Миссия выполнима - 13

Глава одинадцатая, подтверждающая старую истину, что если ищешь, то обязательно найдёшь. Вот и наши герои находят очередную порцию неприятностей на свою голову

Первое, что ощутил нордлинг следующим утром, — приятное тепло под боком. С довольной улыбкой северянин коснулся губами женского плеча. Одевшись, они вновь станут собратьями по классу и спутниками по приключению, если Мириам не решит иначе. Так гласили строгие, пусть и неписаные, правила класса воинов. Но сейчас, пока они в одной постели, мужчина ещё имел право и на нежность, и на ту особую близость, что возникает между любовниками.
Чужое прикосновение вырвало Мириам из плена сновидений. На долю мгновения ей показалось, что рядом находится совсем не тот мужчина, с которым она была вчера. И только открыв глаза, женщина убедилась, что провела ночь именно в обществе Гила. Впрочем, она даже испытала некоторое облегчение. После выпитого вина слегка болела голова, зато тело, помнившее близость с мужчиной, пребывало в удовлетворённо-расслабленном состоянии. Именно расслабленном, а не уставшем или разбитом, как это частенько бывало с Дэвидом, вот только… его Мириам любила.
Губы женщины тронула улыбка, когда её глаза встретились с синими глазами нордлинга.
— Доброе утро, — сказала она.
— Доброе, — согласился Гил, — но ночь была ещё лучше. — Мужчина провел губами по её волосам, подтверждая свои слова. — Если снова почувствуешь себя замёрзшей, — серьезно добавил Гил, — приходи. Буду думать о тебе холодными ночами.
Произнесённые слова были частью ритуала, но нордлинг никогда не говорил своим женщинам то, во что не верил.
К своему ужасу, Мириам почувствовала, что медленно заливается краской и поспешила начать сборы, благо одежда валялась возле кровати.
— Да… я запомню, — неловко ответила она, посылая Гилу ещё одну благодарную улыбку. — В смысле ночь действительно удалась.
Слова мужчины звучали искренне, и это было приятно. «Просто мы были с ним всего один раз», — напомнила себе Мириам. — «Во мне-то ничего не изменилось».
Смысла расходиться по комнатам не было никакого, и они просто спустились в общую залу, чтобы восстановить потраченные силы плотным завтраком.
***
Сьюзан разлепила глаза с неохотой, но почти сразу распахнула их очень широко, потому как не обнаружила рядом подруги. Это было странно. Неужели та успела бесшумно собраться и уйти? Потом девушка подумала, что Мириам могла вообще не ночевать в комнате и испугалась ещё сильнее. О происшествии следовало немедленно доложить остальным членам отряда.
Наспех одевшись, Сьюзан вылетела в общий зал, где сразу же наткнулась на Мириам, которая мирно завтракала в обществе Гила.
— Мириам! — воскликнула девушка, бросившись к столику. — Вот ты где! А я тебя ищу. Думала, что-то случилось. Даже показалось, что ты не ночевала с нами.
Мириам поперхнулась, а Сьюзан плюхнулась на стул.
— Так ночевала или нет? — продолжала допытываться она.
— Если я скажу «нет», то могу не отвечать на следующий вопрос? — поинтересовалась женщина.
Сьюзан моргнула, посмотрела сначала на подругу, потом на Гила и буквально зарделась от смущения.
Нордлинг остался невозмутим, хотя ему стоило усилий сдержать улыбку: настолько забавно выглядела смущённая девушка. Рявкнув на разносчика, мужчина добился-таки доставки заказанной еды и минуту спустя был всецело занят её поглощением.
Вскоре в зале появились на зависть бодрая Дес с зевающим орком. Гил хмыкнул. Часиком там дело явно не ограничилось. По поводу его отсутствия не было произнесено ни слова. Нордлинг частенько предпочитал ночёвке на полу тёплый бок хорошенькой служаночки.
***
Торопливый завтрак. Седло. Дорога.
