Сердце Гре'Такара. Глава 23. Исповедь вампира

В ушах стоял противный звон, давящий все остальные звуки. Цирус что-то кричал, стремительно приближаясь, но Торбранд не слышал ни слова. Он попытался подняться вместе с Матильдой, но подвернутая нога не хотела слушаться.
Вампир подхватил его под руку и настойчиво потащил в сторону, прочь от пылающей поляны. Бывший легат оглянулся и увидел Зира, несущего молодую чародейку на руках. Сам каджит выглядел не лучшим образом: правый глаз отек и распух, на лице блестели багровым порезы от смертоносного черного лезвия, броня тоже была повреждена эбонитовым мечом. Но в единственном видимом оке кота горела такая решимость, что Торбранд не сомневался, что кот не уронит Матильду.
Бывший легат немного успокоился и стал изо всех сил шагать здоровой ногой. Цирусу явно было тяжело тащить на себе тело могучего норда, закованного в латы, но огонь уже подбирался к деревьям неподалеку, облизывая их жадным языком, скребя по ним крючковатыми, кривыми когтями.
Они направлялись на запад. Хотя это и было опасно из-за холода и столицы мятежников – Виндхельма, но на юге были болота, слишком непредсказуем был тот путь и слишком опасен для истощенной четверки.
Вскоре под ногами захрустел снег, холод жадно набросился на разгоряченные тела. Цирус сделал еще несколько шагов, а затем, не особо церемонясь, скинул Торбранда в снег. Бывший легат не возражал: его гораздо больше волновала судьба чародейки. Девушка не шевелилась, ее светлая кожа была совсем белой, пар не выдавал ее дыхания. Вампир торопливо подошел к ней и стал водить над ее лицом и сердцем руками, вливая волны оранжево-золотистой энергии. Потом он кивнул и скинул с себя балахон, обнажив странные ламинарные доспехи темного цвета, и расстелил его на земле. Зир положил девушку на ткань и показал на свои уши. Цирус подержал над ними руки, освещая светом целительной магии. Через несколько мгновений каджит что-то сказал, обильно разбавляя речь жестами, снял с пояса черный продолговатый предмет, кинул его в снег и куда-то быстро пошел.
Торбранд попробовал пошевелить ногой, но боль не дала ему сделать это. Вампир уже стоял над ним и качал головой. Он что-то сказал, но в ушах все еще стоял звон, и Торбранд нахмурился и показал на уши. Цирус наклонился и поднес руки к голове бывшего легата. Приятное и щекотное тепло разлилось по телу, звон стал стихать, замолк совсем, и вот послышалось журчанье близкой речки и тихий шепот ветра.
– Теперь слышишь? – прохрипел выбившийся из сил Цирус.
– Слышу, – ответил Торбранд и отметил, как слабо звучит его голос. Схватка взяла большую плату. – Как Ма…
Вампир прервал его жестом, сел рядом и поднес руки к своим ушам. Вскоре он облегченно выдохнул.
– Теперь спрашивай.
– Как Матильда?
– Не очень, – хмуро ответил Цирус. – Но жить будет. Этот Оберег полностью истощил ее. Для такой юной чародейки это слишком мощное заклинание, я удивлен, что у нее вообще хватило сил жить после него. Как нога?
– Болит, – честно ответил Торбранд. – Поправишь?
– Дай мне отдохнуть! – возмутился Цирус. – Только и делаю, что лечу вас, вояки, наступи на вас тролль.
– А Зир куда ушел? Еще и так быстро.
– За дровами и кремнем. Как ты можешь заметить, мы остались без припасов.
Слова вампира страшным молотом правды ударили по голове. Еда, спальники, огниво, лекарства, плащи – все осталось в сумках, оставленных в пылающем лесу.
– Проклятье… – прошептал Торбранд и тяжело выдохнул, осознавая, в каком положении они теперь оказались. – Надо было идти к болотам, мы здесь замерзнем!
– И кто бы тащил вас, инвалидов, через болота? – съязвил вампир. – Здесь шансов умереть чуть меньше. Особенно если твой лохматый друг быстро раздобудет нам хворост. Мне-то не так страшно, а вот вам костер необходим.
Торбранд в очередной раз был вынужден согласиться со своим хамоватым спутником.
Цирус поднялся и завернул Матильду поплотнее в свой черный балахон. Он еще раз провел над ней руками и сел на корточки, поправляя меч на поясе.
– У меня накопились вопросы, – заявил норд, осматривая странный доспех вампира.
– Не сомневаюсь! – хрипло усмехнулся Цирус. – Дождемся каджита, а потом расставим все точки над «и».
******
Зир вернулся со связкой хвороста, несколькими толстыми палками, парой кусков кремня и медной кастрюлькой. Торбранд не интересовался, где он раздобыл эти сокровища, понимая, что ответы на эти вопросы ему знать не хочется. Да и холодно слишком, по поводу воровства можно будет повозмущаться потом.
