Сердце Гре'Такара. Глава 4. За решеткой

Эленвен сидела у себя в кабинете. Она писала отчет о работе юстициаров, стараясь избегать подробностей о том, что человеческие жертвы давно превысили все нормы. Впрочем, Талмор не слишком-то переживает о жизнях младших рас. Самое главное – благо Доминиона. Но лучше все же не писать всей правды. Так, на всякий случай.
В дверь постучали.
– Я занята, – раздраженно ответила Эленвен. «Глупая босмерка! – подумала про себя посол, – я же сказала: никого не пускать!»
Дверь с легким скрипом отворилась. Эленвен подняла голову и хотела уже высказать все свои мысли в не самой культурной форме, но, увидев своего агента, смягчилась и жестом пригласила его сесть напротив нее.
– Итак, Дарел, – начала альтмерка, продолжая писать отчет. – Как поживает наш друг Адемар? Где он сейчас находится? Чем занимается?
– Сейчас отсиживается в «Ночных воротах», – ответил данмер. – Взял комнату на три дня и доплатил за то, чтобы его никто не беспокоил. Скорее всего, он готовит там какое-то зелье или проводит ритуал. Я даже попытался забраться в его комнату, когда он вышел куда-то, но не смог. Прямо за дверью он поставил три руны подряд. А, зная силу этого имперца, мне как-то не очень хотелось испытывать удачу.
– Да? – Эленвен удивленно подняла брови. – Так уж он силен?
– Я видел, как по дороге на него напали бандиты, – кивнул Дарел. – Он дал в них такую молнию, что деревья рядом загорелись. Никогда не видел такой силы.
– Хм, интересссно…
Эленвен поставила последнюю точку и отложила отчет в сторону. Она сплела пальцы и положила на них золотистую голову.
– Как он добирался? На лошади?
– Сначала да, – ответил данмер. – А потом он продал ее. Не знаю зачем. Потом он бежал день без остановок. День! Кто может пробежать целый день? Это не человек, Эленвен, а двемерская машина какая-то. Потом все-таки остановился в лесу на ночлег. Проснулся и побежал дальше до самых «Ночных Ворот». Дальше ты знаешь.
– Хм…
Посол постучала пальцами по столу.
– Он тебя не заметил?
– Честно? Не знаю. Мог услышать стук копыт, а может и мое дыхание или сердцебиение. Мало ли, на что он способен.
– В досье не сказано, что он может слышать биение сердца.
– А в досье сказано, что он может бежать целый день без остановки?
– Он помогал себе магией. Как ты сам успел убедиться, он очень одаренный волшебник. С помощью магии восстановления, как ты наверняка знаешь, можно восстанавливать потраченные силы. Ты видел, чтобы он колдовал на бегу?
– Не обратил внимания, – признался агент. – Мой промах. К тому же, я старался не приближаться к нему.
– Что ж, осторожность тоже не помешает, – склонила голову эльфийка. – Но впредь будь внимательнее. Возвращайся в таверну и продолжай наблюдение. Когда он дойдет до лагеря «Медвежьего клыка», проследи, что он будет делать. Потом вернешься и доложишь обо всем. Ясно?
– А если он обнаружит меня? Я с ним не справлюсь и уж точно не убегу, Эленвен.
– На этот счет не волнуйся, – криво ухмыльнулась альтмерка. – Я приказала Туллию послать туда небольшой отрядец новичков. Скорее всего, они атакуют Адемара, а когда увидят его мощь – побегут. Мои юстициары их переловят и допросят. Остается надеяться, что они дадут хоть какую-нибудь информацию. Но гораздо больше я рассчитываю на тебя, Дарел, ты ведь знаешь. Иди.
******
– Ты знаешь, зачем я пришел?
– Нет, – облизывая окровавленные губы, ответил Эмиль Головоед.
Адемар усмехнулся.
– Недавно ты проводил раскопки в Пределе. Ты кое-что нашел там и увез сюда. Я бы хотел это получить.
Пригвожденный к земле эбонитовым клинком в плече, Эмиль очень быстро понял, о чем ему говорил этот непонятный маг.
– У меня этого нет, – покачал головой командир. – Я отдал это.
– Кому? – оскалившись, Адемар прокрутил меч. – Отвечай!
