Миссия выполнима - 12

Глава десятая, в которой обсуждение никому не нужного свитка перетекает в очень приятно проведённый вечер, а читатель получает возможность заглянуть в прошлое

— И вот так всегда, — шутливо пожаловался нордлинг. — Сперва ради экономии снимаем один номер, а потом я остаюсь внизу. — Гил с интересом взглянул на женщину. — Как вас угораздило переместиться в другой мир? У нас подобным занимались только двемеры, пока неумеренная страсть к научно-техническому прогрессу не стерла их с лица земли. Кстати, о двемерах, — хлопнул себя по лбу воин. — Совсем забыл! Ворчун умудрился оставить свиток, который нашёл в двемерских руинах, — с этими словами нордлинг извлёк из-за пазухи испещрённый непонятными значками ветхий кусок пергамента. — Не вижу смысла трястись над закорючками, которые никто не может прочитать, но для нашего орка это прямо сокровище.
Мириам пожала плечами:
— Понятия не имею, как случилось перемещение. Мы просто исследовали одну опасную зону в нашем мире и вдруг оказались здесь. Даже не поняли поначалу, что нас занесло в другую Вселенную.
Взгляд женщины прилип к свитку.
— Прости, можно посмотреть?
— Разумеется, — пожал плечами нордлинг и протянул свиток Мириам. Сам он не находил в нём ничего достойного внимания. Вот диковинные устройства двемеров (затейливые шестерёнки, разнообразные детали неизвестного предназначения или удивительные, по сию пору работающие паровые механизмы) действительно заслуживали восхищения.
— Я уже видела это, — Мириам недоумённо разглядывала странные письмена. Чужие символы с каждой секундой казались всё понятнее. Лингвоанализатор обрабатывал поступающую информацию. — Точно такие же свитки. Мы нашли их в странных руинах, которые кишели агрессивными металлическими механизмами. А ещё там были существа, похожие на призраков.
Мириам невольно поёжилась, вспоминая своё приключение. В тот раз, как и сейчас, она попала в историю не одна. В напарники ей навязали Санди — девушку, которая умела раздражать. Разведка на чёрной планете, появившиеся из ниоткуда строения, странные существа внутри. Внезапная буря, едва не убившая Мириам. Тогда им на помощь пришёл Дэвид. Мириам осталась жива только благодаря ему. И Санди.
— Да, остатки двемерских городов производят впечатление, — хмыкнул Гил. — Мы с Ворчуном как раз познакомились во время экспедиции в такие руины. Стой… Так вы уже давно мотаетесь по этому миру? И успели побывать в Морровинде? — спохватился нордлинг.
— В Морровинде? Нет, там мы точно не были, где бы это место ни находилось, — покачала головой женщина. — Всё случилось в нашей Вселенной. У нас… была война. На захваченной врагом территории не осталось ничего живого. И не только живого. Никаких признаков цивилизации. И вдруг мы обнаружили там эти руины. Успели побывать в них всего один раз, потом они исчезли. Ничего не понимаю. Значит, они принадлежали вашему миру? Как такое возможно? Перемещение людей ладно, но строения…
— То есть сначала от нас к вам переместились наши, точнее двемерские развалины, а потом от вас к нам переместились вы? — Нордлинг потряс головой. — Подобные новости определённо следует запить. — Гил вытребовал у разносчика бутылку Тамики. — Будешь? — спросил он у Мириам, когда вино оказалось на столе.
— Буду, — уверенно кивнула Мириам. — Выпить тут точно есть повод… Да и у меня парочка найдётся. Но предлагаю для начала за знакомство.
Выпили за знакомство. Наливая по второй, нордлинг задумчиво произнёс:
— Говоришь, вы не сразу поняли, что оказались в другом мире. Получается, он похож на наш? — Вариант с происхождением пришелиц из труднодоступного района Нирна Гил отмёл сразу: суждениям Ворчуна и Дес он доверял даже больше, чем собственным. — Только у вас результаты войн куда разрушительнее. — Мужчина покачал головой. Он видел и вырезанные до единого жителя деревни, и горящие города, но никогда победитель не оставлял на месте своего завоевания пустыню. Может быть, хаджиты и хотели бы уничтожить Валенвуд, а босмеры — стереть с лица земли Эльсвейр, но при всём желании у них бы не получилось. — Здесь на подобное способны разве что принцы даэдра.
