Сердце Гре'Такара. Глава 5. За решеткой часть вторая

Торбранд просидел в своей камере сутки. Он не ходил туда-сюда, не считал секунды, не жаловался на судьбу и не пытался придумать способ побега. Нет, он просто ждал. Верил в Рикке, верил, что она его вытащит. Заключенный знал свою боевую подругу, мог рассчитывать на ее поддержку. Слово истинной нордки крепко, как скала, и надежно, как эбонитовый щит. Торбранд не волновался, он просто ждал.
******
В окно кто-то постучал. Эленвен нехотя оторвалась от работы и повернулась, чтобы поглядеть на непрошеного гостя. Размытый силуэт птицы цвета индиго неподвижно ждал, когда его впустят. Посол открыла окно, и магический питомец бесшумно спланировал ей на стол, оставляя за собой синеватый след. К лапке у него было привязано письмо. Альтмерка отвязала послание и быстро прочла. Оно было коротким, но емким. Достаточно емким, чтобы вывести ее из обычного бесстрастного состояния надменной эльфийской леди. Она злобно сощурила глаза и посмотрела на магическую птицу. Гагарка. Этому информатору можно доверять.
– Ведем двойную игру, господин убийца? – пропела она сладким голоском, предвкушая, как будет говорить это своему бывшему агенту.
******
– Я не верю, что он мог сделать этого, – покачала головой Рикке. – При всем моем уважении, генерал, но Торбранд не мог привести свою когорту в засаду! Он – один из вернейших слуг Империи! Он никогда не предаст…
– Довольно! – рявкнул Туллий.
Рикке умолкла и смотрела на главнокомандующего. Вид у него был свирепый: глаза горели, губы гневно дрожали, на шее пульсировали вены, ходили желваки.
– Если информация подтвердится, Рикке, – сказал он после короткой паузы, – я буду иметь веские основания для того, чтобы обвинить тебя в государственной измене! Ведь ты посоветовала поставить его во главе когорты!
– Генерал, если позволите, – тот молча кивнул, – я не верю. Просто не верю. Я знаю его уже много лет, он всегда боролся против врагов Сиродила, проливал кровь за Империю и никогда, ни за какие деньги не перешел бы на сторону врага!
Туллий оценивающе осмотрел легата и перевел взгляд обратно на письмо. Еще раз перечитал. «Что это за мир, где я не могу верить ни тем, кто отдает приказы, ни тем, кто их исполняет? Проклятая война, проклятые мятежники, проклятые норды со своей проклятой честью и проклятые эльфы!»
– Генерал, он не мог.
– Довольно споров. Я отправлю отряд на разведку. Молись, чтобы информация оказалась ложной, иначе…
******
– Что значит «нет юстициаров в Солитьюде»?! – взревела, если это вообще можно было так назвать, Эленвен. Горящими от гнева глазами она смотрела на стоящего перед ней офицера. Он явно был напуган, хоть и напускал на себя важности. Для альтмеров это было обыденным делом: хорошая мина при плохой игре.
– Все подразделения юстициаров сейчас рассредоточены по окрестностям города или за ее пределами, – продолжал наигранно спокойным тоном маг. – Они следуют инструкциям, данными Вами, госпожа посол, и следуют им безукоризненно.
Эленвен хватанула по столу и зашипела, как дикая кошка.
– Плевала я, как они выполняют инструкции!!! – закричала она. – Хоть один юстициар всегда должен оставаться в Содитьюде! Слышишь меня? Всегда!!! Немедленно пошли туда кого-нибудь!
– Как будет уг…
– Вон!
Офицер поклонился и вышел, стараясь как можно скорее убраться от взбешенного посла. Приказ есть приказ, ничего не поделаешь…
******
Его разбудил скрип дверных петель. Он встал, хрустнув затекшей спиной, и проморгался: перед ним стоял легионер.
– В чем дело? – осведомился Торбранд.
– Тебя вызывают в допросную.
Торбранд кивнул, а про себя выругался. Вряд ли помощь Рикке заключалась в том, что его вызовут на допрос. Заключенный уже стал готовиться к худшему. Если в городе оказался один из юстициаров, то вряд ли Торбранд выйдет из допросной. Во всяком случае, на своих ногах. О садисткой жестокости альтмеров в легионе бытует превеликое множество слухов и легенд. Большая часть, разумеется, выдумки. Но есть еще меньшая часть.
Норд вышел из камеры, позвякивая кандалами и, повинуясь приказу легионера, остановился лицом к стене. Громыхнула дверь, лязгнул замок, и они двинулись через замшелые и сырые, мрачные и холодные коридоры темницы. Торбранд здесь бывал, но никогда не представлял себя в роли заключенного. Теперь он понимал, что чувствует бунтовщик или преступник, когда его, лишенного даже шанса на побег, ведут через эти черные проходы. Теперь норд убедился, что эта крепость не зря называется Мрачный замок.
Еще пара поворотов, и показалась толстая железная дверь допросной комнаты. Торбранд медлил. Стены этой камеры были толще всех остальных, чтобы крики и стоны избиваемых и мучимых здесь заключенных не разносились по остальной темнице. Внутри было множество приспособлений, способных развязать язык хоть Ульфрику Буревестнику. А крысы, то и дело скользящие под ногами невесомыми тенями, навевали еще больший страх, предупреждая о том, в чьих зубах окажется избитое и искалеченное после этой камеры тело.
Легионер мрачно поглядел на Торбранда.
– Если честно, я не верю в то, что вы завели когорту в ловушку, – сказал он тихо. – Я надеюсь, что вас все-таки оправдают, легат.
Торбранд кивнул. Отвечать ему что-либо не хотелось, все мысли его были заняты предстоящим допросом.
Толстая дверь отворилась, и норд вошел в небольшую комнату, освещенную одной единственной свечкой на деревянном столе посередине. Заключенный уставился на фигуру, сидящую за столом и замер.

1 комментарий

avatar
коротковато… Интрига зато интригаа)))

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.