Серый в яблоках норда бодро рысил бок о бок с белой кобылой Ворчуна, хотя белой масти у лошадей не существует, как вам с усмешкой заявит любой знаток. Только серая.
Женщин оставили чуть позади, сделав исключение для сестры по классу. Здесь, в горах, бродило слишком много чудовищ, поэтому отряд следовал в боевом порядке. Впрочем, размер группы был достаточно внушительным, чтобы какой-нибудь оголодавший медведь или отбившийся от стаи бес обходили опасную добычу стороной.
Единственный раз пришлось вступить в схватку со слишком самонадеянным минотавром. Дес даже ухом не повела, только придержала под уздцы лошадь Сьюзан, взмахом руки приказывая девушке не лезть вперёд. И в самом деле, воины легко справились. Сверкнул в воздухе меч Гила, вкрадчиво прогудел световой клинок — и всё было кончено. Ворчун что-то тихо проворчал, опуская не попробовавшую крови секиру.
Пока хозяйственный орк отпиливал у неудачливого агрессора наголовное украшение, Гил обернулся к Дес, чтобы задать волшебнице какой-то вопрос… и за шкирку вздёрнул медленно сползающую с лошади бретонку обратно в седло. Та тяжело моргнула и уставилась на нордлинга неприятно неподвижным, бессмысленным взглядом. Губы Хадести посинели. В лице — ни кровинки.
— Кровь и скампья печёнка, — выругался северянин. Впрочем, особого беспокойства в голосе воина не прозвучало: он прекрасно знал, что стряслось с напарницей.
***
Гил никогда не любил пещеры. Там сыро, мерзко воняет, а с потолка свисает каменная хрень, в которую ты непременно впечатаешься лбом. Гил не любил пещеры, но чтобы полезть в эту, у него была веская причина.
Анвилл — город, созданный для ленивого созерцания мерного биения волн, неторопливых прогулок вдоль берега и послеобеденной дрёмы. Вернувшийся с войны, которую через пару лет назовут Пятилетней, нордлинг потихоньку проматывал остатки жалования и военной добычи, лечил не желающее срастаться плечо (справиться с босмерскими ядами не смогли ни полковой лекарь, ни молитвы жрецов, а для оплаты услуг мага нужно было либо ограбить караван, либо копить лет десять) и меньше всего думал о приключениях. А потом, одним тёплым летним вечером, познакомился с Дес. Молоденькая волшебница с горящими глазами и гордо вздёрнутым в цеховой заносчивости носиком повсюду таскалась в длинной и наверняка жаркой для такой погоды мантии, задавала дурацкие вопросы и мимоходом вылечила ранение, успевшее вытянуть нордлингу все жилы. Просто так, за спасибо.
Северянин от такой удачи опешил, но сметки не потерял. Затащив смазливую милашку в постель, нордлинг со вкусом растянул «благодарность» до утра. Девушка оказалась горячей, весёлой и без комплексов. Мужчина уже предвкушал приятное продолжение, однако… на следующий день бретонка исчезла. Это было бы неприятно, но неудивительно, если бы не оставленная в его номере сумка с пожитками волшебницы.
Теперь с дурацкими вопросами к прохожим приставал сам нордлинг. С вопросами, которые вывели его к той пещере. Таинственное исчезновение адептки Гильдии Магов, затем — расследующей происшествие Дес… от дельца смердело за милю. А стоило пригнуться и шагнуть в напоминающий кишку проход, как вонять стало не только в метафорическом, но и в самом что ни на есть прямом смысле: очень сложно добиться сколько-нибудь приятной ароматизации плохо вентилируемого пространства, в котором разлагается десяток-другой трупов, будь ты хоть трижды маг.
Собственно трое их и было. Правда, сначала некроманты оказались сильно увлечены своим ритуалом, а потом к сражению подключилась недопринесённая в жертву Дес. Теснота пещеры играла на руку воина. Присоединившаяся к нему волшебница была разъярена и очень сильна. Одного прижарило сразу, двое ещё побегали, но недолго.