Мириам задумчиво посмотрела на мужчину, размышляя, как бы попонятнее объяснить особенности устройства их со Сьюзан Вселенной и той самой войны, о которой она обмолвилась. Причём сделать это так, чтобы он не решил, что её развезло уже после первого стакана. Выпивка, кстати, пошла хорошо, и женщина имела твёрдое намерение продолжить употребление вина, тем более что компания оказалась вполне приятной.
— Да, наши Вселенные похожи, — сказала она. — В том смысле, что и тут, и у нас живут люди. Мы решили, что переместились в другую область пространства, но находящуюся в пределах нашего, а не чужого мира. Наша Вселенная — она очень большая. Как, наверное, и эта. Просто мы путешествуем дальше, чем вы. Где-то опасно, где-то нет… А наших врагов мы даже не знаем толком. Но они тоже… из другой Вселенной. Это точно. Правда, едва ли из вашей, хотя с даэдра я не встречалась.
— И это к лучшему, — хмыкнул нордлинг. — У большинства из них мерзкий нрав. Потому смертные и предпочитают богов. Что ж… попытаться отыскать путь обратно — интересная задачка. Вовремя я к вам присоединился. Упустить такое приключение было бы досадно, — улыбнулся он. Потом добавил более серьёзно: — Нет, не думай, что я не понимаю, насколько это сложная переделка. Но мы только выбрались из одной передряги, а когда слишком долго висишь на волоске, невольно начинаешь относиться к жизни проще. Чтобы не сойти с ума. — Мужчина взял в руки кубок. — За ваше благополучное возвращение.
— За возвращение, — поддержала тост Мириам. Наверное, она бы тоже отнеслась к сложившимся обстоятельствам с определённой лёгкостью. Тем более что дома сейчас было ещё тяжелее, и её всё равно никто не ждал. Увы, она влипла в передрягу не одна. — Я должна вытащить Сьюзан, — сказала женщина. — Она слишком дорога тем, кого я называю друзьями. И ей самой… ей нужно вернуться. А вы часто попадаете в переделки? Есть у меня подруга… Ей приключения просто на голову сыплются. Хадести мы вот тоже свалились на голову. Хорошо хоть не в прямом смысле.
Женщина подвинула нордлингу свой стакан, прося налить ещё.
— Ворчун называет таких людей мечеными Знаком Хаоса, — задумчиво произнес Гил, снова наполняя кубки. — Говорит, что если уметь смотреть, то увидишь в глубине глаз отблески пламени. И что такие люди никогда не умирают в своей постели. Он ведь собирался остепениться, завести семью, детишек, а потом увидел Дес и понял, что пропал. По крайней мере, если верить байкам моего зеленокожего приятеля… Так значит, Сьюзан — детёныш твоих друзей? — с улыбкой спросил нордлинг. — Хорошая девочка. Стоит того, чтобы её оберегал воин. Я имею в виду настоящий воин, а не деревенский дурачок, вздумавший нацепить на пояс меч и податься за удачей в Гильдию Бойцов. Наше призвание защищать и оберегать. И не думать о себе. Для мужчины это естественно, но сестрам по классу мне всегда хотелось большего, — он грустно улыбнулся. — Извини. Я не сомневаюсь ни в твоей силе, ни в мастерстве. Наверное, я просто в плену представлений своего народа, у которого немало сильных мужчин и женщин, но излюбленным сюжетом сказок является история о том, как сердце гордой воительницы успешно похищается… кем именно, уже зависит от пристрастий скальда.
— Интересно, — тихо произнесла Мириам, сердце которой болезненно сжалось. Оставалось только опрокинуть в себя очередную порцию обжигающего напитка да пожелать, чтобы это средство подействовало как можно эффективнее. — Да… защищать и оберегать… и не думать о себе… Кстати, чем обычно заканчиваются сказки твоего народа? Воительница остаётся со своим избранником и заводит кучу детишек?
