Миссия выполнима - 11

Глава 9

Ведущий отряд орк спешил достичь предгорий до темноты. Выбранный им темп не располагал к разговорам, и Хадести погрузилась в свои мысли.
Затеянная Ворчуном игра оставила больше вопросов, чем ответов. Совсем недавно бретонка не думала о том, чтобы вызнавать тайны спутниц. Теперь же её терзало неприятное подозрение, что они могут оказаться важными.
Вот только с некоторых, не очень давних пор, Хадести испытывала неискоренимое отвращение к копанию в чужом белье и вынюхиванию секретов. Именно это обстоятельство, помимо собственно магической контузии, и вынудило её взять в своей гильдии бессрочный отпуск, больше напоминающий отставку.
Теперь неразлучная троица самозабвенно разыгрывала из себя авантюристов, с наслаждением устраивая эпические потасовки в тавернах и чиня прочие безобразия, достойные войти если не в легенды, то уж в местный фольклор точно.
К собственному изумлению, все трое обнаружили склонность к подобному времяпровождению и, что было ещё более неожиданным, не проявлявшиеся доселе способности, которые теперь активно жаждали реализации.
***
Тем временем горы неумолимо приближались, грозно напоминая о необходимости забыть на время всё постороннее и сосредоточиться на предстоящей задаче. Отыскать местообитание нежелающих быть обнаруженными некромантов не так-то просто.
К счастью путешественников, злое волшебство рождало своеобразное эхо, долго остававшееся на месте совершения чар. Не каждый маг способен его засечь, но «нюх» Хадести не знал себе равных, что было не столь удивительно, если знать соответствующие подробности её биографии. Но даже с ним поиск грозил занять много времени: слабые колдуны рождали слабое эхо, сильные умели экранировать следы своих обрядов. Некоторые старые знакомцы Хадести умудрялись посреди города скрывать человеческие жертвоприношения, пусть и не без помощи могущественных артефактов.
С другой стороны, «некромантами» могли оказаться и лишённые волшебных способностей фанатики, а тогда никакого эха не будет вовсе.
***
Чем дальше, тем сильнее Мириам чувствовала какое-то странное неудовлетворение происходящим. Она сосредоточилась на своих ощущениях в попытке вычленить ту самую составляющую, которая причиняла наибольшее беспокойство, и достаточно быстро отыскала её. Дело в том, что Мириам вот-вот должна была оказаться в ситуации, выходящей за пределы её знаний и умений.
Некроманты. Что ей известно о них? Только то, что успели поведать спутники. Уложить полученную информацию в привычные рамки было крайне сложно. Более того, Мириам так до конца и не поняла, как именно должна вести себя при встрече с враждебно настроенными магами. Где гарантии, что против них сработают её способности? Сможет ли она защитить Сьюзан? Женщина скользнула взглядом по сосредоточенным лицам Ворчуна и Хадести. Кажется, они тоже не испытывали радостных чувств.
***
К вечеру горы подобрались к путникам совсем близко, обступили их, закрывая горизонт причудливым нагромождением скал. Горные пики льдисто сверкали на солнце, безжалостно взрезая небо.
Чуть ниже вздыбившаяся в результате игр чудовищных сил земля была покрыта дремучими лесами. Под их густым пологом скрывались говорливые ручьи со студёной и прозрачной, как горный хрусталь, водой. Те впадали в маленькие, но глубокие, как взгляд красавицы, озера. Там же, где потоки меняли своё направление, остались причудливо извивающиеся пещеры, давшие приют самым разным существам.
Облачный хребет вальяжно развалился на пути отряда, рассыпаясь на множество мелких отрогов, между которыми боязливо хоронились от чужих взглядов живописные долины.
Отыскать что-либо в этом лабиринте без проводника из местных было не так-то просто, но орк уверенно вёл отряд вперёд, вместо карты полагаясь на свою память, и одновременно любовался той величественной красотой, что сопутствует формированию молодой геосинклинали.