А потом появилось чудовище.

***
Ритуалы, даже незавершённые, никогда не остаются без последствий. Вот и на память от того дня Дес остался не только рассёкший лицо парный шрам, но и острая чувствительность к отзвукам некромантических заклинаний.
Через пару минут бретонка лежала на земле, в зубы волшебницы была всунута деревянная палочка, чтобы больная в припадке не прокусила себе язык, а Ворчун привычно отмерял из бутылочки с лекарством нужную порцию снадобья. Для того чтобы последнее подействовало, потребовалось примерно четверть часа. Столько же прошло, пока Хадести приходила в себя после приступа. За это время отряд успел переместиться с тропы в более укромное место.
— Некроманты рядом, — пояснил причину тревоги Гил.
-Мертвяки, то есть ходячие трупы, и скелеты, — сообщил вернувшийся с разведки Ворчун. — Три и три.
— Алтарь… — прохрипела волшебница, пытаясь подняться.
— Что ж, теперь понятно, в чём состоял подвох, — покачал головой орк.
— Какой подвох? — спросила Мириам, понятия не имевшая, почему алтарь хуже тех самых мертвяков.
— Алтарь — это не просто каменюка, на который первый попавшийся кровожадный псих потрошит своих жертв. Чтобы только разбудить алтарь, про создание я уже и не говорю, нужны усилия как минимум одного магистра и полудюжины его учеников, достигших ранга полноправных волшебников. Считалось, — хмыкнул Ворчун, привычно подрабатывающий ходячей энциклопедией, пока его подруга боролась со слабостью и тошнотой, — что после недавней чистки Гильдии Магов нужного количества специалистов такого уровня просто нет. Второй вопрос: для чего именно им понадобился алтарь? И успели ли они достичь задуманной цели? Столкнуться нос к носу с королём-личём было бы… неприятно.
— Мы можем что-то сделать с алтарём или наша задача очистить территорию от магов и их творений? — уточнила Мириам. — И если они уже достигли своей цели, разве Хадести не должна была почувствовать это? — женщина вопросительно посмотрела сначала на бретонку, потом на орка.
Бросив обеспокоенный взгляд на сжавшую виски волшебницу, Ворчун покачал головой:
— С алтарём — нет. Дадим знать Гильдии, что он обнаружен, а дальше пусть заботятся сами. Дремора! Проблема в том, что мы столкнулись с куда более серьёзным противником, чем предполагали. И вправе вернуться. Только оставлять без присмотра действующий алтарь… Кто знает, что успеют призвать здешние выродки, пока Гильдия Магов соберёт отряд зачистки?
— Будет мясорубка. Ещё одна. А Гильдия не оправилась от последствий войны, — вполголоса произнесла очнувшаяся от своих мыслей волшебница. — Значит, так. Мы действительно сейчас натолкнулись на опасность, которая может оказаться нам не по зубам. Вы — гости этого мира. Никакого резона рисковать своей шкурой у вас нет. Можете подождать наверху. Потому что я иду. Ворчун, Гил? — бретонка бросила на спутников вопросительный взгляд. Ворчун в ответ только хмыкнул, Гил спокойно кивнул. Разумеется, они шли с ней.
Мириам с сомнением посмотрела на Сьюзан. Решение присоединиться к Хадести и остальным казалось бы однозначным, если бы не присутствие девушки.
— Знаю, о чём ты думаешь, — с вызовом проговорила Сьюзан. — Я тоже хочу помочь.
Женщина глубоко вздохнула, но всё же заставила себя кивнуть.
— Да, мы идём, — решила она.
— Значит, убираем сигнализацию, разбираемся с теми, кто вылезет на шум, потом внутрь, — перечислил привычную последовательность действий Гил.
— Под сигнализацией мой приятель подразумевает нежить у алтаря, — уточнил орк.
