Миссия выполнима - 9

Глава 7

К полуночи Раллену стало ясно, что, сколько веревочке не виться, а в Серую Кобылу идти придётся. При одной мысли об этом у редгарда с новой силой разболелось раненое плечо и вроде бы не пострадавшая в битве голова. К сожалению, дела, какие только можно было придумать, чтобы отложить визит в таверну, он уже переделал. О катастрофе в шахте была оповещена добрая половина гильдии бойцов, причём часть личного состава редгард не поленился посетить самолично.
Увы, всё хорошее, в том числе и список адресов, имеет свойство заканчиваться. Осталась только одна последняя строка. Собственно та самая таверна, по поводу которой гильдейский мастер прежде не испытывал никакой неприязни. Когда там не ждала новостей о пропавшем любовнике небезызвестная своим вздорным характером колдунья. Да-да, та самая, что считалась неуравновешенной даже среди своих психованных коллег.
В общем зале бретонки не оказалось. Редгард порадовался выпавшей отсрочке и произнес короткую прочувствованную речь, как принято в таких случаях. Вокруг стала быстро собираться толпа добровольцев и просто досужих зевак, а сам Раллен — надеяться, что подруга орка узнает о случившемся от кого-нибудь ещё. Главное, не оказаться в этот момент в зоне досягаемости!
Погрузившись в организационные вопросы, редгард совершенно случайно бросил взгляд на лестницу, где на границе света и тьмы маячила неясная фигура, и похолодел. А в следующую секунду ему стало совершенно ясно, что швыряться молниями или замысловатыми проклятиями сегодня никто не будет.
Потому что там стояла не буран, лесной пожар и дом буйнопомешанных в одном флаконе, какой воин привык видеть ненормальную подругу своего старого приятеля. Нет. На него смотрела немолодая, как-то неожиданно сгорбившаяся женщина с мёртвыми глазами.
И это было самое чудовищное зрелище, какое он когда-либо видел.
***
Этот день Сьюзан провела в полусонном состоянии. Ночные приключения на ферме здорово её утомили. После переговоров с гоблинами девушке удалось поспать несколько часов, но ранний подъём дался ей чрезвычайно тяжело. До города она дотащилась, с трудом волоча ноги, и с наслаждением упала в постель.
Глаза Сьюзан открыла уже после полудня. Тихонько, опасаясь потревожить Хадести, оделась, спустилась вниз, перекусила. На несколько минут даже вышла на улицу, однако разгуливать по городу в одиночку не рискнула и вернулась в комнату, чтобы вновь улечься на кровать, и как-то незаметно уснуть.
Так и прошёл остаток дня. Время от времени Сьюзан разлепляла веки, убеждалась, что друзья не вернулись, и вновь уплывала в страну сновидений. Только к вечеру обе девушки окончательно проснулись. Вот тут-то и пришло время поволноваться за пропавших товарищей. По правде говоря, Сьюзан с трудом могла представить какую-либо трагическую развязку зачистки шахты от гоблинов, поэтому не сильно переживала, а вот Хадести, кажется, чувствовала себя всё более неуютно.
Наконец, снизу послышался шум. Волшебница немедленно захотела выяснить, в чём дело, и исчезла за дверью, велев Сьюзан оставаться на месте. Спорить девушка не рискнула, ибо подозревала, что лимит терпения Хадести по отношению к ней был благополучно исчерпан ещё прошлой ночью.
***
Взять себя в руки бретонке удалось довольно скоро. Не было времени раскисать. Раллен собирает людей. Спасательные работы, скорее всего, начнутся уже утром. Или не начнутся. Ради троих человек, оказавшихся под обвалом, долго возиться не станут. Не повезло — значит, не повезло, бывает. В этом мире ещё не то бывает.
Обнаружив себя в комнате, Хадести принялась лихорадочно собираться. Как же неудачно уехал Гил!
— Что-то случилось, а? — Сьюзан наблюдала за волшебницей широко распахнутыми глазами. Чувство тревоги нарастало стремительно, как снежный ком.
Хадести уставилась на девушку так, словно только что её увидела. И вот куда девать этого ребёнка?
— Случилось, — кивнула волшебница, приостанавливая сборы и присаживаясь на кровати рядом с девушкой. — В шахте, куда отправились Мириам с Ворчуном, произошёл обвал.
Тут бретонка замялась, не имея ни малейшего понятия, о чём говорить дальше. Уверять, что всё будет в порядке? Кто бы её саму в этом уверил.
— Сейчас собирают людей для помощи. Отправятся они, скорее всего, утром. Тебе нужно будет найти Раллена. Я поеду туда прямо сейчас. И если всё сложится… неудачно, то оставайся в этой комнате. Жди приезда одного моего друга. Это такой светловолосый верзила с добрыми глазами. Зовут Гилстерн. Он тебе поможет.
После слов волшебницы Сьюзан откровенно затрясло.
— А можно я поеду с тобой? — пискнула девушка. Впрочем, она не была уверена, что сумеет доковылять на трясущихся ногах даже до двери.
— Нет.
Волшебница постаралась, чтобы ответ прозвучал не слишком категорично. Получилось не очень.
— У нас только одна лошадь, а сейчас дорога каждая минута.
— Ладно, — еле слышно произнесла Сьюзан, уже готовая расплакаться, но именно в этот момент дверь распахнулась.
На пороге стояла Мириам, за её спиной маячила мощная фигура какого-то детины.