Головоед плюнул в мага, но попал только ему на сапог, которым тут же получил в лицо, лишившись всех передних зубов разом и чуть не сломав шею.
– Отвечай! – зарычал Адемар.
– Чтоб ты сдох!
– Как грубо, – губы мага скривились в презрительной усмешке, желтые глаза зло сверкнули. Он вытащил из плеча меч и небрежным пассом выпустил молнию, которая мгновенно превратила в пепел лежавшего в своей палатке Эмиля.
– Я не люблю, когда мне грубят, – сказал маг трупу. Вытер меч об попону, лежавшую неподалеку, убрал его в ножны и вышел из лагеря. Его появления никто, само собой, не заметил: заклинание невидимости надежно скрыло его от нежелательных глаз. Но сейчас Адемар не хотел прятаться, он был слишком зол. Тут его заметили. Партизаны обнажили оружие и с воплями окружили его. Он лишь хмыкнул и скрестил руки на груди.
– Давайте я предложу вам два варианта, – сказал он, склонив голову набок. – Первый: вы говорите мне, где тот предмет, который ваш командир нашел на раскопках. Второй: вы все умираете.
Ответом ему было лишь рычание и вопли.
– Второй, – кивнул Адемар и взмахнул рукой с пылающим шаром в руке.
******
– Не… убивай! – проговорил партизан без ног и без правой руки.
Адемар покосился на этот огрызок человека и дернул бровями.
– Надо же! – воскликнул он. – Десерт!
Он уже приготовился сжечь калеку, когда тот прохрипел:
– Я знаю! Знаю… где находка…
Маг потушил пламя и дымящейся рукой почесал подбородок.
– Слушаю вас очень внимательно, – усмехнулся он.
– Командир Эмиль… Говорил о каком-то человеке по имени… – инвалид закашлялся.
– Ну! Имя!
– Цирус…
Маг высоко поднял брови. Немного погодя он спросил:
– А где найти этого человека, твой командир не говорил?
– Нет… – в глазах партизана был неподдельный страх. – Сжалься, милостивый господин.
Адемар осмотрел своего собеседника.
– Ты ведь норд?
– Да…
– Тогда скажи мне: тебя устроит такая жизнь? Жизнь инвалида, который вымолил ее предательством? Твой командир умер, но не сказал мне того, что я хотел. Он не просил пощады, а встретил смерть с достоинством. И те, с кем ты сражался бок о бок, тоже не выдали мне этого. А ты, лишившись большей части конечностей, уже наполовину запекшись – осталось только приправить и залить соусом – молишь меня о пощаде? Спрашиваю еще раз: ты норд? Посмеешь ли ты снова так себя назвать?
Лицо партизана исказилось, и по щекам потекли слезы. Он весь дрожал и сотрясался в рыданиях, моля о пощаде. Адемар презрительно скривился и хлестнул его кнутом белой молнии, дожарив окончательно.
– Ненавижу трусов.
Он, на всякий случай, с помощью заклинания Обнаружение жизни осмотрел окрестности и увидел приближающийся со стороны лес отряд.
– Так и быть, – кивнул маг. – Развлеку и вас.
******
Торбранд даже не попытался остановить или догнать данмера. Он знал, что бесполезно. Доел похлебку, подошел к кровати и заглянул под подушку. Там лежал мешочек с монетами. «И я спал на этом?» – усмехнулся про себя легат. Подумал, куда можно спрятать деньги. Решил засунуть их в обувь. Подошва очень удобно отставала на пятке, причем можно было завязать ее, чтобы не попадал снег и ветер. «Кажется, они именно для этого и предназначены», – думал Торбранд, укладывая септимы себе в обувь.
Затем сел и стал ждать. Он попытался как-то объяснить слова данмера, но у него не особо получилось. Почему это его посадят в тюрьму? За что? И кому же тогда друг этот Дарел. Торбранд почесал затылок и прилег. «Не вяжется все это… Надо потом обязательно найти его и расспросить обо всем. Хорошо, что скоро придет легион. Надо обо всем доложить генералу Туллию. И найти этого Адемара.»
Громыхнула дверь, в лачугу забежали двое легионеров. Легат встал.
