Дорогой богов. Глава III

Автор: deep, специально для mtes.ru

Читать предыдущие части

Утро мы начали беседой с капитаном местного гарнизона – если можно было назвать гарнизоном десяток старых служак под командованием еще более старого начальника. Он подтвердил наши догадки:
— Да, я здесь с самого выпуска. Угораздило попасть под горячую руку тогдашнему председателю комиссии; настроение у него, помнится, было ни к черту, а я что-то не то ему сказал. В то время обстановка здесь была еще похлеще нынешней, Империя подавляла последние очаги сопротивления, так что я, грешным делом, боялся вернуться домой максимум через год – либо в деревянном плаще, либо инвалидом. А сейчас даже не знаю – порой начинаю завидовать ребятам, с которыми так и было. Девушка моя замуж вышла, уже, наверное, внуков нянчит, да и сам я… Словом, осел здесь. Теперь метрополию и домом считать перестал…
Заметив капитанский значок Ллариуса, он усмехнулся и пошутил – на свой лад:
— Знаешь, парень, я приехал сюда лейтенантом. Скоро, говорят, мне дадут легата – золотой значок, сотня дрейков надбавки, и все такое. А ты, я вижу, бодро начал — вполне можешь дослужиться до старшего легата – лет так через двадцать!

Рассказы капитана продолжались почти до полудня; мы были для него редкой возможностью выговориться, а заодно и поделиться жизненным опытом с юным поколением – и перебивать его никто не решился. Напротив, Эвендис слушал его со все возрастающим вниманием, видимо, примеряя его судьбу на себя и становясь все мрачнее с каждым новым, еще более мрачным поворотом событий. К счастью, вскоре очередной фаталистический пассаж капитана был прерван: раздался стук в дверь, и внутрь караульного помещения, где мы расположились, заглянул сержант:
— Господин капитан, наши опять задержали этого босмера… Как его…
— Фаргота? – капитан улыбнулся и приподнял брови.
— Ну да, его!
Капитан засмеялся.
— Вот прохвост! И ничему-то его жизнь не учит! Что ж, ведите его сюда.

Сержант вышел, и вскоре вернулся в сопровождении двух рядовых и упомянутого Фаргота. Мы впервые в жизни видели живого босмера, и смотрели на него во все глаза. Невысокий рост, светлые волосы – и, разумеется, непомерно длинные уши, неизменный признак всех эльфидных рас – сочетались у него с небольшими, совершенно нехарактерными для эльфов глазами, которые к тому же постоянно бегали из угла в угол, создавая впечатление, что их владелец — прожженный мошенник. Добавьте к этому хрупкость сложения – и станет ясно, почему он постоянно выглядел испуганным; но в то же время что-то трудноуловимое – то ли во взгляде, то ли в манере двигаться – заставляло насторожиться. «А этот тип не так прост», — пронеслось у меня в уме, и я подобрался.
— Н-ну? – капитан стер с лица улыбку, и был теперь воплощенной суровостью. Закон и порядок в одном лице. — Ты опять за старое?
Усаженный на скамью возле стены, отделенный от двери сержантом, Фаргот поерзал и заискивающе улыбнулся:
— Господин начальник, какое старое? Вы ж знаете, я с теми делами завязал. Как вы меня тогда надоумили, так и завязал – еще год назад! А нынче иду себе в трактир…
— Ты мне тут сказки не рассказывай. Ребята, на чем вы его взяли?
Ответил один из рядовых, стоявших навытяжку у двери:
— Господин капитан, задержанный пытался что-то спрятать в старом пне за трактиром. Будучи задержан для досмотра, сопротивления не оказал. При досмотре обнаружено двести дрейков золотом и еще вот это.

