Каменный нож, ч.1

Каменный нож

Неизвестный автор

… Друзья мои, в тот час ночной одну лишь мысль лелейте, что после смерти ждет покой.
Маннимарко, Король Червей


"Пожалуйста, ты это должен сделать ради меня… Ты можешь, верно? Все равно я умру, а так хоть есть шанс… Не беспокойся, я не одна, мне не станет хуже..."

— … И с тех пор я его больше никогда не видел, — произнес дрожащий то ли от презрения, то ли от грусти голос некроманта.

Имперец поежился и из мира не самых приятных воспоминаний вернулся в реальный мир.

Сириус, старая иллюстрацияВысокий даже для альтмеров эльф в черной мантии с эмблемой некромантов — красноречивыми черепом и двумя костяными руками, его державшими, — на груди опустил капюшон, показав своему гостю волнистые платиновые волосы и тонкое лицо с носом, похожим на клюв коршуна, и проницательными зелеными глазами. Хозяин заклятьем огненной стрелы зажег небольшой костер, над которым уже на вертеле висела кабанья нога. Свет от костра озарил сырую каверну, запах готовящегося мяса тут же начал расползаться по пещере, и в катакомбах стало теплее и гораздо уютнее.

Собеседник некроманта, имперец с бледным вытянутым лицом, иссиня-черной буйной шевелюрой, длинным прямым носом, черными глазами и жесткой щетиной на щеках и подбородке, усмехнулся и пододвинулся к огню. Если раньше стеклянный фонарь, стоявший на столе некроманта, на котором были еще стопка книг и мешок с черными камнями душ, освещал лишь его голову, то теперь можно было разглядеть и остальное тело. Путник сидел горбясь, и его голова была вытянута далеко вперед по сравнению с остальным телом. Его собеседник мог лишь догадываться, как этот человек мог приобрести такую странную манеру сидеть, и внимательно осмотрел одежду своего гостя; тот был в рубахе из черного сукна с длинными узкими рукавами, широких штанах из такой же ткани и грубых, видавших виды сабо. Имперец заметил пристальный взгляд хозяина пещеры и тихо крякнул, увидев, что некромант осматривает его туфли.Теодор, старая иллюстрация

— Должно быть, путь был очень далеким, не так ли, дружище? — спросил имперца альтмер, отвернувшись, чтобы призвать скелета. Тот тут же по приказу эльфа начал вращать вертел с мясом. Хруст костей и треск поленьев в костре как будто дополняли друг друга. Имперец поежился:
— Не стоит фамильярничать. Я пришел сюда по делу.
— Почему так сразу не сказали? — Холодно спросил некромант, садясь.
— Я был вынужден забыть о цели своего визита из-за вашей попытки убить меня, стоило мне только войти в эту часть пещеры; мой вопрос о том, есть ли у вас ученик, напрямую связан…
— Еще один ученик? Я как-то не ожидал, что у меня будут в учениках три имперца подряд, — приподнял бровь альтмер, поняв цель прихода гостя.
— Так вы будете учить меня некромантии или личдому или… — Начал имперец, заметно начав нервничать; он явно не ожидал, что альтмер не допустит, чтобы ему диктовали ход их разговора.
— Значит, в который раз ко мне пришли за бессмертием! Обливион вас поглоти, люди не меняются! — Воскликнул альтмер, вскочив на ноги. Имперец упал на спину от неожиданности и с ужасом уставился на некроманта.

Скелет растаял в облаке золотистой пыльцы, и эльф пошел к столу и начал листать какую-то книгу, после чего, пару раз ожесточенно взмахнув рукой, произнес заклятье. Примерно такой же скелет появился у костра, и альтмер рявкнул:
— Вращай вертел!
Призванный мертвец тут же принялся за работу; слегка ошарашенный имперец, все еще лежа на спине, посмотрел на альтмера, который опустил фолиант на стол.

Эльф повернулся и подошел к гостю; на его лице не было и следа гнева, но в голосе была слышна скрытая злоба:
— Как вы понимаете, для начала вам предстоит пройти несколько испытаний на умение колдовать, верность, упорство и смекалку. Мне уже надоело постоянно видеть, как мои ученики дохнут, как мухи. На этот раз я сразу проверю, на что способен мой ученик, и не наступлю в который раз на те же грабли. Готов ли ты встать на тропу некромантии, поистине темного искусства, или ты не прикоснешься к магии, которая с равным успехом может сделать тебя бессмертным, и наполнить ужаснейшими мучениями, которые только выпадали на долю смертного, все твое жалкое существование?