Скайримская тектоническая плита не так давно врезалась в Тамриэльскую. По сию пору она продолжает напирать на более старую и массивную товарку, сминая земную кору с той же небрежностью, с которой ладонь сминает лист бумаги. Располагавшиеся относительно близко от поверхности осадочные породы и те породы, что успели погрузиться достаточно глубоко, чтобы почувствовать на себе огненное дыхание глубин, оказались вырваны на поверхность, скомканы и перекручены. Правильная слоистость пластов осадочного чехла непоправимо нарушена и смята, как аккуратно застеленная постель сминается под тяжестью двух охваченных взаимной страстью тел.
Когда действуют силы столь могущественные, даже камень оказывается пластичным. Слои осадочных пород, только что смирно лежавшие, подобно страницам пергамента в старом фолианте, начинают изгибаться и наползать друг на друга.
Но, рано или поздно, даже терпению камня приходит конец.
И тогда в земле возникают чудовищные трещины, исполинские каменные блоки скользят друг против друга, образуя грабены и горсты, окончательно разрушающие изначальный порядок, а в сердца смертных вселяется трепет, когда под их ногами начинает дрожать земля.
Брумская эпоха складчатости всё ещё продолжалась, и представшим перед взорами путникам горам предстояло расти, вздымаясь выше и выше. Потом эти горы постареют, осыпаясь вниз каменной россыпью орогена, чтобы после, через множество эпох превратиться в безжизненно ровную денудационную равнину, если, конечно, эти земли не окажутся затянуты в водоворот нового этапа горообразования.
***
Когда на небе высыпали первые звёзды, отряд благополучно, то есть без приключений, добрался до деревеньки, в которой предполагалось переночевать и допросить местных на предмет наличия в окрестностях некромантов. Селяне провожали вооружённых путников опасливыми взглядами, но и без особой тревоги: имперский легион своё дело знал, так что даже обитатели подобной глуши чувствовали защищающую их длань императора.
Остановившись на постоялом дворе с поэтическим названием Облачная Вершина, путешественники спустились в общий зал за ужином и сплетнями. Еду тут подавали простую, зато сытную и горячую. За её активным поглощением разговор вернулся к некромантам.
— Некромантия… Вечное искушение нашей братии, слишком опьянённой могуществом силы, чтобы вовремя остановиться. Собственные ресурсы скудны. Они только разжигают аппетит, заставляют алкать большего. Много большего. А Миннимарко щедр в своих предложениях и никогда не требует оплату сразу. Да и потом… вносить её нужно чужими жизнями, — что-то мелькнуло в зелёных глазах, выдавая, что волшебница не так спокойна, обсуждая последователей Короля Червей, как хочет казаться. Широкая лапища Ворчуна, словно бы невзначай лёгшая на руку подруги, — лучшее тому подтверждение.
— Это в нашем мире над силой смерти протянута его тронутая тлением длань. Кто знает, добился ли кто-то такой же власти в прочих мирах? — задумчиво обронил Ворчун. — А без Повелителя Мертвых, магия смерти — это всего лишь магия смерти. Ещё одна разновидность силы.
— Да… — как-то невпопад буркнула бретонка и, отодвинув недопитую кружку, вышла из таверны глотнуть свежего воздуха.
Услышанный разговор был не совсем понятен Мириам, ведь отказываться от пользования этой самой магией из-за упомянутого Повелителя — всё равно, что не обращаться к силе тёмной стороны из-за того, что ею манипулирует какой-нибудь Палпатин. Впрочем, подобное сравнение едва ли было близко к истине.
— Некроманты для неё — очень больная тема, — проговорил Ворчун, глядя на хлопнувшую дверь. — Это вечная болезнь Гильдии, бесконечная война, в которой Дес пришлось не только повоевать, но и увидеть смерть многих друзей. А некоторых из них убить самой.
— Похоже, отношения с некромантией здесь сложнее, чем мне казалось, — хмыкнула Мириам, возвращаясь к ужину.
Сьюзан выглядела озадаченной.
— А кто такой этот Ми… марко? — спросила она, когда Ворчун с сытым видом отодвинул тарелку.
— Источник силы некромантов, — объяснила незаметно вернувшаяся бретонка. Видимо, вечерний воздух оказался слишком свежим. — Он же Король Червей, он же Повелитель Мертвых. Не бог и не принц даэдра, но… в чём-то близкая по уровню силы сущность. Он даёт обратившемуся к нему силу и власть над смертью, взамен… взамен требует человеческую кровь и человеческие души. Неподходящая тема для ужина, — закончила волшебница.
