Сердце Гре'Такара. Глава 7. К Белому Берегу

Взошло солнце. Пурпурные щупальца поползли по зеленоватой воде, обволокли холодные стволы деревьев, заскользили по серым камням, прорвались сквозь утренний туман, что каждый раз парит над болтами вблизи Солитьюда. Сонно заверещали грачи, где-то недовольно зарычал медведь, разбуженный топотом мамонтов. Неторопливо шагали грозные великаны, наблюдая за своими огромными питомцами. Журчали горячие источники, шуршали по зелено-серым камням, напевал утреннюю песенку ветер, идущий с моря и подымающийся на скалы, словно корабль на волнах, качался и скрипел, падал и вновь взлетал, проносясь сквозь иголки и листву.
Торбранд проверял обувь. Он настороженно поглядывал по сторонам, выискивая врагов, но на болоте не было ни солдат, ни Братьев Бури, ни юстициаров. Только великан, неторопливо идущий вразвалочку и пасущий своих мамонтов, время от времени кидал на него ничего не выражающий взгляд. Было подозрительно спокойно, бывший легат был готов к нападению, но ничего не происходило. Было тихо.
– Все еще не хочешь рассказать другу-каджиту, за что тебя схватили? – спросил Зир, проверяя лошадей. Он поправил попону, перешнуровал седло и немного спустил стремена для своей гнедой кобылы. Похлопал ее по холке – та довольно всхрапнула – и сел на камень рядом с Торбрандом. – Такая уж большая тайна?
– Просто не знаю, могу ли я тебе верить.
– Не обижай Зира, – покачал головой кот. – Зир назвал тебя другом, а друзей Зир не предает.
– Мы едва знакомы.
– А я сразу вижу хорошего человека. Плохого тоже вижу, но ты – хороший. А значит, я могу называть тебя другом.
– Хорошая логика! – усмехнулся норд и как можно незаметнее просунул палец в подошву. Монеты были все еще там, и Торбранд все так же осторожно застегнул подошву. – Куда ты отправишься?
– С тобой!
– Нет, так дело не пойдет, – бывший легат в очередной раз огляделся. – Я дам тебе монет в благодарность за спасение, а потом мы разойдемся, Зир.
– Неужели ты просто так прогонишь своего друга? – каджит всплеснул руками.
– У нас с тобой разные дороги. Ты – вор, а я – солдат.
– Сбежавший из-под стражи солдат, – поправил кот, щелкнув пальцами.
– Не имеет значения.
– Имеет, друг, имеет. К тому же я не всегда был вором.
– Да? – спросил Торбранд, натягивая ботинки. – И кем же ты был?
Каджит улыбнулся.
******
– Агент Ро’Фазир, вам поручено наблюдать за внедрением наших шпионов и диверсантов в ряды Имперского легиона. В течение трех дней вы должны прибыть в Анивл для получения дальнейших инструкций. На месте с вами свяжется наш агент.
– Как я его узнаю?
– Она покажет вам золотое ожерелье в форме когтя.
– Она?
– Наш агент в Анвиле – каджитская девушка по имени Ха’Каира, вы должны сработаться.
– Советы или рекомендации?
– Никто не должен узнать, что вы работаете на Талмор, иначе вся многомесячная подготовка провалится. Именно поэтому я рекомендовал вас, агент Ро’Фазир.
– Честь для меня.
******
– Я был странствующим торговцем, – добродушно ответил Зир. – Ходил в караване, а потом ушел.
– Почему?
– На наш караван напали бандиты, забрали все товары, моих компаньонов убили. Мне посчастливилось остаться в живых благодаря сверхъестественному везению: меня приняли за мертвого и бросили возле разграбленной тележки.
– А почему ты не вернулся к торговле?
– Мне нужен был стартовый капитал, – пожал плечами кот. – А чем каджит быстрее и лучше всего зарабатывает деньги? Правильно: воровством. Сначала я думал бросить это дело, а потом… Потом как-то привык.
– Не самая лучшая привычка, – усмехнулся бывший легат и поправил меч на поясе.
– У всех есть свои слабости! – каджит весело сверкнул своими оранжевыми глазами.
Торбранд уткнулся взглядом в лениво ползущего грязекраба и подумал о дальнейших действиях.
******
– Молодец Матильда! Продолжай удерживать Оберег, я сейчас выпущу более сильное заклинание!
Молодая нордка поморщилась и сосредоточилась, приготовившись к новой атаке своей наставницы. В руке Фаральды сформировался сгусток электричества, который тут же вытянулся в ослепительную молнию. Заклинание Грозового разряда было сильнейшим из рядовых атакующих приемов в магии Разрушения. Редкий маг сможет отбить такую молнию, и еще меньше тех, кто выживет после прямого попадания. Но Матильда обладала настоящим талантом в области Оберегов и могла выдерживать даже сильнейшие заклинания. Когда раскаленный хлыст ударил в святящийся полупрозрачный бирюзовый щит и не причинил ученице никакого вреда, Фаральда радостно улыбнулась.