— Мириам! — выкрикнула Сьюзан, соскакивая с кровати. — Ну, ты… я знала, что ты выберешься!
Она подбежала к женщине и крепко обняла её.
— Конечно, выберусь. Что со мной может случиться? — отозвалась Мириам, слегка растерянно отвечая на объятия. — Мне ещё тебя домой возвращать.
— Вот опять ты обо мне, — пробурчала Сьюзан. — Никак не поймёшь, что ты так же важна, как и я.
Пока девушки радовались встрече, Хадести успела убедиться, что Ворчун заходить следом не торопится, и вопросительно уставиться на Гланна, с которым, разумеется, была знакома. Тот виновато развел руками.
Волшебница и нордлинг быстро пошептались в уголке (хотя шёпот северянина был больше похож на басовитое гудение очень крупного шмеля). Затем бретонка коротко кивнула мужчине, сгребла куртку и меч и, не утруждая себя долгими прощаниями, скрылась за дверью.
— Прекрасная Мириам! Надеюсь завтра вечером встретить тебя в Дубе и Посохе, — торжественно провозгласил Гланн.
Сьюзан раскрыла рот от удивления. Слова нордлинга показались ей ужасно романтичными. И кто бы подумал, что обращены они будут именно к Мириам, а та даже особого недовольства не проявит, только пожмёт плечами и ответит:
— Хорошо. Значит, до завтра.
Окрылённый нордлинг умчался. Сьюзан, только сейчас заметившая отсутствие Хадести, вздохнула:
— Она ведь спасёт Ворчуна, да?
— Не справится сама — поможем, — ушла от прямого ответа Мириам. — С утра присоединимся к спасательному отряду.
Сьюзан часто закивала и обняла подругу ещё крепче. Мириам нашлась, найдётся и Ворчун. Как же иначе? Всё обязательно наладится.
***
Просыпаться в кромешной темноте с раскалывающейся от боли головой — не самый лучший способ провести время. Немудрено, что очнувшийся Ворчун начал с короткого, но цветистого описания своего отношения к гоблинам, пещере, Раллену и судьбе, подкинувшей орку такую свинью.
Темнота, тишина и мёртвенный холод камня. Какой-нибудь альтмер уже бился бы в истерике из-за острого приступа клаустрофобии, но зеленокожие ребята склёпаны из материала покрепче.
Поразмыслив, щупать голову на предмет детализации полученных повреждений орк не стал. Ну его, только расстраиваться. Нестерпимо хотелось воды и полежать ещё хоть немного, пережидая, когда схлынет вязкая слабость. Нет. Нельзя.
Ворчун попытался встать, тут же ободрал плечо и пополз вперед, гася подступающую панику. Скальный массив стискивал жалкого смертного, словно чрево доисторического чудовища: стенки гигантского пищеварительного тракта смыкались, стремясь раздавить, смолоть и впитать в себя жертву, но орк упрямо ощупывал скользкие камни в поисках выхода из обернувшейся мышеловкой пещеры.
Если хорошенько подумать, то идея сдохнуть в каменном мешке во время банальной вылазки против вшивых (блохастых и, до кучи, поражённых печёночным сосальщиком) гоблинов была пошлой и ни дремора не героической. Впрочем, когда случалось иначе? С кривой усмешкой орк вспомнил бедолагу Ошейника, выжившего после двемерской ловушки и отравленного своими же подельниками.
А та высокомерная эльфиечка, считавшая, что способность швыряться огненными сгустками спасёт её от всего на свете? Маги — опасные противники, но если правильно выбрать момент атаки, то хватает одного удара. По правде говоря, Ворчун всегда недолюбливал магов. Двуличная порода больных манией величия маньяков.
А потом влюбился в одну из них.
Дремора, Дес! Если кто-то из отряда спасся, то ей наверняка успели сообщить. И если не поспешить с возвращением, эта безголовая дурочка полезет даэдроту в зубы и увязнет сама.
Хакнув, орк мощным рывком втиснулся в найденную дыру, обдирая в кровь спину и плечи.
Ещё…
Камень стиснул грудь, не давая втянуть воздух в лёгкие.
Ещё!
Спина намокла от крови.
Давай!
Казалось, ещё немного, и связки полопаются, как перетянутые струны лютни.
Даа… вай!!!
***
Когда озверелый от усталости орк выбрался из шахты на поверхность, стояла глухая ночь. Жаркая россыпь звёзд над головой и ни одной живой души вокруг. Последнее было определённо к лучшему: забрызганный грязью и кровью, своей и чужой, воин сейчас больше напоминал выползшее из вонючего логова после тысячелетней спячки чудовище, а не разумное существо.
Она, разумеется, уже была здесь. Ворчун усмехнулся, в упор разглядывая тоненькую фигурку напряженно сжимающей меч волшебницы. Стреноженный Сиди меланхолично щипал траву, не обращая внимания на «чудище»: умное животное давно распознало хозяина, сколько грязи там на нём не было.
— Ужасно выглядишь, — брякнула Хадести, не знающая, плакать от счастья или ругаться самыми скверными словами. — Ещё раз так меня напугаешь, будешь неделю спать один.
— И как ты собираешься помешать мне оказаться в твоей постели? — усмехнулся орк, сгребая бретонку в охапку.
— Накормлю слабительным, — буркнула полупридушенная волшебница, а потом всё же расплакалась, дурочка, неверными движениями пытаясь изобразить заклинание исцеления.