Рядовой шагнул к столу и выложил кольцо из какого-то тусклого металла; в него был вделан зеленый камень. Бегло взглянув на кольцо, капитан отвел было взгляд, но тут же всмотрелся внимательнее – оно еле заметно отливало фиолетовым, причем казалось, что этот отлив придает ему какое-то покрытие – словом, в кольце была заключена некая магия.
— Та-ак. А это ты где взял? И что оно умеет?
Фаргот помялся, пожал плечами и сказал:
— Всего лишь кольцо исцеления, господин капитан, и очень слабое к тому же. Мне оно досталось в наследство – это кольцо передается в нашей семье от отца к сыну уже несколько поколений. Ничего особенного, господин капитан. Стоит очень дешево.
— И это его ты пытался спрятать в пень? Что-то ты недоговариваешь, парень.
— Ну, не только его, господин капитан…
— Ага, так ты признаешь, что не просто так отирался возле трактира?
Фаргот на секунду потерялся, но тут же вывернулся:
— Да я же говорю, иду я в трактир… А тут мне этот пень на глаза попался. Очень он мне понравился – такой тайник, что не сразу и подумаешь. Ну кто станет прятать деньги и кольца возле трактира, на самом видном месте?
— Да зачем тебе вообще понадобилось их прятать? Дома держать не пробовал? Последнее ограбление у нас было лет десять назад – и то вора взяли с поличным.

Босмер выглядел так, будто ему подобные мысли и в голову придти не могли. На мгновение он напомнил мне белку, которой вдруг заявили, что можно встречать зиму без полного дупла запасенных орехов.
— Но, как же, господин капитан…
— Ладно, бог с тобой. Деньги тебе вернут, прячь где хочешь, а вот кольцо, извини, пока оставим у себя. Не убедил ты меня, не убедил… Свяжусь с ребятами в Балморе, не светилось ли в округе это колечко среди краденого. Перестань делать вид оскорбленной невинности – если все чисто, вернем. Даю тебе на этом мое капитанское слово. Кстати, — он повернулся к нам, — вы же как раз едете в Балмору?
Ллариус кивнул.
— Вот и отменно. Отправлю с вами запрос. Ребята, отпустите задержанного.
Освобожденный Фаргот схватил деньги и стрелой вылетел за дверь. Капитан засмеялся.
— Этот прохвост – мое главное развлечение в течение последних пяти лет. С тех самых пор, как он сюда приехал. Поселок у нас небольшой, все всех давно знают и единственное стоящее развлечение – это пассажиры с кораблей из метрополии. Тут уж все настороже: местные пытаются обчистить приезжих – кто напрямую, кто «по-честному», а мы пытаемся им помешать. Но после появления этого парня стало куда интереснее. Ничего действительно опасного он никогда не делал, зато за это время мы успели поймать его на шулерстве, торговле сувенирами по астрономическим ценам (но взяли мы его не за это, а за то, что менял он их у какой-то старухи на пепельный батат, который в свою очередь таскал из огорода у одного местного фермера), а больше всего он меня порадовал, когда попытался продать нашим парням меч, который кто-то из них и утопил в болоте с полгода назад. Нашел, отчистил, отковырял эмблему легиона и попытался продать. Каков, а? – капитан довольно улыбнулся; можно было подумать, что он сам обучал босмера воровству и шулерству, настолько у командира легиона был гордый вид.
Я покачал головой, Ллариус усмехнулся, а Эвендис пару раз хлопнул в ладоши.
— Хорош, нечего сказать, — Эвендис поднялся на ноги, — Господин капитан, скажите, каким образом мы можем добраться до Балморы?
— О, нет ничего проще. Прямо напротив нашего гарнизона, на том берегу протоки, есть остановка силт страйдеров.
— Кого? — Эвендис явно впервые слышал об этих самых страйдерах.
— Силт страйдеров. Это один из наиболее распространенных вариантов транспортного сообщения в Морровинде. Ты что, и правда о них ничего не слышал?
— Ничего и никогда, — Эвендис растерянно пожал плечами.
— О, это поразительные существа! Друзья мои, представьте себе вошь, которую при помощи магии увеличили до размеров дерева, — капитан мечтательно закатил глаза, а я тут же очень живо представил себе вошь. Обыкновенную. Представил и тихо порадовался, что запасся мылом на полгода вперед, — Так вот, это насекомое, двигательные нервные стволы которого перерезаны и выведены к органам управления. Погонщики управляют страйдерами, раздражая соответствующие нервы, и заставляют их двигаться туда, куда потребуется. На спине у них, под хитиновым панцирем, устраивается что-то вроде каюты, и путешествия на страйдерах – самый безопасный и удобный, а главное – самый быстрый и дешевый способ перемещения по суше. Гигантские размеры насекомых застраховывают их и пассажиров от нападений любых зверей – даже дикие гуары не пытаются прокусить толстый хитиновый панцирь, а скорость их бега такова, что только скальные наездники могли бы догнать страйдера. Так что за быструю и комфортную поездку до Балморы, например, с вас возьмут всего по десять дрейков с носа.
Капитан явно наслаждался, излагая нам прописные для каждого жителя Морровинда истины; мы не стали разочаровывать его, хотя и я, и Ллариус еще в юном возрасте подробно ознакомились со всей доступной литературой по фауне Морровинда и неплохо знали почти все, что излагал командир гарнизона – за исключением цен.
— Так вот, доедете до Балморы, а там спросите кого-нибудь из местных, где гарнизон. Он несколько восточнее города… ну да вам там все объяснят, народ что здесь, что в окрестностях довольно дружелюбный – земли вокруг Балморы держат руку дома Хлаалу, а эти всегда стояли за Империю горой.
Капитан достал из ящика стола перо и чернильницу, крупным, угловатым почерком набросал запрос в адрес нынешнего командира легиона Лунной Бабочки, подул на готовый документ и протянул его мне. Пряча бумагу в свой мешок, я подумал, что вскоре мы заменим командование этого самого гарнизона, и тогда подобные запросы будут приходить уже в наш адрес. Капитан, видимо, подумал о том же.
— Ну что ж, молодые люди, поздравляю вас с прибытием на место службы. Хотя поздравлять тут особо не с чем…
— Ну как же не с чем? – Ллариус посмотрел на него в упор, — не каждый начинает службу с должности командира гарнизона.
Капитан ухмыльнулся.
— Не гордись, сынок. Тебе пока еще нечем особенно гордиться. Вот через пяток лет и пару восстаний посмотрим… да, посмотрим, из какого теста ты сделан. Обожди.
Ллариус упрямо наклонил голову.
— Здесь вы правы. Но не сомневайтесь – тесто неплохое!