Лицо имперца приняло решительное выражение, и он тихо сказал, смотря на своего собеседника, похожего на большую черную статую, снизу вверх:
— Готов.
— Я не слышу вашего ответа, неофит.
— Готов, — крикнул громче имперец.
— Громче! — с жаром произнес эльф.
— Да готов я, черт побери!!! — изо всех сил воскликнул имперец, и некромант, сверля глазами лицо человека, тихо и торжественно произнес, протянув ему руку:
— Итак, встань… Как твое имя, имперец?
— Теодор, Теодор Оттус. — сказал, поднимаясь и опираясь на руку альтмера, человек.
— Итак, Теодор, отныне ты будешь моим учеником. Помни, что я твой учитель; с этого дня и до дня твоей смерти или момента, когда я сочту твое обучение законченным, у тебя нет своей воли — я твой господин и, как учитель и хозяин, имею полное право распоряжаться тобой. Тебе это понятно?
— Да, — тихо, с едва заметным раздражением и неудовольствием сказал Теодор.
— С этого дня и до конца обучения ты будешь звать меня мастером Сириусом.
— Да, мастер Сириус, — пробубнил Теодор, плохо скрывая раздражение. По его лицу было видно, что он не ожидал такого приема в ученики.

— Как я уже сказал, прежде чем начать обучать тебя высокому искусству некромантии, я тебя испытаю. В случае успеха я приступлю к подготовке тебя к тому, чтобы стать некромантом. Первое испытание будет проверкой умений. Ты готов, Оттус?

— Готов.

Мир погрузился во тьму. Имперец вскрикнул от неожиданности, но его никто не услышал.

Когда Теодор упал на колени, иллюзия развеялась, и он снова мог видеть и говорить. Имперец вскрикнул от боли — на его левой руке, в предплечье и у кисти зияли две свежих раны. Сириус с плохо скрываемым презрением сказал, театрально всплеснув руками:
— Я ожидал куда большего от человека, решившегося войти безоружным в логово опасного некроманта, Оттус! Ума не приложу, как такой посредственный маг, как ты, мог одолеть безголовых зомби, которых я установил сразу после входа в подземелье!

— Я не был готов, — хрипло огрызнулся имперец, с трудом поднимаясь с земли и придерживая кровоточившую руку.
— Неужели? Я почему-то думал, что ты сказал обратное, — проворчал альтмер, садясь у костра и с хрустом отламывая от дымившейся на блюде, поставленном на пол пещеры, кабаньей ноги приличный кусок хрустящей корки.
— Почти вся моя магическая энергия ушла на то, чтобы перебить вашу назойливую охрану… И на мне были заклятья Слепоты и Тишины, и этого я не ожидал. Вы требуете невозможного… Мастер Сириус.
— Ты пришел сюда в поисках бессмертия, Оттус. Бессмертия достичь невозможно.
— Как тогда существуют вампиры и личи… Мастер Сириус? — С плохо скрываемым раздражением сказал Теодор сквозь стиснутые зубы.
Учитель вспыхнул:
— Личдом — искусство столь высокое и непостижимое, что без помощи извне личем не стать! В основе этой отдельной ветви некромантии лежит опыт не одного и не двух поколений некромантов, и даже если прожить тысячелетия, знаний, добытых без опытов, будет недостаточно, чтобы стать личем. Почище тебя маги — и те дохли, пытаясь стать бессмертными… Хотя… О чем это я?
Эльф с аппетитом откусил от оторванного ломтя мяса приличный кусок, прожевал и проглотил, после чего посмотрел на своего ученика. Тот с голодным огнем в глазах наблюдал за трапезой, явно ожидая приглашения. Его рука под изодранным в клочья рукавом рубахи все еще истекала кровью. Альтмер нахмурился и произнес:
— Так и быть, испытание ты с горем пополам прошел. Были у меня и похуже ученики, но они все равно своего добивались. Садись и жуй мясо. И поищи место для сна — завтра встанем рано.
— А рука?
— Неужели ты не можешь ее излечить сам? — С плохо скрываемым раздражением спросил альтмер, все же произнесший простейшее заклятье Бальзама; рана постепенно начала затягиваться, кровь перестала течь темной рекой, и имперец облегченно вздохнул и присоединился к трапезе. Альтмер про себя отметил, что Теодору повезло, что волшебник не пронзил его грудь ножом, как хотел сначала — иначе бы жалкий человек уже давно был бы мертв. Эльф вздохнул и вонзил острые зубы в мясо, подумав, что он уже теряет хватку и уже не слишком разборчив в учениках.

