Остров Бога, глава 4 и 5

Остров Бога, глава 3

По каменистой дороге резво ехала небольшая повозка, движимая весело гарцующей лошадью. На вожжах сидел радостный мужичок, жующий травинку. В самой повозке, постоянно трясущейся и подскакивающей на ухабах, между деревянных бочек и ящиков расположился Лоренц. Он сидел на кучке подгнившей соломы и с интересом рассматривал всё, мимо чего они проезжали.

Старая разбитая дорога проходила через густые сосновые леса мимо Монастыря; она брала свое начало в далёком Десворде на западе и кончалась на восточном побережье, в Крафтлаве, пересекая практически весь Остров.

— Здесь дорога плохая, потому что ездят мало, — авторитетным тоном заявил хозяин повозки. – А вот после развилки на Лайтсхоуп пойдет хорошая, накатанная.

Лоренц промолчал. Он пытался рассмотреть горы, белые верхушки которых периодически мелькали меж стволов громадных сосен – именно в этих горах, на затерянном плато, лежит Кристальное озеро, о прозрачности которого среди жителей Острова ходят легенды. Лоренцу до боли хотелось попасть туда, преодолев Льдистый перевал, и побродить по недоступным взгляду заснеженным долинам.

— Спать вам придётся в повозке, Хэрсир, — промолвил мужичок, смотря на медленно закатывающееся за верхушки деревьев солнце. – Дорога неблизкая, а едем мы без остановок – приказ Верховного Лорда!
— Боюсь, в такой тряске я не смогу заснуть, — тихо ответил Лоренц.
— Вы первый рыцарь, которого я в своей жизни вижу. Вообще, это редкость, чтобы из Монастыря кто в города иль деревни приходил, — сказал извозчик. — Меня это всегда интересовало: власть на Острове вроде как принадлежит Ордену, а половина народа вообще не знает, что это за Орден такой. Почему этих рыцарей не слышно и не видно? Так-то считай, что над нами и власти нет никакой.

В душе Лоренца вновь шевельнулось чувство обиды за Орден. Впервые молодому рыцарю пришлось столкнуться с мнением человека, проживающего за стенами Монастыря, и это заставило Лоренца как следует задуматься. Мужичок был прав – издавна Островом повелевает Орден, но время всё изменило. Раньше над каждым городом или деревней был закреплён Смотритель – член Ордена, курирующий определенное поселение и всю его деятельность. Но что сейчас? Смотрители ушли в прошлое, и давно уже жители Острова предоставлены сами себе. Лишь пыльные остатки старой традиции заставляют их писать письма Верховному Лорду, которому ни до чего нет дела.

— Вы в Крафтлав направляетесь, да? – спросил мужичок, выплюнув травинку и повернувшись к Лоренцу. – Тогда советую вам быть осторожнее. Я сам в Нийорке живу, но по долгу службы катаюсь взад-вперед по всему Острову. Ох, как много всякого я слышал…

Мужичок огляделся, затем нагнулся ближе к Лоренцу, не отпуская вожжей.

— Говорят, будто там орудует зловещий Культ Древнего Бога, — тихо, почти шепотом заявил извозчик. – Они крадут людей для проведения своих отвратительных обрядов. А по вечерам со стороны Башни Крафтлава, что стоит посреди моря, доносятся странные звуки. Некоторые еще жалуются, что в лесу постоянно мерцают огоньки какие-то, и шепотки разносятся, наговаривающие страшные вещи.

Лоренц, хоть и ни единому слову не поверил, почувствовал себя неуютно. Извозчик отвернулся от него и продолжил смотреть на дорогу.

— Я сам ночевал в Крафтлаве, — сказал мужичок. – Тогда был дикий ливень, я сидел в таверне и смотрел в окно. Так я увидел через окошко это, что на пристани тамошней какие-то тени плясали. Я, конечно, ручаться за себя не могу – выпивши был, признаюсь, но с тех пор я в Крафтлаве надолго не задерживаюсь.

Молодой рыцарь молчал. Солнце почти зашло за горизонт, и небо приобрело кроваво-красный оттенок. Повозка продолжала двигаться по дороге, которую с двух сторон обступили лесные чащи. На обочинах Лоренц видел гнилые стволы упавших деревьев, густые заросли кустарников, иногда – большие лужи, затянутые ряской, отражающие небесную гладь. В глубинах леса, среди зеленой травы, стояли одинокие, покрытые мхом камни, неподалеку шумела речка. На опушках грудились цветы, покачивающие разноцветными нежными лепестками.