— Кстати, о сущностях… — начал было орк, но тут дверь в таверну с грохотом распахнулась, заставляя всех посетителей непроизвольно дёрнуть головой в направлении источника шума и возможной опасности. На пороге вырос двухметровый нордлинг, очень недурной собой, со светлыми волосам до плеч, небрежно схваченными поперёк лба тесёмкой, и огромным мечом за спиной.
— Ворчун, Дес! Вот вы где! А я за вами по всему Киродиилу гоняюсь, — гаркнул на весь зал детина, направляясь к столику, за которым устроилась компания. Вблизи оказалось, что знакомец орка и Хадести обладает парой удивительно синих глаз, способных прожечь сердце любой красавицы, сколь бы неприступной она ни казалась.
— Гилдстерн, — представил нордлинга Ворчун. — Бузотёр, забияка и верный друг.
— Можно просто Гил, — добавил нордлинг, с потрясающей небрежностью подтягивая к себе тяжеленную дубовую лавку и немедленно устраиваясь на ней. — То же, что и этому зеленокожему, — сообщил он подскочившему разносчику. Тот торопливо умчался за запрошенным, здраво рассудив, что этого верзилу лучше не держать голодным ни одной лишней минуты.
— Очень приятно познакомиться, — прощебетала Сьюзан, отнюдь не равнодушная к мужскому полу. Судя по всему, нордлинг произвёл на неё необходимое впечатление.
— Приветствую, — кивнула Мириам.
— Сьюзан, Мириам, — представил девушек орк. — Гостьи из другого мира.
— Ого! — Гил обвёл их удивлённо-восхищённым взглядом. — А я вернулся в наш лагерь, только вас уже и след простыл. Хорошо, выяснил, куда вы подались, ну и рванул следом.
— Ворчун и Хадести оказались так добры, что помогают нам освоиться в вашем мире и по возможности отыскать дорогу домой, — объяснила Мириам.
— Да, с последним у нас проблемы, — вздохнула Сьюзан.
Гил немедленно выжидающе уставился на Хадести.
— Есть у нас план, есть, — усмехнулась она. Нордлинг повеселел.
— Если у Дес есть план…
— То нас всех ждут большие неприятности, — усмехнулся орк.
— И это тоже, — согласился Гил и жадно вгрызся в только что принесённую баранью ногу. — Вот это — настоящая еда, — удовлетворённо хмыкнул он, — а не то жучиное мясо, что нам приходилось жевать в Морровинде.
Решив, что «жучиное» мясо — это своеобразная метафора, Мириам вернулась к обсуждению деталей предстоящей операции:
— Чего можно ждать от некромантов? В смысле, какие заклинания они могут использовать против врагов, явившихся по их головы?
— Они будут пытаться высосать твою силу, твою скорость и твою жизнь, — методично начала перечислять бретонка. — Я смогу их восстановить… после сражения. Поэтому советую уворачиваться от летящих в вас заклятий или пользоваться щитами. Но основная сила некромантов — поднятые существа.
Мириам посмотрела на Сьюзан, которая казалась совершенно очарованной новым знакомым. Вопрос состоял в том, могут ли щиты, создаваемые браслетами, уберечь от магии некромантов. Едва ли.
— Поднятые — это в смысле из мёртвых? — уточнила немного шокированная Сьюзан. — Они их оживляют как… ой… — короткий виноватый взгляд в сторону Мириам. — В общем, оживляют?
— Живыми бы я «это» не назвала, — коротко отозвалась волшебница.
— Бить надо в первую очередь призывателя, — заметил орк. — С его смертью исчезнут и его слуги. А вот на смену каждому уничтоженному призванному существу тут же появится новое. Маг ограничен прежде всего количеством слуг, которые он способен одновременно контролировать, а не поднять.
— Некроманты — это ерунда, — пренебрежительно хмыкнул нордлинг. — Вот помнится…
— Да-да, — фыркнула бретонка. — И ты меня тогда спас. Сколько можно этим хвастаться?