Поблагодарив старика и пообещав время от времени наведываться в гости, мы наконец покинули гарнизон и Сейда Нин и, погрузив свой багаж и себя в действительно комфортабельную каюту, отправились к месту прохождения службы. Увы, особо поглядеть по сторонам не получилось, как мы того ни хотели – устройство каюты и так не предполагало хорошего обзора, а огромный рост страйдера делал рассматривание окрестностей вовсе невозможным, так что знакомство с природой воочию пришлось отложить. Эвендис поехал в Балмору с нами, за компанию – он собирался переночевать там с тем, чтобы наутро ехать к себе, в Альд`Рун. Мы тоже стремились отложить разлуку – хотя и недолгую, и потому сразу после прибытия направились в ближайший трактир – справиться о том, где располагается местный гарнизон, найти себе ночлег (хотя ехали мы действительно быстро, до Балморы удалось добраться только к вечеру, и разыскивать форт на ночь глядя не хотелось), а заодно и поужинать.
Ллариус сказал, что по местным меркам это крупный город. После ужина я оставил наших в комнате, которую расторопный и понятливый трактирщик (из данмеров, или, как их называли в метрополии, «темных эльфов») выделил нам за очень скромные деньги, и отправился прогуляться – знакомство с городом и вечерний моцион показались мне полезными.