— Чаще всего кто-то из двоих героически погибает, спасая людей от кровожадных даэдра, хитроумных данмеров или безжалостных полчищ орков, а второй остается хранить его память, — признал Гил. — Вариант с детишками тоже встречается, но куда реже. У нордлингов не самая спокойная история. Хотя у кого она спокойная? Скальды предпочитают сказания с грустным концом, чтобы зацепить слушателя, а в жизни чаще встречается второй. И думаю, это к лучшему. Ещё по одной? — предложил северянин. — За то, чтобы наши скальды предпочитали счастливое окончание своих баллад.
— Да, — кивнула Мириам. — Если не мне, то пусть хотя бы тебе повезёт.
Алкоголь действовал как надо. Тело наполняло приятное тепло, с языка готовы были сорваться другие откровения. Жаль, боль так никуда и не делась, только слегка притупилась.
— Моя невеста, из-за которой я рассорился с кланом и был вынужден покинуть родину, вышла замуж, — зачем-то сообщил Гил. — Поэтому я имел в виду тебя. И не спорь. Так и будет. У нас, скальдов, есть своя особая магия. Я сложу про тебя песню, и она сбудется. Песни про таких красивых и ярких женщин не могут не сбыться. — Нордлинг едва сдержался, чтобы не ринуться за оставленной вместе с поклажей лютней прямо сейчас. Лучше всё-таки заняться подбором рифм завтра, когда придётся трястись в седле.
— Песню? — недоверчиво переспросила Мириам. — Не думала, что ты ещё и поёшь. И уж тем более сочиняешь. Но раз ты так говоришь… ладно, я не буду спорить. Только своему мужчине я тоже больше не нужна.
Тут ей пришлось хорошенько вдохнуть воздух, чтобы прогнать коварные слёзы, готовые навернуться на глаза.
— Ну и ладно, — неискренне заключила она. — Зато есть повод расслабиться.
Мысль пока не оформилась в голове окончательно, но во взгляде женщины уже появился затаённый призыв сидящему напротив мужчине.
— Скальд, не умеющий сам сложить песню, — это не скальд, — пожал плечами нордлинг. — А твой мужчина — глупец.
Версию о том, что этот неизвестный на самом деле слаб духом и не достоин называться мужчиной (ветреность простительна женщинам, но не воинам), Гил озвучивать не стал. Просто налил ещё вина. — Так вот твой настоящий повод для наших посиделок, — негромко произнес он, старательно пряча сочувствие. — Что ж, я должен быть благодарен ему. За этот вечер. — Сильные мужские пальцы сжали кубок. — На моей родине опаснее всего не волчьи стаи и голодные медведи, не ледяные гиганты и воинственные соседи. Даже не испепеляющие всё живое драконы. Страшнее всего бесконечные, изматывающие душу и тело, зимы. Холод подбирается к сердцу незаметно, исподволь, и когда несчастный обнаруживает, что не в силах пошевелить пальцем, становится слишком поздно. Ему остается лишь ждать смерти. Поэтому при встречах и расставаниях мы желаем друг другу тепла. Пусть в твоём очаге всегда горит огонь, странница из чужого мира.
Мириам подавила первый порыв сообщить, что с этим пожеланием он обратился не совсем по адресу, и что именно её холодность стала поводом для недавнего расставания. Слова Гила прозвучали так красиво и искренне, что она безропотно приняла их и бережно отложила на одну из полочек в своей памяти.
— Чтобы огонь горел, в него нужно хоть иногда подбрасывать дров, — проговорила она, глядя в глаза мужчины. — Это хороший вечер, почему бы не завершить его наедине?
— Когда ночь особенно холодна, у мужчины и женщины есть хороший способ согреть друг друга, — согласился нордлинг, потом поднялся и отправился искать хозяина. Кажется, им потребуется ещё один номер.
Вернулся Гил через пару минут и просто протянул Мириам руку.
