Сердце Гре'Такара. Глава 9. Старые раны

– Эта работа так утомляет, – устало протянул Ро’Фазир. – Так хочется иногда просто лежать и ничего не делать…
– То есть, как сейчас? – улыбнулась Ха’Каира.
– Да, как сейчас.
Они засмеялись. Теплый песок, согретый лучами уходящего солнца, приятно расслаблял затекшую спину, шуршание волн умиротворяло и успокаивало, крики чаек давали впечатление полной обыденности и безопасности. Для талморского агента этот вечер был одним из редких случаев, когда можно просто отдохнуть.
– Ха’Каира, а как ты попала на эту службу?
– Зачем тебе это? Разве прошлое заслуживает того, чтобы его теребили?
– Может и нет, но порой так хочется…
– Когда-нибудь я тебе расскажу… Наверное. А сейчас отдыхай, мой храбрый шпион.
Он улыбнулся и прижал ее к себе. Как он хотел, чтобы этот вечер никогда не кончался.
******
Внезапно грохот и скрежет, а затем первые металлические ворота врезались прямо в стену Коллегии. Все приготовились драться, но больше ничего не произошло.
– На память! – послышался голос Адемара, будто эхо тысяч призраков, наступавший со всех сторон.
Матильда напряглась. Она так боялась этого голоса, что с трудом могла держать себя в руках. Сколько раз она слышала его и как радовалась, но теперь… Все изменилось.
– Проклятый н’вах, – всплеснул руками Савос Арен. – Теперь придется ставить новые ворота. Вы все еще здесь? Расходитесь, я сказал.
Маги все еще настороженно разбрелись по разным сторонам. Матильда вернулась в Зал достижений, легла на свою кровать и тяжело вздохнула. Эта встреча с Адемаром разбередила ее старые раны на сердце. Девушка тихо всхлипнула и укуталась одеялом. Но потом успокоилась и отдышалась. Нельзя показывать слабость, нужно быть сильной. Сильнее всех.
******
Тролль пошатнулся и дико взревел. Из бока у него торчала стрела. Свист, удар, рев, снова свист, удар, снова рев. Белое чудище отвлеклось от своей добычи и с трудом развернулось, истекая алым напитком смерти. Из тьмы прилетела еще одна черная стрела и вонзилась троллю в верхний глаз. Монстр в последний раз заревел, пошатнулся и свалился в сверкающий оранжевым и красным снег.
Торбранд вгляделся в тьму, заметил какую-то неясную фигуру. Попытался встать, но поломанные ребра напомнили о себе, и бывший легат с глухим стоном рухнул.
– Не шевелись, – послышался знакомый хриплый голос.
– Дарел?
Спаситель подошел ближе, и Торбранд смог разглядеть красные, словно светящиеся, горящие киноварным пламенем глаза.
– У тебя редкий талант: ты всегда появляешься очень вовремя, – усмехнулся норд.
– А у тебя другой редкий талант: ты вечно находишь приключения на свою… Голову. Не двигайся, я приготовлю лекарство.
Торбранд с радостью принялся выполнять приказ данмера, ведь каждое движение вызывало у него ужасную боль. Он умел терпеть страдания, не раз получал ранения в сражениях, но старался все же не проверять на прочность свою силу духа. Лежал и ждал, мельком замечая быстрые и точные движения убийцы-альтруиста.
– Зачем ты помогаешь мне? – спросил бывший легат, аккуратно поворачивая голову.
– Возможно, я расскажу тебе когда-нибудь. Скажем так, о себе дают знать старые раны.
Торбранд ничего не понял, но спрашивать дальше не стал.
Со стороны леса послышалось злое шипение, а затем яростный клич. Норд успел заметить, как его длинноухий друг кинулся на данмера. Тот резво отскочил и вынул из сапога кинжал.
– Зир, спокойно! – сказал Торбранд. – Этот данмер спас мне жизнь. Опусти когти.
Однако каджит и не думал делать этого. Он злобно скалился на Дарела и гневно прижал уши.
– Зир!
Тот зарычал и сделал несколько шагов назад. Но когти так и не опустил.
******
– Что ж, агент Ро’Фазир, вижу, ваша работа идет очень успешно.
Данмер с наглым лицом и аккуратно уложенными волосами, обхваченными серебряным обручем с рубином, просматривал отчеты, протоколы, доклады и письма, сделанные Зиром во время его шпионской деятельности. Каджит недовольно вилял хвостом: он не любил, когда кто-то копается в его бумагах. Тем более, если это данмер с наглым лицом.
– Талмор доволен вашей работой, – эльф встал и кивнул, видимо, проявляя так уважение. – В целом.
– То есть?
– Есть мелкие огрехи, которых вам все-таки следует избежать в будущем.
– Я все еще не понимаю, о чем вы толкуете, сударь.
Данмер был недоволен этим обращением и сжал челюсти. Каджит про себя усмехнулся. Уж очень он не любил данмеров.