Постепенно зала наполнялась возвращавшимися со своих полей селянами, которые непременно бросали косой взгляд на столик с чужаками и только потом чинно следовали к стойке, чтобы вернуться оттуда с огромной пенящейся кружкой в руках.
Гил с улыбкой оглядел друзей, успевших за его недолгое отсутствие ввязаться в новое приключение. Внимательно рассмотреть иномирянок нордлинг сумел, лишь заглушив голос желудка.
Ребенок, впрочем, прехорошенький и…
— Воин? — удостоверился он у темноволосой.
— Да, — коротко отозвалась Мириам, едва удержавшись от того, чтобы коснуться рукояти светового меча. Не для доказательства принадлежность к классу воинов, нет. Просто она успела соскучиться по своему оружию. С ним стычка с гоблинами в шахте оказалась бы куда проще. И вообще именно световой меч был атрибутом её звания воина, а не сомнительная железка, вновь переданная в пользование Сьюзан.
На ответ Мириам нордлинг отреагировал удовлетворённым кивком. С собратьями и общий язык найти легче, и в бою спокойнее. Не то, что с…
Гил поморщился, вспомнив свою причуду после возвращения из Морровинда вступить в Гильдию Магов. Нет, это было весело… в некотором роде. Но нравы тамошних обитателей… Воин покачал головой. Его смущала совсем не фривольность, а склочность, избыточное самомнение, крайний эгоизм и стремление подсиживать коллег всеми возможными способами. Черты эти были общечеловеческими, разумеется: в Гильдии Бойцов тоже находились подобные особи. Но дело в том, что именно у магов они становились правилом поведения, а не досадным исключением.
— Интересная подобралась команда, — хмыкнул Гил. — Три воина, неправильная волшебница и?..
— Из Сьюзан со временем может вырасти очень неплохой воин, — подала голос Хадести. — Если не даст служителям Культа сбить себя с толку и не подастся в защитницы сирых и убогих, — добавила она после паузы.
Нордлинг с любопытством взглянул на светловолосую, отметив в памяти невысказанную просьбу бретонки приглядеть за девочкой.
При упоминании о защитнице убогих Сьюзан начала медленно заливаться краской. Кинув осторожный взгляд на Мириам, девушка удостоверилась, что подруга не заметила её смущения. А если бы и заметила, то едва бы догадалась о происшествии на ферме.
— Почему ты называешь Хадести неправильной волшебницей? — спросила девушка. — Разве маги могут быть неправильными?
— Все маги — психи, — убеждённо заявил Гил. — А Дес — не больная манией величия маньячка, поэтому и неправильная.
— Вообще-то с головой у меня серьёзные проблемы, — с улыбкой напомнила бретонка.
— Не обращай внимания, — шепнул Сьюзан Ворчун. — Дело в извечном классовом противостоянии магов и воинов.
— Раз мы выяснили все существенные вопросы, — произнесла волшебница, — пора перейти к более приземлённым вещам. Я сняла у хозяина два номера. Гил, будешь ночевать с нами. Если ты не очень устал…
— Без проблем, — усмехнулся нордлинг. — Задержусь тут на часок.
— Ты настоящий друг! — просияла бретонка.
Через пару минут ни Хадести, ни Ворчуна в общем зале уже не было.
— Ты идёшь? — поинтересовалась Сьюзан у Мириам.
— Нет, хочу ещё выпить, — буркнула та.
Удаляющиеся Хадести с Ворчуном всколыхнули ненужные сейчас воспоминания.
— Ну, как хочешь, — пожала плечами девушка. — Я устала, пойду спать.
Одарив нового знакомого очаровательной улыбкой, Сьюзан проследовала в свою комнату.

4 комментария

avatar
Теперь неразлучная троица
кто третий то? Что-то я запутался…
avatar
Видимо Гил?
avatar
Ага, именно он.
У меня к этой истории написано два приквела (и если совсем честно, то планируется третий), и я наверное где-то путаюсь в том, что известно читателю, а что нет.
avatar
Мало редактировала видимо))) Вначале главы совершенно непонятно кто имеется ввиду третьим.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.