После они сидели у костра, разведённого прямо у чёрного провала входа в шахту. Избавившийся от головной боли и прочих неприятных последствий сотрясения мозга орк с аппетитом жевал. Его подруга просто сидела рядом с глупой счастливой улыбкой на лице.
Утром они уже были в Чорроле.
***
Небо за окном только начинало сереть, когда бретонку разбудил настойчивый стук в дверь занятой ими с орком комнаты. Разумеется, вставать пришлось Хадести, потому что зеленокожего соню и в лучшие времена такой мелочью было не разбудить.
— Раллен, ты сдурел, — недовольно буркнула волшебница при виде редгарда. — На часы смотрел вообще?
Тот, не удостаивая Хадести ответом, протиснулся в комнату и с удовлетворённым видом убедился, что последний член его отряда благополучно вернулся. Нет, дело было не в хороших отношениях между приятелями и тем более не в какой-то сентиментальности: никто не любит ходить с командиром, который теряет людей.
— Отлично, — заявил воин, веселея на глазах. — Значит, спасательный отряд можно распускать.
Несмотря на то, что большая часть спасателей участвовала на добровольных началах (никогда не знаешь, когда подобная помощь понадобится уже тебе), гильдии бойцов это мероприятие всё равно влетело бы в копеечку.
— Ага, — зевнула волшебница, выпроваживая гостя. — Вообще-то хозяин видел наше возвращение. Чего проверить-то решил? Подумал, что ему с перепугу примерещилось?
Редгард промолчал. Объяснять колдунье, что заподозрил её в желании «утешиться» с каким-нибудь другим орком, мужчина счёл опрометчивым.
Закрыв дверь, бретонка зевнула ещё раз, поморщилась и принялась приводить себя в порядок. Сон был безнадёжно перебит, пробуждения любимого мужчины ждать ещё как минимум пол дня, и никаких интересных занятий в перспективе. Оставалось утешить себя плотным завтраком. Ну и успокоить Мириам со Сьюзан заодно.
***
Разлепить утром глаза оказалось непростой задачей. Мириам кое-как выпихнула себя из постели, растолкала Сьюзан. Рана на ноге почти не болела. Местные средства помогли. На дополнительный отдых времени не было. Мириам твёрдо намеревалась присоединиться к спасательному отряду, да и Сьюзан рвалась в бой. Впрочем, совсем скоро девушек ждал приятный сюрприз. В общем зале они встретили не Раллена, а саму Хадести.
— Ты уже вернулась? — округлила глаза Сьюзан, подбежав к волшебнице. — А Ворчун? Ты его нашла?
— Он сам нашёлся, — усмехнулась бретонка. — Так что да, всё в порядке. Хозяин, ты за яичницей в Вварденфелл поплыл, что ли?! И захвати ещё две порции, кстати!
— Ох, как хорошо! — облегчённо выдохнула Сьюзан и плюхнулась на стул.
Мириам последовала её примеру.
— Ну, значит, с этим разобрались, — буркнула она. — Что дальше?
— Дальше? — воскликнула глаза Сьюзан. — Они же только вернулись! И ты тоже!
— То есть домой ты больше не хочешь? — уточнила женщина.
— Хочу, — девушка опустила глаза. — Но ведь вам всем нужен отдых. Разве нет?
— Ворчуна раньше обеда вы не добудитесь, — пожала плечами волшебница, принимаясь за принесенную, наконец, яичницу. — К некромантам отправимся завтра утром.
— Не очень хорошо представляю, кто это такие, — честно призналась Мириам.
— Беспринципные маги, не брезгующие практиковать самые гнусные разделы магического искусства ради увеличения собственного могущества, — скривилась Хадести.
— А где они живут, эти некроманты? — поинтересовалась Сьюзан.
— Те, что конспирируются, — там же, где и прочие маги. А для своих мерзких ритуалов выбирают какую-нибудь пещеру или склеп. Увидите, — мрачно пообещала бретонка, опрокидывая в себя кружку с пивом. — Фу, ну и кислятина!
Положив монету на стол, волшебница потянулась.
— Пойду, попробую доспать,- решила она, чувствуя, как по телу разливается приятная сытость. — Сбор завтра утром.
Сьюзан закивала, проводила Хадести взглядом и тут же переключилась на Мириам, буквально забросав женщину вопросами. Пришлось рассказать и о сражении с гоблинами, и о поединке с шаманом, и об обвале, и о встрече с огром. По поводу общения с Гланном Мириам не сильно распространялась, но всё же не смогла уйти от расспросов Сьюзан:
— Ой, а он тебе нравится? Он такой забавный. А я думала, тебе нравится кое-кто другой.
— Даже если так, его здесь нет, — фыркнула Мириам. — И, между прочим, Гланн куда безобиднее.
После завтрака девушки немного погуляли по городу. Сьюзан настояла на очередном посещении лавок, где продавались платья и украшения. Мириам чувствовала себя крайне неуютно среди подобных товаров. Платье она отказалась надеть даже на бал, чем в своё время чрезвычайно расстроила и Сьюзан, и её мать. Что же касается украшений, то сейчас они им были просто-напросто не по карману.
Вечернее свидание в Дубе и Посохе также прошло вполне удачно. Гланн подкупал своей простотой, и ему, кажется, нравилась она, Мириам. Именно она, а не кто-то другой. Вот только разговор со Сьюзан всколыхнул в женщине совершенно неуместные воспоминания, поэтому ужин с нордлингом так и остался просто ужином, не сумевшим перетечь во что-то большее.
А потом была ещё одна ночь и ещё одно утро, обещавшее стать началом куда более насыщенного событиями дня.