Сонный и беспрестанно бормочущий ругательства Теодор в мятой и изорванной одежде и Сириус, пристально осматривавший окрестности, вышли из пещеры. Перед ними предстал один из тех видов, которыми по праву гордится Нибеней. Зеленая листва и стволы деревьев, освещенные утренним солнцем, виднелись повсюду, и кое-где вдалеке можно было увидеть беззаботно скачущих оленей. Некромант гордился своим логовом — оно находилось чуть ли не в самой глуши, далеко от дорог, и здесь не так часто бегала жаждущая славы, денег, власти или любви мелюзга. Приключенцы были помехой для некромантов не столь опытных, потому что те по неопытности селились в пещерах прямо у дорог и выдавали свое присутствие бродившими по окрестностям мертвецами. Сириус мог по праву считать себя счастливчиком — далеко не каждый некромант мог занимать целую пещеру в таком удобном и живописном месте, далеко от героев и всяческой суеты, и при этом прожить на нажитом месте больше года. Визит Теодора, впрочем, его ошарашил — некроманту уже могла грозить нешуточная опасность в виде визита рыцарского ордена и перемещения его головы с шеи на копье, если о том, что в окрестностях жил некромант, было известно не только его ученику. Словом, Теодор, выскочивший из ниоткуда и потребовавший бессмертия, заставил размеренный ход жизни Сириуса прерваться. Но не только это бесило некроманта.

Альтмер, втайне завидовавший личам и их бессмертию и не способный решиться на проведение ритуала, необходимого для превращения в лича, ненавидел, когда к нему приходили люди — от болванов в пурпурных балахонах до сумасшедших лекарей со сталгримовыми мечами — и просили сделать их бессмертными. Это раздражало эльфа. Он вспоминал, что есть некроманты и маги куда лучше его. Это разрушало иллюзии и сильно било по самомнению Сириуса.

— Видишь вон того оленя?

Некромант показал тощим пальцем на ближайшее животное. Оно мирно паслось около соседней рощи и щипало травку. Имперец кивнул.

— Принеси его мясо.

Теодор негромко возразил:
— Но мне нужен лук, стрелы, яд…
— В Обливион всю эту дребедень. Ты маг или кто, Оттус? Убей его заклятьем школы Разрушения! Это еще один шанс доказать мне, что ты еще на что-то способен… Ты ведь хочешь стать личем, не так ли, Оттус?

Последние слова учителя были произнесены с таким презрением, что Теодор было вспыхнул… И неуклюже потрусил вбок, огибая оленя слева так, чтобы животное его не учуяло. Некромант усмехнулся и пробормотал вполголоса, насмешливо сощурив глаза:
— … Ну что же, похоже, что он не сдастся.

У господина было предостаточно времени поиздеваться над рабом в отместку за то, что он ворвался в мирную жизнь некроманта и перевернул ее вверх дном.

Прошла неделя. Теодор пожалел, что он плохо подготовился к учебе у некроманта — Сириус буквально морил его голодом, от чего и без того исхудалый имперец стал похож на ходячий скелет. Впрочем, имперец охотился на кабанов, крыс и оленей и мог урвать кусок сырого мяса с трупов зверей.

Сириус при малейшем признаке неповиновения наказывал Теодора, от чего сухощавый низенький имперец в неделю покрылся шрамами и ожогами всех видов и размеров; в первое время Теодор стоически сдерживал мучения и лишь гудел, но в конце концов он начал падать на землю и орать от боли. Сириус упивался мучениями ученика. Одежда Теодора окончательно превратилась в лохмотья, а под глазами появились внушительных размеров круги от недосыпания — альтмер заставлял ученика в свободное от охоты и побоев время заниматься той грязной, скучной или опасной работой, которую он обычно давал поднятым мертвецам, и имперец охранял вход в пещеру, патрулировал темные и сырые залы логова некроманта, таскал воду с ручья, текшего неподалеку, и занимался готовкой. При этом стоило некроманту заметить, что Теодор попробовал принесенные им из города по приказу Сириуса еду и вино или ел то, что готовилось для господина, и имперец начинал выть от боли и корчиться на земле. То, что у принесенных имперцем животных не хватало куска мяса, альтмер замечал, но не наказывал ученика чисто из жалости и презрения.

Прошло два месяца. Альтмер был удивлен тому, что охотники на некромантов еще не посетили его жилище — видимо, имперец нашел его случайно, и пока что эльф был в безопасности.