Вставая, женщина вложила свою ладонь в его. Голова кружилась, и на ногах она стояла не слишком уверенно, однако такие мелочи Мириам не волновали. Сейчас её вообще почти ничто не волновало. Очень хотелось поскорее оказаться наедине с мужчиной, чтобы окончательно забыться. Она шла рядом с ним, опьянённая не только вином, но и предвкушением близости.
Когда они оказались у кровати, Гил привлек женщину к себе, наклонился и осторожно коснулся её губ, чувствуя как внутри медленно, но непреодолимо поднимается волна желания. Прикосновения его ладоней с каждой секундой становились всё более жаркими. Сестра-воин рядом была такой близкой и тёплой. Погружённая в полумрак скудно обставленная комната стала ненадолго частицей давно оставленного дома. Ночь, тепло и женщина рядом — что ещё может пожелать уставший от бесконечной дороги воин?
***
Странные руины нарушали безжизненную однородность чёрной планеты. Были они, несомненно, творением человеческих рук. Или нечеловеческих, но спутать их с работой сил природы было нельзя. Высокие башни с железными куполами имели жёсткие и суровые очертания, заставляя задуматься о характере народа, что их возвёл.
Любимым материалом строителей, несомненно, было железо, – цвет ржавчины сложно с чем-либо спутать. Нашлись тут и каменные изваяния самих создателей: неулыбчивые бородатые мужчины сурово глядели на незваных гостей. Похоже, что народ этот был низкорослым, но кряжистым, а о силе его представителей без обиняков сообщали размеры небрежно зажатых в руках у изваяний боевых молотов. Если здешние скульпторы не имели склонности к художественным преувеличениям.
В целом, время пощадило строения. Стены возвышались столь же непоколебимо, как и при своих творцах, пугая неприятеля незыблемостью своих твердынь. Бойницы неприязненно щурились. Сохранились даже остатки гигантских конструкций, среди которых удалось опознать пару огромных метательных орудий.
***
Голые каменные стены, никакой мебели, железная решётка на полу. Первое помещение, куда они попали, не содержало ничего примечательного. Вглубь развалин вела железная круглая дверь. Достаточно потянуть за ручку, чтобы пройти дальше. Именно это Санди и сделала, а в следующее мгновение тенью метнулась в сторону. Зазмеившиеся по створке разряды недвусмысленно свидетельствовали о том, что она едва ушла от ловушки. Судя по всему, магической. Санди перевела дух и снова толкнула дверь. На этот раз та послушно отворилась.
– Слышишь? – спросила Санди у Мириам.
Женщина напряглась. Сама она не смогла бы с такой лёгкостью уйти от опасности. Оставалось надеяться на интуицию. Как ни крути, в чём-то Санди была не хуже её. И это раздражало.
Рука метнулась к висящему на поясе мечу.
– Слышу, – подтвердила Мириам, до которой тоже донеслось противное скрежетание. – И мне это не нравится.
Санди скользнула в проём и встретила мелькнувшую в углу тень разрядами бластера. Проворная шестиногая тварь на выстрелы не обратила внимания. К тому же она была не одна. Темноту разорвал всплеск синего пламени, и Санди разрубила становящееся назойливым создание на две симметричные половинки. Мириам поспешно расправлялась с её товарками. Дел предстояло много: им противостояло не меньше дюжины странных то ли существ, то ли дроидов.
Задумываться о происхождении тварей, скорее всего, искусственном, времени не было. Здесь действовали только опыт и рефлексы, а сознание просчитывало возможные варианты развития ситуации. Эта группа врагов могла оказаться только началом, поэтому следовало занять как можно более выгодную позицию. Отбиваясь от существ, Мириам успела кинуть взгляд в сторону орудующей мечом Санди и даже сделать шаг по направлению к ней на случай, если напарнице понадобится помощь. Мысль о необходимости прикрыть её и принять на себя главный удар возникла в сознании Мириам как само собой разумеющееся. Какая-то особо ловкая тварь оказалась совсем близко, и женщине пришлось отбросить её с помощью короткого импульса силы. Правда, место одного паука немедленно занял следующий.