– Молодец, девочка! – добродушно сказала наставница школы Разрушения. – Снимай защиту, тебе нужно передохнуть.
Матильда опустила руки и с облегчением выдохнула, когда Оберег перестал вытягивать из нее магические силы. Она сдула с лица непослушную золотистую прядку и вытерла пот со лба. Такие занятия немало утомляли ее, и молодая чародейка каждую неделю с ужасом ждала очередного практического урока с альтмерской учительницей. Фаральда была к ней добра, но заклинаниями била нещадно.
– Ну как? Готова?
Матильда тяжело вздохнула и опустила голову, а волнистая прядка тут же поспешила упасть ей на лицо. Наставница посмеялась и потрепала ее за щеку.
– Ничего, учиться всегда тяжело. Видела бы ты, как терзали меня мои учителя на острове Саммерсет, ты бы еще обрадовалась тому, как легко тебе здесь живется. В Коллегии порядки куда мягче, чем там.
При мысли о еще более тяжелой подготовке Матильда даже вздрогнула: ей представились десятки бесконечно орущих седых дедов, которые засыпают ее страшнейшими заклинаниями день и ночь и не дают ей времени даже на то, чтобы поесть или поспать.
– Готова, – сказала волшебница и вновь поставила свой великолепный Оберег.
******
– И где ты думаешь искать этого Адемара? – спросил Зир, набирая очередную ложку крабового супа.
– Честно? Понятия не имею. Если бы я знал кто он, и что ему нужно, я бы понял, где его искать. А так…
Торбранд все-таки решил рассказать своему спасителю о том, что с ним произошло. Почему-то он верил этому коту, хоть и не стоило. Он решил, что несравненный мастер взлома замков и непревзойденный ловкач может быть ему полезным в погоне за таким могущественным противником как Адемар де Вареас. В конце концов, помощники никогда лишними не будут. К тому же компания Зира была вполне приятной, а Торбранд любил хорошую компанию.
– Не знаю, – покачал головой норд и принялся разламывать крабовую клешню, чтобы выудить оттуда мяса.
Помолчали. Не потому что им было нечего сказать, а потому что были слишком заняты трапезой. Вареный грязекраб оказался очень достойным на вкус, а Зир – очень хорошим поваром, что добавило еще один плюс к тому, чтобы взять его с собой.
– Для начала нам надо раздобыть нормальную одежду и оружие, – сказал каджит. – А потом подумаем.
Торбран кивнул и саданул мечом по твердому панцирю. Есть еще очень хотелось.
******
В полдень они вышли к тракту и направились в Данстар. Морфал был ближе, но там нет торговца, лишь алхимик. Поездка проходила довольно гладко, погода была милосердна. Пару раз попадались беженцы. Гражданская война многих заставила покинуть родные дома и отправиться навстречу неизвестности. Что с ними станет? Может их задерет саблезуб, может их съест стая волков, может порвет тролль, а может они спокойно доберутся до безопасного убежища? А где сейчас безопасно? Война пронеслась по Скайриму сокрушительной лавиной горя и отчаяния, безумия и жажды крови. Все началось быстро, и никто не был готов. Да и сейчас не все готовы.
К ночи остановились на привал и разожгли костер. Это было опасно, но горячая еда была необходима. Торбранд и его новый друг входили на территорию Белого Берега, где царил вечный холод, накрытый белым саваном льда и снега. Место обитания хоркеров, белых медведей и ледяных троллей, край опасностей и страха. Мало кто жил на Белом Берегу, промысел был здесь почти невозможен. Рыболовство или добыча руды – вот чем зарабатывали на хлеб обитатели этого владения. Но зато здесь было мало имперцев или талморцев, что как нельзя лучше играло на руку беглецам.
Когда совсем стемнело, Зир пошел на охоту. Благодаря своей природе он прекрасно видел в темноте и мог охотиться даже в новолуние без всяких проблем. Конечно, без лука и стрел это все равно было тяжело, но он мог напасть на спящего оленя и забить его когтями. Во всяком случае, он так сказал. Торбранд остался сторожить лагерь и лошадей. Ночной являл собой потрясающее зрелище: лунный свет сияющим копьем пронизал студеный воздух и играл на снегу множеством красок, словно россыпь бриллиантов, далекие миры огромными призраками тянулись по чистому небу. Но самым прекрасным явлением были мерцающие огни, потоками и завихрениями танцующие по черному своду выше облаков. Северное сияние было обычным явлением для этой холодной и суровой провинции, но от этого оно не становилось менее великолепным. Многие ученые пытались объяснить это явление, поэты писали стихи и поэмы, посвящая их Авроре, юноши пели своим дамам сердца песни под сиянием этих огней. Если и было в Скайриме что-то прекраснее и более запоминающееся, то Торбранд просто не знал о существовании этого. Как раз сейчас он наблюдал за тем, как огненно-оранжевой змеей извивается над ним божественный свет Авроры, окрашивая далекую и хмурую землю в золотистый цвет.