– Очень вовремя, – сказал он. – Перед тем, как вы пойдем в Мрачный замок, дайте мне плащ. Мой… украли. Чего встали? Вам легат приказал!
Однако солдаты и не думали исполнять приказ.
– Легат Торбранд, – сказал один. – Вы задержаны по подозрению в дезертирстве! Следуйте за нами!
«Вот так поворот, – удивился про себя норд. – А эльф-то прав был».
– Как я понимаю, иначе вы примените силу? Что ж, если уж это приказ…
******
Поездку в зарешеченной повозке назвать удобной нельзя было даже с очень большой натяжкой. На любой колдобине она подскакивала так, что Торбранд бился головой о прутья клетки. Доски если и обрабатывали, то только дятлы тогда, когда эти доски были еще деревом. Норд заработал себе столько занос на не самом удачном месте, что любой еж тут же умер бы от зависти. При каждом движении пятая точка отдавал тупой болью. Но больше всего Торбранда бесил скрип колес. Смазывали их, наверное, тогда же, когда и обрабатывали, потому что визжали они дико, как резаные свиньи.
Поэтому легат был дико рад, когда его провели в тюремную камеру Мрачного замка. Он с удовольствием развалился на нарах и, полежав немного, принялся освобождаться от предмета зависти всех ежей Скайрима.
Через какое-то время к камере подошли трое: два легионера и легат Рикке.
– Открывай, – приказал она.
Дверь камеры визгливо отворилась, и Рикке вошла.
– Оставьте нас.
Легионеры ретировались.
– Здравствуй, Торбранд.
– Здравствуй, Рикке, – ответил заключенный. – Можно узнать: по какой причине меня арестовали?
– Поступил приказ от Талмора, – вздохнула легат. – Вроде как их информатор сообщил, что ты завел когорту в ловушку. Еще то, что ты скрываешься в логове шпиона Братьев Бури. Мы выслали отряд на проверку. Судя по тому, что тебя привезли в кандалах, информация подтвердилась.
– Ясно, – кивнул Торбранд. – И ты в это веришь?
– Я слишком хорошо знаю тебя и не менее плохо знаю Талмор и эльфов. Хотелось бы услышать твою версию.
– Я привел когорту на место лагеря, но вместо врага мы нашли лишь гору головешек, оставшихся от «Кровопийц». Ни одной живой души, Рикке. Все было сожжено.
– Ты выяснил, что произошло?
– К сожалению, да, – вздохнул Торбранд. – Из леса вышел человек, назвался Адемаром и всех убил. Сжег к злокрысиной маме.
– Один? – с сомнением спросила Рикке.
– Я бы сам никогда не поверил, если бы не увидел своими глазами, – кивнул заключенный. – Я выжил лишь чудом. Потом я попытался дойти до… Не знаю, до чего-нибудь, но упал по дороге. Меня нашел один данмер – он встретился мне еще по пути в лагерь – взял к себе в хижину и полечил немного. Лично у меня не поворачивается язык называться темного эльфа шпионом Братьев Бури.
– Все это странно, Торбранд, – задумчиво произнесла Рикке. – И я с трудом верю во все это. Но верю. А что за данмер?
– Назвался Дарел, но, я думаю, имя ненастоящее. Я вел когорту в лагерь, а он попался нам на маршруте. Теперь я думаю, что он был там не случайно. Его кто-то послал туда.
Легат смотрела на него молча. Торбранд знал, что она ему верит. Но его жизнь зависела совсем не от нее.
– Меня будут допрашивать Талморцы?
– Было такое распоряжение, – согласилась Рикке. – Сейчас их юстициаров в Солитьюде нет, так что тебя на закате повезут прямо в посольство.
Она встала.
– Торбранд, поклянись, что все, что ты мне только что сказал – правда.
– Клянусь, Рикке. Клянусь Талосом.
Легат кивнула.
– Я сделаю все, что в моих силах, – сказала она и ушла, шелестя полами офицерского плаща.

2 комментария

avatar
Спасибо, я уж переживать начал ))
avatar
Отличный)) Поздно читать начал — все никак времени не находил. Зато сейчас много уже глав выложенных есть. Радует, что продолжаешь писать и выкладывать, а не забиваешь на проект.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.