Схватка получилась жаркой. Мириам не знала, сколько времени прошло, прежде чем пауки закончились.
– Как ты? Ранена? – спросила она у Санди, переводя дыхание.
– Несколько царапин, – кивнула та, спокойно и умело управляясь с аптечкой. Для «царапин» порезы были глубоковаты, штанина успела сильно промокнуть от крови.
Санди опустилась на корточки перед одной из поверженных тварей:
– Какой-то странный дроид, – сделала вывод она, поднимаясь на ноги. – Идём дальше?
– Да, – решила Мириам. Препятствие, с которым они столкнулись, никак не могло служить причиной окончания разведки.
***
Санди толкнула очередную дверь, к счастью, оказавшуюся без ловушки. В глаза хлынул свет. В уши – скрежет и лязг. Огромный зал полный странных механизмов, пыхтящих и дребезжащих, производил странное впечатление. Несколько гораздо более крупных, чем предыдущие, дроидов, вооруженных мечами, неподвижно застыли по углам. Санди спокойно двинулась вперед, наблюдая, как они оживают. Затем тенью метнулась к ближайшему. Эти оказались куда более медлительны, и справиться с ними не составило труда.
Санди действовала так стремительно, что в этот раз на активные действия у Мириам просто не было времени. В том же углу, что и напарница, она оказалась, когда противники уже были обезврежены. И только последнему ожившему дроиду достался удар двух мечей: синего и красного. Губы Мириам тронула улыбка. Отчего-то ситуация показалась ей забавной.
– Странное место, – озвучила она свои мысли, оглядевшись.
– Странное, – кивнула Санди, разглядывая гигантские шестерёнки. – На высокотехнологичную цивилизацию как-то не очень похоже. – Девушка с интересом уставилась на валяющийся на полу арбалет, подняла несколько монеток серо-серебристого металла или сплава.
Посреди зала громоздились тяжёлые железные шкафы, на полках которых обнаружилось немало небезынтересных предметов: тяжёлая, опять же железная, узорчатая посуда, кузнечные молоты, несколько драгоценных камней, стеклянно-металлические трубки и цилиндры. Тут же лежали свитки с чертежами и рукописные фолианты в тяжёлых окованных обложках. Материал страниц был похож на бумагу, только толстую и грубую. – Нет, совсем не похоже, – резюмировала свои впечатления Санди.
Тащить с собой что-то из найденных вещей не имело смысла. В крайнем случае, они могли захватить пару свитков на обратном пути.
***
Пройдя по длинному коридору и с любопытством рассмотрев светильники, очень похожие на неоновые лампы, разведчицы вошли в огромный круглый зал, напоминающий арену. Вдоль стен стояло несколько полуразобранных… нет, не дроидов, для дроидов они были слишком велики, больше напоминая «мехов» – огромные роботоподобные конструкции. Оживать ни один из них не спешил. Впрочем, достаточно собранным выглядел только один конструкт.
И тут с галереи полетели огненные шары.
Торопливо кувыркнувшись в сторону, Санди кинула взгляд наверх. Похоже, они наконец-то встретили хозяев этого места. Полупрозрачные фигуры, очень сильно похожие на виденные снаружи изваяния, беззвучно скользили по галерее. С их пальцев срывались огненные сгустки. Санди скользнула было к «мехам», намереваясь использовать один из них как лестницу, но неприятности на этом не кончились: механизм медленно поднял голову и двинулся ей навстречу. Проворностью он не отличался, но девушку поджидал неприятный сюрприз: короткий удар меча не оставил на желтоватом сплаве почти никаких следов. Пришлось задержаться в опасной близости от механического гиганта, и риск принес плоды. При более длительном контакте с мечом металл поддавался, начиная плавиться.