Наказания закончились, и раны Теодора начали затягиваться. Он теперь мог есть объедки, оставляемые Сириусом, и уже начал поправляться. Учитель позволил ему купить на деньги некроманта в Чейдинхоле новую одежду, но к непосредственному обучению имперца некромантии не приступил — он ждал подходящего момента, чтобы дать ему заключительное испытание.

Вечерняя сцена, старая иллюстрацияБыл прекрасный июльский вечер. Полевые травы качались на ветру. Багровый закат с похожим на рубин солнцем, прячущимся за деревьями, окрасил окрестности в нежно-розовый цвет. Птицы щебетали, жуки жужжали, ветви деревьев скрипели на ветру — все вокруг дополняло друг друга, создавая симфонию природы.

Некромант, надев недорогую дорожную одежду, припасенную на случай того, что он все-таки покинет пещеру и выйдет на люди, выбрался из душных катакомб на свежий воздух вместе со своим учеником. Видеть учителя не в мантии адепта темной магии Теодору было непривычно, от чего он то и дело забывал к имени Сириуса добавить ласкавшее некроманту самолюбие слово «мастер». Альтмер его жестко поправлял, но в целом был в хорошем расположении духа и даже насвистывал какую-то беззаботную мелодию, любуясь окрестностями. Даже тогда, когда они вышли на небольшую таверну, стоявшую на склоне холма так, чтобы с Черной дороги ее было прекрасно видно, он не разозлился, хотя обычно некромант не любил лишний раз сталкиваться с суетой, которая неизменно окружала дороги и жалкие таверны, стоявшие возле них.

Когда они вошли в крохотное помещение таверны, в котором стояло всего три столика и небольшая барная стойка, к ним подошла молодая бретонка в дешевой одежде и со смазливым личиком и предложила им весело провести ночь. По скользнувшей в это время по лицу ученика тени альтмер решил, что тот в свое время вел распутную жизнь и был бы не прочь к ней вернуться. Некромант отпугнул назойливую девицу парой далеко не ласковых слов и знаком показал ученику сесть за ближайший столик. Бретонка попыталась было сесть с ними, но Теодор приказал ей оставить их в покое, и девушка ушла, на мгновение задержав взгляд на лице ученика. Альтмер понял, что бретонка была пьяна: она едва ходила на своих двоих.

Народу в крохотной комнате было много. За вторым столиком весело болтали несколько босмеров и норд с темными волосами и сломанным мечом в дорожных плащах. В углу, у третьего стола сидели люди в бордовых плащах и капюшонах, скоывавших их лица, уплетавшие какую-то гадость. У барной стойки сидели какой-то громила, у которого было видно только огромную спину и могучие руки, редгард с блестящей лысиной и пьяная бретонка. Еще кто-то шумел наверху, в комнатах. Альтмер понимал, что в таком шуме ни его, ни ученика не сможет подслушивать. Как занесло всех этих бродяг в это захолустье, учитель мог только догадываться.

Взгляд альтмера скользнул по лицу ученика. Прежде чем задать вопрос, Сириус решил обдумать все, что он знал о Теодоре. Имперец пришел к нему в его отдаленную пещеру без оружия, надеясь, что некромант возьмет его в ученики; по его тогда еще прямому и вызывающему взгляду можно было догадаться, что он был либо уличным карманником, либо кулачным бойцом. Такой выбор занятия был бы странным: Теодор ловкостью и силой не отличался. Имперец был низким, тощим. Он был странно сложен — непропорционально большая голова, кривая спина, узкие плечи и грудь, слишком длинные и тонкие руки и короткие кривые ноги. От этого первые попытки поймать оленя с треском проваливались, но со временем Теодор приноровился. По тому, что ученик смутился при виде пьяной бретонки, можно было догадаться, что имперец либо был знаком с такой девицей, и у него был связан с ней не лучший период жизни, либо Теодор не понаслышке знал, что такое эль.

Теперь же, спустя два месяца, имперец был загорел и покрыт бесчисленными шрамами и ушибами. Испытания закалили тело Теодора, как и его дух. В этом эльф не сомневался, хоть ученик и боялся смотреть прямо в глаза учителю и смотрел на него всегда только исподлобья.

Альтмер собрал все это в одну общую картину.

Эдьф торжественно произнес:
— Итак, настало время заключительного испытания, Теодор. Ты доказал верность делу и мне, но теперь пришла пора проверить, дрогнет ли твоя рука, когда ты должен будешь выполнить то, что тебе необходимо сделать на пути к своей цели.

В первый раз за долгое время ученик посмотрел в глаза мастера. В них угадывалась холодная решимость.