– Вы прекрасно знаете, о чем я «толкую», – чуть тише и злобнее ответил эльф. – О вас и другом агенте Талмора, каджитке по имени Ха’Каира.
Ро’Фазир с трудом подавил испуг и сохранил самообладание.
– Прекратите говорить загадками, сударь, я все еще не могу понять, чем недоволен наш великий владыка и отец Талмор. Я работаю на его благо и благо всего Альдмерского Доминиона, как истинный подданный его. Я тружусь во славу своих лордов и сюзеренов, отцов и предков. Я ни разу не поставил под сомнение, оказанное мне доверие, талморцы ни разу не подозревали меня ни в предательстве, ни в ереси. Я полностью чист, другими словами.
– Уже нет, – данмер насмешливо оскалился и кивнул. – Нашему с вами начальству известно о ваших отношениях с агентом Ха’Каирой. Как вы, мой дорогой патриот и мастер шпионажа, знаете, это строго запрещено уставом разведки Альдмерского Доминиона.
– Не понимаю…
– Да все ты понимаешь, каджит, не прикидывайся идиотом. Мне стоит лишь щелкнуть пальцами, и ты будешь осужден как военный преступник. Конечно, любовь с другим агентом это не ересь или дезертирство, но…
Ро’Фазир сжал кулаки так сильно, что его бритвенно острые когти проткнули ладони, и по ним потекла горячая кровь. Он попал в тупик, точнее в ловушку, из которой уже не выберется.
– Чего ты хочешь? – прямо спросил Зир.
– А чего хочет эльфийский дворянин, лишившийся всего и пошедший на службу в проклятый Талмор? Власти, кончено же. Отдай мне всю свою информацию, передай свои дела и сложи с себя все полномочия. И девчонку не тронут.
«Не меня, девчонку», – подумал Зир.
– Ты думаешь, что я так просто загублю свою карьеру ради какой-то девки? Ты плохо мня знаешь, эльф.
– О нет, – данмер мерзко улыбнулся. – Я прекрасно тебя знаю, каджит. И я знаю, что ты все сделаешь так, как я скажу, потому что ты влюблен.
Зир зарычал и оскалил свои жуткие клыки.
– Пошел вон! – прошипел он.
Данмер засмеялся и развернулся.
– Я предупредил.
******
– Зир, успокойся!
Каджит с ненавистью смотрел в наглое лицо данмера, и его удерживал лишь его новый друг, страдающий от переломанных ребер. Он просто не умел готовить нужные лекарства, иначе уже давно бы разорвал ненавистного эльфа на куски.
– Зир! – рявкнул Торбранд и поморщился. Ему было больно.
Каджит постоял еще пару мгновений, а потом опустил свои когти и перестал скалиться. Данмер опустил кинжал.
– Что на тебя нашло? – спросил в недоумении норд.
– Заболели старые раны, – процедил сквозь клыки кот. – Ты уже приготовил лекарство? – обратился он к Дарелу.
– Почти, – глухо ответил тот. – Осталось добавить сердце даэдра.
Каджит кивнул и опустился на снег рядом с Торбрандом.
– Зря каджит оставил тебя, – уже спокойнее произнес черный кот. – Зир не должен был бросать друга.
– Ну, ты же на охоту ходил, верно? Кстати, как улов?
– Олень. Довольно жирный. На двоих вполне хватит.
– На двоих?
Зир злобно покосился в сторону данмера.
– Он спас мне жизнь, – напомнил бывший легат.
– Все в порядке, – сказал, перемешивая зелье Дарел. – Я все равно не голоден.
Торбранд выдохнул и поглядел в мерцающее небо. Аврора, подобно золотой змее, ползла по черной пустоте ночи, окрашивая в свой блеск холодную и далекую землю. Снова стало тихо и спокойно, даже забылся недавний тролль.
– Как ты очутился здесь? – спросил Торбранд у Дарела.
– Был неподалеку, – соврал данмер, даже не пытаясь скрыть фальшивые ноты в голосе. – Как я уже говорил, о себе дают знать старые раны.

4 комментария

avatar
Сердце даэдра известно как сложно достать в Скайриме, даже с учетом цены, которую за нее Энтир в Коллегии заламывает. Всякие там отставные агенты Талмора такими ингредиентами разбрасываться не будут. Может, тут ошибки нет, и Дарел на самом деле так хочет помочь, что отдает лучшее, но надо учесть.
Аналогично с речью Зира «до» и «после» — то он говорит о себе в третьем лице, то в первом. Это может быть связано с переломном моменте в прошлом, но учитывать надо.
> Я ни разу не поставил под сомнение, оказанное мне доверие
Очень кривое предложение. Советую переписать.
avatar
Я все это учитываю.
Дарел действительно хочет помочь (не буду спойлерить, скажу лишь, что у него есть причины).
Речь Зира зависит от собеседника. Если он общается по работе, то пользуется общей формой речи, если по дружбе (или просто маскируется) — то каджитской. Примерно так.
На счет предложения подумаю
avatar
Наличествует глубинный смысл. Одобряю.
avatar
Читаемо, да, неплохо. СПАСИБО!!!

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.