаза Ральи — точнее, в глаз.

Редгардка резко остановилась и, оскалив зубы, произнесла:
— Я предложила ему меч — он не смог устоять.

Нордка посмотрела на шумевшую внизу реку:
— Учти, я слежу за тобой. Попробуешь сделать что-нибудь в своем духе — рука на тетиве не задержится. Все поняла?

— Всё как в старые-добрые времена, а, сестрёнка? – прищурила глаза Ралья. Нордка нахмурилась; редгардка развернулась и пошла по мосту прочь.

Руна вошла в башню и сбросила плащ — холодный воздух обдал всё её тело. Лучница поёжилась, потёрла руки и взбежала по лестнице; наверху, на третьем ярусе башни, Герфорд вёл ожесточенную перепалку, должно быть, с Велином. А здесь, на втором ярусе, сидя на полу, мирно шинковал травы скальпелем чудаковатый Багрузаш.

Нордка не смогла сдержать ухмылки: Руна не могла не улыбаться при виде этого орсимера, так забавлял её его внешний вид. Постукивание скальпелем и запах настоя на горноцвете вызвали у неё череду приятных воспоминаний…
— Скоро больной поднимется на ноги?

Орк оторвал глаза от трав и замахал волосатыми ручищами с давно уже не зелеными пальцами; Руна без труда поняла смысл его жестов: мол, если ему обеспечить покой и давать настой на горноцвете, то поправится меньше чем через день.

— О каком покое тут может идти речь? — нахмурилась Руна, указав наверх. Орсимер пожал огромными плечами и вернулся к работе. Нордка пошла наверх, мягко ступая сапогами по деревянным ступенькам.

— Ага, и это, значится, покой больному… — произнесла она, оглядев комнату и скорчив недоверчивую гримасу.

Герфорд стоял и тяжело дышал. Его морщинистое лицо приобрело вишнёвый оттенок. Правая рука продолжала впиваться в грудь, прямо над сердцем старика. Велин опустился в кровати; на нём была расстёгнутая рубаха с пятнами крови, а под ней, на теле — несколько перевязанных ран, полученных в бою с некроманткой.

— А это еще кто? — произнёс данмер. Бретонец отошёл в сторону и выпрямился, а Руна сказала шутливо:

— Руна Морфальская, стою перед тобой как конь перед травой. Вопросы?

У данмера расширились глаза, и он с трудом приподнялся:
— Вы тоже за этим оборотнем пришли?..

— Это было бы слишком прекрасно, не думаешь? Мы с Ральей не вели общих дел уже больше года, и, если бы не та некромантка, я бы с нею не связывалась еще дольше. Я сюда не за медвежьей шкурой пришла, а чтобы твоему бедняге-слуге помочь. Еще что-нибудь?

— Вы действительно убили дракона?

Нордка фыркнула:
— Даэдрот. О Девять, даэдрот, даэдрот, даэдрот — это был даэдрот. Я повторяю это всем, кого знаю, но люди всё равно задают мне этот дурацкий вопрос. Ну не было никакого дракона.

— А…

— Время вопросов кончилось, пришло время, трум-трум-труу, здравого смысла, — подошла к кровати нордка и уселась на том же самом стуле, сидя на котором только что разговаривала с Велином Ралья. Данмер с интересом наблюдал за каждой деталью в её снаряжении — и в особенности за луком. Девушка глубоко выдохнула, и от неё почему-то повеяло холодом:
— Так вот. Слушай, пацан, никто — повторяю, никто еще не заключил сделки с Ральей Снежный Шторм не пожалев в последствии об этом. Поверь мне — лучше тебе мотать удочки, и поскорее; она как стервятник, спешит туда, где скоро будет пролита кровь, и сейчас вопрос лишь в том, чья прольётся раньше — звериная или твоя. Не верь этим россказням о её героических выходках, я знаю эту бестию больше десяти лет, и ничего, кроме вреда, она окружающим еще ни принесла. Всё ясно?

Герфорд застыл. Нордка молча встала; она всем своим видом напоминала натянутую тетиву. На секунду её взгляд встретился с взглядом мера — Велин вздрогнул, отвёл глаза и побледнел:
— Я поразмыслю над тем, что ты сказала. Что-то ещё?

— Ничего. Поговорим позже, когда ты подумаешь об этом.

Нордка развернулась и, кивнув окаменевшему Герфорду, спустилась по лестнице, после чего, накинув на плечи плащ, вышла из башни.

*****

Велин, постукивая палкой о камни, спустился к берегу. Лучи закатного солнца озаряли башни Валтейм, и в оранжевом свете они чем-то походили на те алые стволы с золотыми листьями из сна эльфа. Данмер уже успел переодеться, и лишь прическа была все такой же растрёпанной — то тут, то там торчали иссиня-чёрные немытые пряди.
Золотое течение шумело, как живое, и на воде лежала Ралья. Рядом, на берегу, стоял огромный норд с клеймором в руках, закованный в украшенные грубой резьбой стальные доспехи; стоило ему заметить эльфа, страж подошел к нему с недоуменным выражением лица.
— Я к Ралье. По поводу дела, — проворчал Велин. Норд гаркнул — варварка зевнула, перевернулась и поплыла к берегу. Прислужник бросил ей свежий плащ и ткань. Мечница обтёрлась ею и накинула на себя плащ.
— О, вижу, ты уже почти готов! Идём, я подобрала тебе подходящий клинок.
На лице данмера смешались одновременно выражения недоумения, злобы, решимости и любопытства, он пошел вслед за ступавшей босыми ногами по земле женщиной, а молчаливый норд, не убирая оружие, последовал за ними.

В башне было холодно — но Ралья не мёрзла. От неё веяло жаром и энергией, на губах играла лёгкая улыбка, походка была пружинистой, и Велин не мог представить себе, как такая женщина могла бы быть такой… Опасной. Для него. Норд остановился у входа в комнату, а редгардка показала на лежавший на заляпанном кровью столе свёрток:
— Вот, полюбуйся.

Ралья заботливо, но быстро развернула ткань. Эльф бережно взялся за замотанную оленьей кожей рукоять, и меч с тонким звоном вышел из ножен.

Из-за закатного солнца казалось, что клинок был двемерский или золотой, но не серебряный. На эфесе и гарде был тонкой резьбой изображен сюжет из жизни моряков: яркая звезда освещала путь кораблю. Эльф едва провел пальцем по лезвию — оно было хорошо заточено, но не идеально. Ножны к нему были сделаны из крепкого недорогого дерева.

— Мне подарила его волшебница во флоте, когда я спасла ей жизнь, — ответила на вопросительный взгляд эльфа Ралья и зашла за перегородку, — а теперь я дарю его тебе. Хорошее оружие для начала, а? С таким и против некроманта, и против оборотня не грех сражаться.

— Эта звезда — символ Данстара. Она была таном Белого берега, — задумчиво произнес данмер, — и это был её клинок.

— Верно подмечено, — вышла из-за ширмы Ралья, одетая в простую льняную рубаху.

Эльф молча положил меч на стол. Велин был подавлен, на лице его было смятение; собеседница же светилась торжеством, глаза её блестели. Наконец, лицо эльфа прояснилось:
— Ралья… А найдутся ли у вас доспехи?

— Легкие или тяжёлые? — ответила редгардка, как будто ожидая этот вопрос. Велин поднял меч со стола:
— Тяжёлые.

**********
И вновь благодарность за неоценимую и, главное, своевременную помощь Сноу.
Я думаю, что буду выкладывать «Торакс» по пятницам, а не по воскресеньям.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.