— Видишь вон ту бретонку?

Альтмер любил производить должное впечатление. Это ласкало его самолюбие и давало Сириусу повод задуматься, почему он не стал актером в какой-нибудь бродячей труппе, а пошел в волшебники и, впоследствии, в некроманты.

Как только имперец кивнул, на столе как будто сам собой появился похожий на эбонит камень.

— Принеси мне ее душу.

Глаза имперца расширились. Он посмотрел на хозяина так, как будто тот вежливо попросил его утопиться. Обстановка как будто изменилась: хоть все еще другие посетители и шумели, между учителем и учеником начало нарастать напряжение. Было такое ощущение, что они, как готовые к бою дуэлянты, вставшие в боевую стойку, вот-вот набросятся друг на друга.

Альтмер с довольной улыбкой кивнул и сказал, глядя на Теодора:
— Я вижу, ты понял, о чем идет речь, Оттус. Выполни приказ, и испытания продолжатся. Не выполнишь — и вместо души девушки там, — постучал ногтем по поверхности камня некромант, — будет твоя душа. Время — до завтрашнего заката.

Учитель встал и вышел из таверны. Ученик продолжал сидеть на месте, смотря то на бретонку, которая почему-то пустыми глазами смотрела на него, то на черный камень душ, в котором рано или поздно будет теплиться жизнь. Остался лишь вопрос, чья рука ее туда поместит. Теодор явно долго метался между одним сложным выбором и другим, не менее трудным, еще дольше думал…

Имперец через десять минут встал со стула и, взяв камень и крепко стиснув его в руке, вышел из таверны.

14 комментариев

avatar
Не люблю некромантию… НО написано интересно и красиво.
avatar
В принципе спасибо.
avatar
Если не ясно из того, что было прочитано:
1) Это было моей работой на конкурс РуТЕСа на тему «Раб и хозяин», и так как некромантия TES оказалась моим любимым предметом для творчества, то резко появилась и идея ученика и учителя магии порабощающей.
2) Сириус и Теодор — это отвратительные имена для альтмера и имперца. Никто, пожалуйста, никто не называйте высоких эльфов в честь звезд, а имперцев — в честь американских президентов. Я их вписал в последние две минуты перед отправкой, раньше их имена в черновиках были Резус и Фактор. Серьезно.
3) Отношения учителя и ученика меня привлекали всегда, а в первый (и пока что последний) раз в письменном творчестве этот интерес вышел именно в этом произведении.
4) Кроме первой, есть еще вторая часть, которую я выложу позднее, чтобы ~создать интригу~.
Это все.
avatar
Нечего не могу сказать! прочитал и поставил плюс!
avatar
Пять плюсов? Уже?
О_о Надо же, и ошибок даже никто еще не нашел какихнибудь?
avatar
А когда читается легко на ошибки просто не обращаешь же внимание, у меня так, во всяком случае)) кстати, а вот эта картинка с домом и солнцем, я на форуме её еще видел, она у тебя в оригинале какого размера?
avatar
Смотри сам, вот исходник картинок-пятиминуток полный:
rtr.ucoz.com/_ph/1/352987558.png
avatar
маленькая такая?.. жаль((( а я уже об обоях на рабочий стол размечтался((
avatar
Уважаемый seld, спасибо, замечательное произведение.
avatar
Отличное произведение. Будем ждать продолжения. Тема мне очень понравилась. Очень интересно про некромантию и про взаимоотношения ученика и учителя, тем более в такой форме. Читается правда легко и захватывающе. Это и говорит о качестве произведения, когда не пытаешься задумываться о каких-то оборотах, ошибках, нелорности и прочем, а просто читаешь и наслаждаешься.
avatar
Если я правильно поняла, принести душу последнее испытание, тогда слова «Выполни приказ, и испытания продолжатся» противоречат скажем так, условию задачи.
avatar
Имеется в виду что только тогда Сириус перестанет откровенно истязать Теодора, но начнет его учить всем тонкостям некромантии. А тут уже без тестов не обойтись.
С другой стороны, Сириус может иметь в виду, что без испытаний нет учебы и без учебы нет жизни. Намек.

В принципе с логикой повествования у меня могут быть заскоки, причем, как правило, серьезнейшие. Слава богу что пока что кроме этой мелочи ничего нет особого.
avatar
Истолковывать можно как угодно, но по тексту видно, что только после испытаний Сириус приступит к обучению Теодора.
Хотя кроме меня похоже на это никто не обратил внимание, скорее всего из-за того, что фанфик получился действительно очень хорош.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.