5 комментариев

avatar
Вот! Наконец-то четкое разделение по характерам Сьюзан и Мириам. Прям как по заказу))
avatar
Стреноженный Сиди меланхолично щипал траву, не обращая внимания на «чудище»: умное животное давно распознало хозяина, сколько грязи там на нём не было
В смысле стреноженный? Привязанный за одну ногу как это обычно делается?))
avatar
Платье она отказалась надеть даже на бал, чем в своё время чрезвычайно расстроила и Сьюзан, и её мать
Какая связь между матерью Сьюзан и Мириам? Они не двоюродные сестры? Или имелась ввиду мать Мириам?

Я бы добавил драматичности. И не щепотку, а пару ложек с горкой. Орка хоть он один из главных героев, но оставил бы под камнями или после спасательной операции его бы не нашли и он бы пропал на добрую половину рассказа. Либо калекой оставил бы его. Отсюда много бы можно было вариантов развития сюжета родить. Ну посмотрим, что дальше будет=)
avatar
Какая связь между матерью Сьюзан и Мириам?

нет, не сестры, просто подруги. Как понимаешь, Сьюзан слишком ребёнок, чтобы быть на равных с Мириам.

В смысле стреноженный?
Лошади связывают вместе передние ноги, чтобы она могла делать небольшие шажки. Тогда она может попастись и не может убежать, к примеру, испугавшись чего-то

Я бы добавил драматичности
Мне жаль тебя разочаровывать, но эта история не предполагает особой драматичности )
avatar
Не бойся, не разочаруешь никак)) Комедии и просто нейтральные повести я тоже очень люблю. Драмы более эмоциональные и запоминающиеся. Про стреноживание… Как я мог забыть об этом)))) Тут уже ассоциации сыграли роль. Вот и верь мне теперь когда скажу, что все детство среди лошадей провел :D А такую фишку совсем забыл…
нет, не сестры, просто подруги. Как понимаешь, Сьюзан слишком ребёнок, чтобы быть на равных с Мириам.
ну даже будучи родными сестрами они не обязательно должны быть равными, ни по возрасту, ни по чему либо еще.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.