Поглощенный созерцанием лесных красот, Лоренц не заметил, как перестала трястись повозка, и впал в сладкую дрёму, наслаждаясь лёгкими дуновениями вечернего ветерка.

********

В единственное окно комнаты Совета проникали красные лучи умирающего солнца. В воздухе витали пылинки, деревянная дверь была распахнута. У круглого стола сидел, подперев голову, беловолосый Мирг – на этот раз он был одет не в латы Советника, а в длинную серую мантию. Напротив него мирно дремал морщинистый лысый старик, зачитывавший на прошлом Совете послание жителей Крафтлава. Рилан, тоже без доспехов, стоял, положив руки на спинку своего стула и закрыв глаза. В темном углу, где раньше был стул Лоренца, теперь стоял Мерициус – его хищные глаза блестели, как и его доспехи, от которых отражался ярко-красный закатный свет. Хэрсиры томились в ожидании.
Из коридора вдруг послышался тяжелый звук стальных сапог, стучащих о каменный пол. Советники оживились – Рилан открыл глаза, Мирг убрал от лица руку. Старик продолжил спать, и будить его никто не спешил.
В комнату быстро вошёл Атоний, по-прежнему облаченный в латы Хэрсира. За ним следовали двое высоких, крепко сколоченных парней в пластинчатых серых доспехах – отсутствие золотых вставок и украшений на броне говорило о том, что они являлись рядовыми рыцарями Ордена.
Небрежно откинув с лица спутанные длинные пряди золотых волос, Атоний вынул из ножен меч и встал в боевую стойку. Мирг со вздохом закрыл лицо ладонью, а Мерициус потянулся к рукояти собственного меча. Рилан не шелохнулся. Он смотрел прямо в дерзкие зеленые глаза Атония.

— Я смотрю, вы собрались, как я и пожелал, — громко начал Атоний. – И это прекрасно. Я здесь для того, чтобы объявить Совету Хэрсиров Ордена Сияющего Рассвета, то есть вам, ультиматум.
— В чем заключается твой ультиматум, молокосос? – насмешливо сказал из темноты Мерициус.
— Следи за словами, пират, — поспешил ответить ему Атоний. – Прячешься, как я посмотрю?

Мирг громко кашлянул. Золотоволосый юнец с обнаженным мечом отвернулся от Мерициуса.

— Я объявляю лично вам, Верховный Лорд, ультиматум, — сказал Атоний. – Либо вы, избегая волнений и выступлений среди монахов, реформируете Орден, следуя нашим желаниям, либо же мы, Молодое Крыло, отбираем у вас власть силой.

Комната погрузилась в безмолвие. Некоторое время Рилан молча смотрел на молодого рыцаря, так смело и дерзко бросившего ему вызов, а затем промолвил:
— Ты не подумал о членах Ордена, Атоний. Думаешь, все монахи встретят предлагаемые тобою реформы с радостью? Ты думаешь, им действительно нужно то, чего хочешь ты сам? Чего хочет ваше «Молодое Крыло»?
— Я уверен, — ответил Атоний с твёрдостью. – Что внутри каждого жителя Монастыря теплится жажда перемен. Они желают возрождения Ордена Сияющего Рассвета, и в этом нет сомнений.
— Ты совсем еще молод, — медленно ответил Рилан. – Твоя точка зрения глупа и ограничена. Откуда тебе знать, чего хотят все эти люди? Если кучка юношей желают воевать, почему должны желать того же и другие? Поверь мне, Атоний. Поверь мне, они хотят отдыха. Простого отдыха, беззаботного и несуетного существования, проводимого в самосовершенствовании…
— Я не желаю слушать эту затворническую чушь! – воскликнул Атоний. – Именно из-за таких настроений Орден пал! Я даю вам ночь, Верховный Лорд, одну ночь… Завтра с утра, я буду ждать вас всех в этой же комнате – и именно тогда будет решена судьба Монастыря!

Атоний спешно покинул комнату, на ходу вкладывая меч в ножны. Вслед за ним ушли и его рыцари. Зал Совета вновь погрузился в тишину, нарушаемую лишь мерным похрапыванием старичка-чтеца.

5 комментариев

avatar
Очень интересно, нравится как написано, сюжетная линия радует, пробуждает интерес. Автору спасибо.
avatar
Спасибо вам. Честно говоря, с развитием сюжета я, наверное, поспешил. Но рад, что кому-то нравится =)
avatar
Мне думается в самый раз.
avatar
Рассказ еще не закончен, продолжение задумано невероятно обширное. Пишу отдельными главами по настроению, написанные главы откладываю на некоторое время, затем редактирую и публикую.

Спасибо.
avatar
Все как всегда безупречно.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.