Торакс светлячка, ч.3

ГЛАВА ВТОРАЯ
О вреде золота


Слуга остался позади, на дороге, с коробом. Нечего старику лезть в, вероятно, спор, а вероятно, драку.

Четыре стражника, из них три норда и один имперец, все в причитающейся страже Вайтрана форме, но без шлемов. Три медовара, Хоннинг, Макий и какой-то третий, чьего имени Велин не помнил и не хотел запоминать. Данмер вошел во двор и остановился, прислушавшись к разговору.

Тощий норд с засаленными светлыми волосами тянул:
— … Нуууу, будьте друзьями. Дайте меду. У вас же его полно, весь поите…

— Ты себя хоть видел, а, Горд? Рожа уже от меда растеклась, — отрезал хозяин медоварни. Он принял защитную стойку — полотенце крепко сжато в сложенных на груди руках, похожие на еловые лапы брови опущены почти что до глаз.

— Ну-ну, — грубо протянул загорелый имперец с серьгой в ухе, — но ведь мы тебя тут охраняем. Патрулируем. Телеги помогаем разгружать. Где же твоя благодарность?

Хоннинг покраснел и выпучил глаза. Узловатые пальцы так сжали грязное полотенце, что потекла небольшая струйка.
— Тротий, дурная ты башка! Я уже отослал все причитающееся ярлу Балгруфу!

Имперец приподнял брови:
— А нам не дашь, значит?

Хоннинг покрутил кукишем:
— Шиш тебе, а не мед!

Имперец тут нахмурился и положил волосатую руку на эфес палаша.
— Проблем с законом хочешь, а, Хоннинг?

— Я еще Заповедям следую, ублюдок, — оскалил зубы Хоннинг, заметив этот жест. Макий побледнел и отошел к двери.

— А ну, тащите бочку сюда, — раздраженно прикрикнул Тротий своим дружкам.

— Только попробуйте, скамповы дети! — потряс полотенцем Хоннинг.

Имперец с ухмылкой достал меч и пошел с ним к медовару. Все застыли, и тут Велин понял — пора.
Рука резко дернула на себя, и имперец завопил и уронил меч. Серьга разрезала ухо, и данмер с отвращением отбросил безделушку в траву.

— Больно за слова отвечать, а? — спросил у уставившегося на него имперца Велин.

— Мать твою, да я тебя… Да я… — прошипел Тротий, и крикнул, держа ухо: — ну что стоите, остолопы?! Бейте!

Велин не успел увернуться, и тут ему в подбородок хорошо так, качественно врезался кулак крепкого рыжего норда. Данмер пошатнулся. Упал, увернулся от пинка, сделал подсечку снизу — и рыжий норд, чертыхаясь, грохнулся. Эльф кое-как встал, принял боевую стойку… И тут ему опять ударил в подбородок кулак. Теперь уже Тротия.

«Да что же это такое, завтра будет синяк,» — подумал данмер. Он не упал в этот раз. Имперец уже замахнулся. Данмер сжал пальцы на правой руке. Выбросил вперед, резко разжал…

Заклятье Искр…
Велин увидел — нет, почувствовал, как имперца охватывает волна боли, и все его тело оказывается во власти судороги. Эльф почувствовал многое, когда заклятье Разрушения достигло цели — удовлетворение, спокойствие, холод… ему было приятно — таких ощущений он до этого не испытывал.
Тротий сжал зубы, но не отстал. Замахнулся… Велин резко отошел в сторону. Удар пришелся не в грудь, по плечу, но слабее не стал. Данмер — кулаком по лицу имперца. Тротий с коротким «НГХ!» резко упал. Попытался подняться, и тут его ударил по голове пустой бутылкой Макий.

Данмер поднял глаза — крепкого рыжего норда уже вязал Хоннинг, второй громила валялся в отключке у двери, а тощий норд с сальными волосами сидел на земле и тихо поскуливал, осторожно трогая сломанный нос. Струйка крови.

Велин, успокоившись, потер ноющие подбородок и грудь, прикидывая, стоит ли применять магию при таких мелких, казалось бы, ранениях. Решив, что лучше зря энергией не разбрасываться, данмер обратился к Хоннингу, когда тот встал с рыжего:
— И… не надоело, м?

— Не-е, на старость я еще не накопил, так что… нет. Не буду дело бросать, — сказал Хоннинг и прикрикнул на помощников: мол, доложите ярлу да вяжите этих. Макий с недоброй ухмылкой побежал к Вайтрану.

— Зря. Пора бы уже, — ответил Велин.

— И то верно, да мало золотишка, да и некому за дело браться кроме меня, — криво усмехнулся Хоннинг, и начал растирать руки с каким-то жалостливым выражением лица; потом спросил:
— Ну что, тебя угостить? И куда идешь? Уж расскажи-то.

Велин посмотрел на тощего норда, на сальные волосы, на струйки крови… покачал головой и поморщился. Мнение Хоннинга о магии он уже знал. Нечего было с медоваром обсуждать Коллегию. И путешествие. И нечего было мед пить. И вообще нечего дружить с нордом с кошельком вместо сердца.
— Нет, я завязал. Думай сам, решай сам… я больше тебя из таких дел вытаскивать не буду.

Хоннинг крякнул, Велин уже не обращал внимания. Данмер вернулся на дорогу, к Герфорду, и хозяин и слуга продолжили свой путь.

Темный эльф взглянул в последний раз на медоварню: она стояла на границе между той частью Скайрима, которая была ему знакома и исхожена еще в детстве, и тем страшным и опасным Скайримом, в который его никогда не пускал дядя. Велин подумал невольно: «Эх, Хоннинг, глупый ты медовар, твои скупость и любовь к золоту до добра не доведут, уж попомни мое слово...»

— Чтоб я еще раз в драку ввязался… Все тело болит, — проворчал эльф.

— Нечего геройствовать там, где это вовсе не нужно, — степенно произнес Герфорд, потирая грудь под лямкой сумки.

Ни эльф, ни бретонец не видели следившей за ними со склона фигуры в броне Братьев Бури.

********************************************************************************
И вновь в редактировании и поиске ошибок показал себя тов. SnowK, успешно выловивший подавляющее большинство ошибок. За это и за его терпение ему огромное спасибо.
Вероятно, тут есть еще некоторые и мелкие недоделки, и в некоторых местах могут быть неровности слога, но это связано скорее с тем, что теперь я решил попробовать что-то поактивнее.

********************************************************************************

3 комментария

avatar
Отлично! Да ут пока слов нет. Ошибок я лично не нашёл.
avatar
За все опять же сяп Сноу. u_u
avatar
Да, Сноу великолепный редактор. Улучшились диалоги, да.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.