Цирус варил какие-то коренья с добавлением лекарств из мешочка на поясе. Он обещал, что это быстро восстановит силы, однако запах был такой, словно кто-то оставил гнить труп тролля в болоте. А грязно-бурый цвет тем более не добавлял этому… блюду аппетитности.
– Итак, – начал вампир, помешивая стряпню. – Мое имя Адемар Паскаль Себастьян Даниэль Николя де Вареас, а имя того парня, который чуть не отправил вас в Этериус, – Цирус Нумерий. Я вампир, мне две тысячи лет… Вроде бы все. Есть вопросы?
– Хотелось бы подробностей, – съязвил Зир, держа у раненого глаза снежный компресс.
– Адемар не скоро придет в себя, время у нас есть, – подхватил Торбранд. – Начни с самого начала.
– Хм, как хочешь… Предупреждаю, эта выставит меня в еще более неприглядном свете.
В свои девятнадцать лет я поступил на службу в орден Клинков. Вам он знаком?
Каджит и норд кивнули.
– Я был перспективным новичком, подавал большие надежды. Грандмастер частенько нахваливал меня, подпитывая мое самолюбие и гордыню. Многие пророчили мне его место. Я ходил на самые опасные и сложные задания, надеясь быстрее подняться по карьерной лестнице… И вот однажды я поплатился за это…
******
Погода выдалась паршивая, снег валил с бешеной силой, моментально заметая следы и залепляя глаза. Ничего не видно, ничего не слышно, кроме завываний ветра. В таких условиях выполнить миссию будет непросто.
Молодой Клинок Адемар Паскаль Себастьян Даниэль Николя де Вареас шел следом за бретонкой Виолой – лучшей подругой. Они всегда ходили на задания вместе, они доверяли друг другу, были одной командой. Ничто не могло разлучить их, никто не мог победить их – самых перспективных новичков за последние десять лет.
Группа из девяти человек – восьми рыцарей-братьев и одного командира – поднималась по крутому склону горы. Миссия заключалась в том, чтобы устранить опасный отряд вампиров, доставляющий разведчикам Ордена немало проблем. Многие операции были провалены из-за появления этих кровопийц. Казалось, они специально следили за Клинками, и это вызывало подозрения у Грандмастера. Ему нужны были показания главаря этой шайки – босмерки Линрестрил.
Адемар улыбнулся, предвкушая сражение с проклятыми монстрами. Он ненавидел вампиров больше всего на свете. Когда ему было всего двенадцать, какой-то вампир убил его младшую сестренку. Адемар поклялся отомстить, и он с радостью исполнял свою клятву за время служения Клинкам.
– Стоять! Дальше мы не пройдем! – прокричал командир Эйтнар. – Переждем бурю в пещере, а затем пойдем дальше.
От досады Адемар чуть не высказал пару ласковых командиру, но сдержался. Он не слишком уважал Эйтнара и с нетерпением ждал того момента, когда сможет командовать им. И не только им, а всеми Клинками. Он знал, что звание Грандмастера у него в кармане. Иначе быть просто не могло.
Группа свернула с тропы в неглубокую пещеру в горе. Здесь было не так холодно, и ветер не заносил сюда снег, так что можно было назвать такие условия роскошью. Виола сняла шлем, выпуская бурю черных волос наружу.
– Ну и погодка, – покачала она головой. – Так мы нескоро найдем этих вампиров.
– Еще как найдем! – Адемар сжал кулаки. – Найдем и порвем их на части.
– Потише, рыцарь, – сказал Эйтнар. – Не стоит думать лишь о крови, иначе можно быстро превратиться в тех, на кого мы охотимся. А то и хуже.
Адемар скрипнул зубами, но не ответил. Виола положила ему руку на плечо и посмотрела на него своими шоколадными глазами.
– Не переживай, мы найдем их.
Адемар кивнул и вдруг услышал какой-то странный звук за спиной. Одним отработанным движением он вытащил острую как бритва катану и крутанулся на пятке. К его ногам упал какой-то человек в лохмотьях с перерезанным горлом.
– Это еще кто? – недоуменно спросила Виола и наклонилась, чтобы рассмотреть незнакомца поближе. Она открыла его глаза. Горящие желтые явно не человеческие глаза.
– Вампиры! Здесь, в пещере! – успела крикнуть она до того, как со всех сторон стали появляться кровососущие монстры, сбрасывая чары Невидимости. Врагов было много больше, надежд много меньше. Адемар с рыком кинулся на ближайшее чудище, взмахивая смертоносным мечом. Крики боли, ярости, звон стали, хруст костей, жадное чавканье металла, вгрызающегося в плоть. Девять клинков, стоя спиной к спине, храбро бились с превосходящими силами противника. Адемар не замечал ничего: он резал, колол, рубил, кромсал, убивал всех, на кого падал его взор.