Норд так засмотрелся этим, что даже не заметил, как в лагере появился чужак. Лошади испуганно заржали, а со стороны леса послышалось рычание. Торбранд подскочил и встал с мечом в боевую стойку. Сначала он ничего не видел и не слышал, только перепуганное ржание гнедых, а затем появилась неровная и мощная, чрезмерно длиннорукая фигура, почти сливавшаяся на фоне снега. Торбранд мысленно выругался: на него шел тролль. Чудище принюхалось и рыкнуло, затем медленно пошло в сторону лошадей, совершенно игнорируя человека. Бывший легат пытался придумать способ отогнать зверя, но ничего в голову не пришло. Он схватил с земли камень размером с кулак и швырнул его в тролля. Монстр остановился, получив удар в толстый череп, зарычал и повернулся. Он быстро пошел на Торбранда. Тот приготовился к битве. Длинная рука, вооруженная пугающими когтями, пролетела в нескольких сантиметрах от его головы. Воспользовавшись моментом, норд зашел за спину тролля и несколько раз сильно кольнул туда, где должна располагаться печень. Чудище зарычало, потекла карминовая кровь. Бывший легат отскочил назад, белая лапа чуть не попала по нему, порвав рубаху из мешковины. Тролль быстро побежал на него, издавая страшное рычание и разбрызгиваясь слюной. Торбранд прыгнул в сторону, уклоняясь от очередного удара, потом снова и снова. Он подскочил и резанул по ноге, стараясь разрубить сухожилия. Может и не совсем вышло, но монстр стал хромать, и его мобильность стала еще меньше. Норд подскочил к нему и кольнул в брюхо, отпрыгнул, в сторону, за спину, удар, отскок. Тролль истекал кровь и бешено рычал. Торбранд увернулся от очередного удара и подскочил для удара, но внезапно споткнулся. Стараясь устоять на ногах, он потерял драгоценные секунды, и тролль воспользовался этим. Одним ударом когтистой лапы он отправил Торбранда в полет. Бывший легат упал в снег и судорожно вдохнул. Зверь попал прямо по ребрам и, вероятнее всего, поломал некоторые. Большую часть. Норд попытался встать, но не смог. Он слышал, как рычащее чудище неуклюже хромает в его сторону. Увидел, как вырос над ним белоснежный силуэт в кровавых подтеках, показались желтые клыки, понесло зловонием дыхания монстра. А на небе горела Аврора. Вот по этой вещи он будет тосковать после смерти. Страшная лапа поднялась для последнего удара.

7 комментариев

avatar
(доедает рассказ). Прекрасно! Только Хаджит-Каджит.
avatar
В этот раз ошибок, по моему лично мнению, гораздо больше. Значит, есть над чем работать и есть к чему придраться.
> немного спустил стремена для своей гнедой кобылы. Похлопал ее по холке – та довольно всхрапнула
Спустить стремена для кобылы? Зачем ей это надо?
Холка — и всхрапнула?
> дней вы должны прибыть в Анивл для получения дальнейших инструкций
Анивл?
> Молодец Матильда!
Запятая перед обращением?
> хлыст ударил в святящийся полупрозрачный бирюзовый
Свят-свет-свит.
> очень хорошим поваром, что добавило еще один плюс к тому, чтобы взять его с собой.
Добавить плюс — кривое выражение. Перефразируй.
> Торбран кивнул и саданул
Д.
> но там нет торговца, лишь алхимик
Переход из прошлого времени в настоящее.
> Может их задерет саблезуб, может их съест стая волков, может порвет тролль, а может они спокойно доберутся до безопасного убежища? А где сейчас безопасно?
Запятые у «может».
> словно россыпь бриллиантов
Сравнение света, а не снега, с бриллиантами.
> прекраснее и более запоминающееся
«прекраснее» подразумевает одно, «более запоминающееся» — другое. В смысле, где-то должно быть вставлено «чем это».
> чрезмерно длиннорукая
Перефразируй лучше, кривовато будет.
> почти сливавшаяся на фоне снега
Сливавшаяся с чем?
> и его мобильность стала еще меньше
Снизилась?
> поломал некоторые. Большую часть
Эффектнее было бы вставить между ними «Нет.»
avatar
Как обычно спешил куда-то и допустил массу элементарных ошибок. Даже стыдно.
В следующий раз постараюсь быть внимательнее.
avatar
Чтобы избежать таких ошибок, перечитывай и проверяй свой рассказ на случаи ошибок.
avatar
Ну с среднем 4 часа в день написания, а после около 35-40 минут проверки.
avatar
Для справки: одну главу пишу минут за 10 максимум, так что 4 часа на написание одной главы для меня… многовато :)
А проверять мне просто лень
avatar
Эээ… я не говорил, что 4 часа на главу,(это мой идеал, когда дел нет). Лень-проклятье человека! Ох…

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.