— По возможности разделяться не будем, — решила Хадести. — Но на всякий случай, Мириам, держись Гила с Ворчуном, а Сьюзан будет со мной. Вперёд.
Сьюзан тряхнула головой, подтверждая полнейшую готовность следовать всем инструкциям, которые получит от Мириам и Хадести. Девушка твёрдо вознамерилась доказать, что не станет обузой в предстоящей схватке. Мириам дёрнула поводья лошади. Кажется, ей, наконец-то, удалось достичь с животным нужной степени взаимопонимания. Путешественники двинулись дальше.
***
Освобождённый из плена ножен клинок звонко запел, разящей молнией обрушиваясь на голову ближайшего ходячего трупа, твари слишком медлительной и тупой, чтобы представлять серьёзную опасность. Впрочем, проявивший неосторожность мог дорого за неё поплатиться: стоит получить маленькую царапину — и гнилая лихорадка обеспечена. Это если повезёт, и на длинных скрюченных когтях, раздирающих живую плоть, как трухлявую ткань, не будет яда.
Нордлинга подобные мелочи не волновали: Дес была с командой, значит, ни отравления, ни заражения крови можно не опасаться. А зря… Второй труп совершенно не собирался дожидаться, пока воин расправиться с первым, и только бдительность напарника уберегла Гила от лишних дыр в шкуре.
В некотором удалении от места схватки Дес внимательно наблюдала за ходом стычки, готовая вмешаться, но только при необходимости: ресурсы магов ограничены и их не следует растрачивать по мелочам. Поколебавшись, волшебница всё же коснулась кончиками пальцев плеча Сьюзан, навешивая на девушку огненный щит. После совместной «борьбы» с гоблинами на ферме бретонка испытывала к светловолосой что-то вроде симпатии. Девчонка была ещё совсем зелёной, и Хадести хотела помочь ей прожить достаточно долго, чтобы та успела раскрыть свой потенциал.
Утихомирив заклинанием обузы скелета, с неожиданной прытью бросившегося на её подопечную, Дес кинула взгляд в сторону другой иномирянки, которая легко управилась одновременно с двумя противниками при помощи своего странного, но несомненно эффективного оружия. Закончив с ними, женщина добила попавшего под действия заклинания волшебницы скелета. За нордлинга с орком Хадести и вовсе не волновалась, зная ребят как облупленных.
— Мириам! — возмущённо воскликнула Сьюзан, уже обнажившая собственный меч.
— Что? — удивлённо вскинула брови женщина.
— Я тоже могу за себя постоять!
— Сейчас не время для дележа противников, — выдохнула Мириам. Девушка обиженно заморгала.
Тут население поляны пополнилось людьми в длинных тёмных балахонах. Несколько молодых некромантов, явно учеников, поставленных нести стражу, торопливо замахали руками, вызывая следующую партию нежити. Вскоре у алтаря стало не протолкнуться.
В ближайшего к Хадести волшебника полетело заклинание немоты. Лишённая большей части своего магического потенциала бретонка была вынуждена довольствоваться самыми простыми и дешёвыми в плане затрат магики заклинаниями, компенсируя недостаток силы умением использовать её с максимальной эффективностью.
На этот раз в опасной близости от Сьюзан было уже два скелета. Пара быстрых взмахов — и нежить начинает ковылять с натугой боящейся рассыпаться на ходу старушки. Не забыть швырнуть заклинанием щита в Мириам. Опять огненного: именно этой стихии нежить опасается сильнее всего. Конечно, накладывать заклинание через прикосновение было бы дешевле, но приближаться к превратившейся в бестию с сияющим клинком женщине-воину Хадести не рискнула. Затем пришла очередь бретонки уворачиваться от заклятий. Быстрая контратака — и ещё пара противников временно лишилась способности творить заклинания. Вот только магика таяла со скоростью почтового курьера, а завязший в схватках со щитом из призванных существ отряд так и не добрался ни до одного призывателя.