Мириам тем временем одним прыжком оказалась на галерее. Наличие противника в непосредственной близости заставило призраков сосредоточиться именно на ней, хотя один всё ещё продолжал выпускать огненные шары, целью которых оставалась Санди. Мириам же пока противостояли три призрака, но количество шаров, которые они дружно выпускали, всё росло. К счастью, летели они достаточно медленно. Решив, что не грех воспользоваться и некоторыми не совсем честными возможностями, Мириам включила защиту на браслете. Теперь сгустки пламени безуспешно ударялись о невидимую преграду. Мириам бросилась вперёд, намереваясь снять щит, оказавшись как можно ближе от врагов, но тут… остановив очередной шар, щит странно замерцал и пропал. Так что следующий огненный заряд обжёг женщине бок, и она едва успела увернуться ещё от двух.
Робот тоже времени даром не терял. Вывернувшись из-под его ноги и проскользнув под его рукой, Санди схватилась за выступ на броне и, используя инерцию его взмаха, метнулась вверх, обхватывая металлическую шею. Два движения меча – и ослепленный механизм яростно заплясал на месте. Вонзив клинок в область шеи, Санди начала медленно отрезать голову чудовища.

4 комментария

avatar
Последнего, разумеется, подобная перспектива не обрадовала, так что девушку пытались смахнуть, стряхнуть, расплющить о стену. И все же, медленно, но верно, неподатливый металл плавился и пузырился. Когда осталось совсем чуть-чуть, плечи и голова робота накалились до такой степени, что держаться за них уже было невозможно.
Под слоем брони обнаружился менее тугоплавкий металл, мгновенно вскипевший раскаленными каплями, брызнувшими на руки и лицо Санди. Пришлось срочно менять положение, цепляясь за руку робота, в отчаянной попытке завершить начатое.Голова робота с противным скрежетом начала заваливаться, рука механизма дернулась в последней конвульсии. Удержаться Санди не удалось. Девушку просто впечатало в стену, а её затылок соприкоснулся с камнем.
Ругая себя последними словами и, не обращая никакого внимания на боль, Мириам добралась-таки до одного из призраков. Больше всего она опасалась, что те окажутся бесплотными духами, неуязвимыми для её оружия, но меч с шипением пронзил полупрозрачную плоть, и противник, перестав выпускать шары, беспомощно задёргался. Увы, места для манёвра оказалось маловато.
Прежде чем следующее существо оказалось повержено, женщина заработала серьёзный ожог руки. По счастью, не той, которая сжимала меч. Абстрагироваться от боли стало сложнее. Победа над оставшимися призраками далась Мириам не без труда. Один из них проявил неожиданное проворство, второй выпустил какой-то особенно мощный огненный сгусток. Когда он пролетал мимо, Мириам обдало опасным жаром. И всё же она выстояла. Призраки исчезли, оставив после себя лужицы неприятной на вид зелёной массы.
Сердце Мириам странно ёкнуло, когда она посмотрела вниз. Время, которое потребовалось ей, чтобы добраться до напарницы, растянулось в вечность. Она позволила себе перевести дыхание, только убедившись, что Санди жива. Приложила к её шее аптечку. Болезненно поморщилась, ощущая, как настойчиво ноют собственные раны.
– Чёрт! – выдохнула Санди, открывая глаза. Мириам облегчённо улыбнулась.
Некоторое время они потратили, помогая друг другу обработать раны. Разведчицы и подумать не могли, что самое серьёзное испытание ещё ждёт их впереди…
avatar
удар двух мечей: синего и красного.
джедай и ситх вместе ходят в разведку?
avatar
Нет, напарница Мириам способностями к единой Силе не обладает. В каноне Звездных Войн имеются прецеденты использования световых клинков теми, кто не относится ни к джедаям, ни к ситхам. Вспомнить того же Гривуса. Я так понимаю, что если не брать в расчет игры, где невозможность взять в руки световой меч не-джедаю ограничивается движком, главная трудность обладания таким оружием — то, что оба Ордена старательно хранят тайну их изготовления от посторонних. Тот же генерал Гривус собирал свою коллекцию оружия, убивая прежних владельцев.
(Хотя какие, к даэдра, обоснуи во вселенной ЗВ? ))) )
avatar
А я уж было подумал… :D

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.