Вскоре обе стороны понесли тяжелые потери. Клинков осталось всего четверо, вампиров семеро, и среди них была Линрестрил – кровожадная предводительница этого отряда вампиров. Она билась с Эйнартом на двух мечах из золотистого двемерского металла. Адемар сразил еще двух вампиров и присоединился к своему командиру. К Линрестрил подоспела поддержка из пары кровососов. Снова крики, снова боль, снова смерть. Перед глазами все плыло от ярости и крови, стекающей со лба. Чья она была – собственная или вампирская – Адемар не думал, он был весь в битве. Вскоре пал еще один Клинок и еще двое вампиров. Отряды остались в равном количестве. Адемар, Виола и Эйнарт с одной стороны и Линрестрил с двумя приспешниками с другой. Они стояли друг напротив друга, тяжело дыша и готовясь возобновить атаку.
– Что, Клинок, ваш Грандмастер решил-таки добраться до меня? – презрительно бросила босмерка. – Передай ему, что…
Адемар не стал ждать. Он молниеносно вытащил кинжал из-за голенища и метнул его в предводительницу вампиров. Виола и Эйнарт синхронно срубили головы прислужникам Линрестрил. Босмерка корчилась на холодном камне, истекая кровью и пытаясь достать кинжал из брюха.
– Нужно допросить ее, пока не сдохла, – выдохнув, произнес Эйнарт.
– Пошел ты! – прохрипела босмерка.
Адемар с хрустом ударил ее по физиономии.
– Половины зубов ей хватит, чтобы сообщить нужную информацию, – бросил молодой Клинок, сдерживаясь, чтобы не повторить удар.
– Кто тебя послал? – спросил Эйнарт, направляя лезвие прямо в шею Линрестрил.
– Молаг Бал! – хрипло усмехнулась вампирша и ткнула пальцем в Адемара. – Ты сдохнешь, щенок, но перед этим помучаешься вдоволь!
Она еще раз прыснула, выплевывая кровь, судорожно дернулась и замерла навечно.
– Проклятье! – вскрикнул Эйнарт. – Столько людей потеряли, а информацию так и не получили! Да еще и…
Адемар не слушал причитаний командира. Его внимание привлек предмет на пальце Линрестрил. Кольцо цвета темного серебра было украшено головой даэдрического принца Молага Бала. Она смотрела прямо в глаза молодому клинку. «Будет забавно, когда рука с этим кольцом будет разить проклятых вампиров! То-то они вспомнят своего покровителя!» – думал Адемар, стягивая украшение с пальца вампирши.
– Что ты делаешь? – спросила Виола, обеспокоенная переменой в лице своего друга.
– Просто хочу померять, – ответил молодой рыцарь, вертя кольцо в руках.
– Стой! Ты же не будешь его одевать?
– Еще как буду!
– Рыцарь де Вареас! Бросьте эту мерзость! Ей место в Обливионе, рядом с тварью, что ее носила!
«Что бы ты сдох, старый козел!» – подумал Адемар и одел кольцо.
Боль в пальце была такая, что словами передать ее невозможно. Казалось, будто кольцо впилось в него тысячей шипованных зубов. Адемар закричал и упал на колени. По пальцу текла кипяченая кровь, прожигая перчатку. Испуганные крики Виолы, какие-то команды Эйнарта доносились до молодого клинка словно из-под земли. Он не видел, не слышал и не чувствовал ничего, кроме дикой боли в пальце, переходящей во все его тело. Сколько это длилось, он не знал. Возможно секунду, возможно час, возможно год – Адемар не чувствовал времени, пока проклятое кольцо терзало его плоть… И его душу.
Внезапно в голове прозвучал оглушительный рев и хохот. А затем чудовищный голос сказал:
– Ты мой!!!
Боль прекратилась. Адемар открыл глаза и почувствовал только одно: голод.
– Рыцарь де Вареас! – звал ненавистный Эйнарт.
Адемар поднялся и посмотрел на своего командира. Глаза того расширились от ужаса, а рука потянулась к мечу. Молодой клинок не успел даже ничего подумать, когда молниеносно впился зубами в шею своего командира. Тот дико завопил и забился в стальной хватке, но ничего сделать уже не мог. Через несколько секунд его страдания прекратились. Адемар отшвырнул обескровленное тело наружу, в объятия бури. Он опустил глаза и увидел, что его темный нагрудник залит кровью. Снова голод. Дикий, необузданный, примитивный.
Виола зажалась в углу пещеры, держа в руке катану. Вскоре ее крик разлетелся по горе, но никто его не слышал и не услышит уже никогда.

4 комментария

avatar
Захватывающе))
avatar
Давненько продолжения нет… И сделай скрин Адемара)) Интересно на него посмотреть))
avatar
Ты имеешь в виду настоящего Адемара-вампира? Хм, можно будет попробовать…
avatar
Да, именно его))

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.