Клинок нордлинга, входящий в число легендарных артефактов Тамриэля, пел свою грозную песню, обращая в прах поднявшихся мёртвых с одного удара. Но на замену упавшему врагу тут же вставал другой. Полностью ушедшему в танец атак и парирований Гилу размышлять было некогда. Только нападать, защищаться и ждать удобного момента. Мир сузился до мгновения, пойманного на острие его клинка.
А потом наступил момент, когда медлить стало нельзя. Секира Ворчуна развалила очередной ходячий труп на две неровные половинки. Стоявший за его спиной некромант оказался способен только беспомощно шевелить пальцами, не в силах вымолвить ни слова из-за чар Дес. И тогда нордлинг стремительно нырнул вперёд, позволяя лезвию серебряного топора хищно просвистеть в опасной близости от груди, и едва уловимым, неправдоподобно быстрым для клинка столь внушительных размеров движением пронзил облачённую в мантию фигуру. Волшебник свалился мешком под ноги воину, а оставленный за спиной скелет благополучно растворился в воздухе вместе с парочкой своих собратьев.
Сьюзан тем временем точными отработанными движениями отбилась от обоих доставшихся ей скелетов. Это сражение напоминало обычную тренировку с отцом. Девушка так и не осознала до конца, что её жизнь в любой момент может оказаться на волоске.
Мириам без устали крутила световым мечом, приближаясь к оставшимся в живых некромантам. В какой-то момент, когда оживших трупов вокруг стало слишком много, женщина начала использовать Силу, отбрасывая особо надоедливых подальше. Тактика оказалась действенной. В конце концов, Мириам удалось добраться до одного из магов и ударить ему в грудь мечом.
Последний колдун обездвижил нордлинга, но справиться ещё и с орком не успел. Яростный взвизг секиры, булькающий всхлип — и недобитая нежить послушно развеивается.
Дес сняла с друга паралич и достала из сумки зелье восстановления магики. Несколько мгновений волшебница мялась, с откровенной неприязнью глядя на бутылёк, но всё же опрокинула его в себя.
Резкая вонь снадобья хлынула в ноздри, а внутренности обожгло огнём. Орк привычно придержал за талию согнувшуюся пополам подругу, пока та боролась с бунтом тела против обладающего кучей неприятных побочных эффектов зелья. Страдала Хадести не напрасно: через несколько минут магический запас волшебницы был снова полон.
Сьюзан присела рядом с одним из убиенных некромантов. Тем самым, которого прикончила Мириам. На лице девушки отражалась неподдельная скорбь.
— Он моего возраста, — сообщила она.
— Этого ещё не хватало! — воскликнула Мириам, оттаскивая подопечную от трупа.
— Их надо похоронить! — протестовала Сьюзан.
— Хоронить их будут дикие звери, — откликнулся орк. — Во-первых, у нас не будет ни сил, ни времени этим заниматься. Во-вторых, никто и никогда в нашем мире не станет удостаивать погребения тех, кто лишает других покоя в посмертии.
Гил между тем осторожно разминал затёкшие мышцы. Паралич, пусть даже временный, не самая приятная штука. На Сьюзан он бросил короткий сочувственный взгляд. Тяжело быть зелёным новичком, для которого мир припрятал ещё немало пакостей.
— Пора идти дальше, — напомнила бретонка, касаясь алтаря кончиками пальцев. — Боюсь, внизу нас поджидает неприятный сюрприз, — сообщила она через несколько мгновений. — Эхо слишком сильное.
Волшебница смертельно побледнела, словно растворённое в крови лекарство вдруг прекратило действовать. Орк торопливо оттащил подругу от залитого человеческой кровью камня. Лицо мужчины было сердитым, но устраивать семейные разборки он пока не стал.
Мириам же хватало проблем со Сьюзан, которую слова орка совсем не убедили. Нет, девушка больше не возражала, однако женщина готова была поклясться, что подруга ещё выкинет какой-нибудь сюрприз. А ведь впереди их ждали такие же враги…

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.