Я обошел две улицы и одну площадь этого крупного города за полчаса и, дойдя до храма, вдруг увидел вдалеке никс-гончую. Мимо проходил некто в доспехах, и, справедливо решив, что это местный стражник, я поинтересовался:
— Извините, а хищники в окрестностях города – это у вас так принято?
Он прогудел что-то невнятное; я разобрал лишь «Понаехали тут…» и решил оставить его в покое. Только на следующее утро я понял, что так действительно принято – по дороге в гарнизон мы дважды видели скальных наездников – огромных птицеящеров, крайне агрессивных и глупых. К счастью, они нас не заметили.
Архитектура здесь, как ни странно, почти не отличалась от имперской; дома, в которых размещались Гильдии, таверны и трактиры, жилые дома и здания местной администрации, во всем походили на такие же здания в столице. Те же раздельные входы на первый и второй этаж (к дверям вторых этажей шли лестницы, заканчивавшиеся обширными площадками по типу балконных), те же плоские крыши, огороженные низкими парапетами; через город протекала река, закованная в гранит набережной, и через нее было переброшено несколько каменных мостов, соединявших верхнюю (видимо, элитную) и нижнюю (видимо, не совсем) части города. Вокруг поселения шла довольно высокая стена, но перегораживала она только вход и выход из речной долины; там, где дома подступали к весьма крутым склонам гор, никаких стен не было. Жители явно полагали, что спуститься по этим кручам вниз, не свернув себе шею, не сможет никто.

Вернувшись в трактир, я обнаружил своих товарищей спящими. Впрочем, Эвендис только притворялся – потому что стоило мне зайти в комнату и начать раздеваться, как он повернулся ко мне, и, не вставая, спросил:
— Нагулялся?
— Да. Весьма захолустное местечко. А главное, будто никуда и не уезжал; никаких городов-под-куполом, ни одного образчика знаменитых «древесных» построек. Единственное отличие от дома – у нас всякое зверье в окрестностях городов не водится, а здесь, похоже, они совершенно не боятся людей.
Эвендис вздохнул и неожиданно признался:
— Мне вас будет не хватать.
Я сел на кровать и принялся снимать сандалии.
— Слушай, не так уж и далеко друг от друга мы будем. При желании – дошел до остановки страйдеров, сел, три часа в дороге – и ты здесь. Или мы у тебя. Да и не думаю я, что тебе там придется сильно скучать. Интендант – это только официальное именование. Помнится, в большинстве гарнизонов людьми из Академии не разбрасываются по пустякам. Будешь числиться при складах, а на деле дадут тебе две дюжины щитоносцев и вперед – прикрывать фланг легиона.
— Думаешь, нам тоже доведется поучаствовать в боях?
— Откуда мне знать? Сам помнишь, сколько времени Империя потратила на усмирение данмеров. И, говорят, в северных районах до сих пор неспокойно, так что не исключен и такой вариант. Но, надеюсь, до новой войны не дойдет; а с небольшими восстаниями неплохо справляются сами гарнизоны. Зато будет тебе боевая выслуга, звания быстрее пойдут… Нет, зря ты так переживаешь, по-моему.
Я лег. Эвендис немного поворочался, устраиваясь.
— Спокойной ночи, — я отвернулся к стене.
— Спокойной ночи, — Эвендис полежал молча, и потом сказал:
— И все-таки мне вас будет не хватать.
— Нам тебя тоже. Верно, Ллариус?
Негромкое дыхание спящего было мне ответом.
— Молчание – знак согласия. Давай спать.
— Давай, — Эвендис почесался и притих; я так же быстро, как и накануне, провалился в сон.

Под ноги бежала вымощенная камнем дорога, выходившая из ворот Балморы и, перепрыгнув через реку по мосту, поворачивавшая к востоку. Мы только что попрощались с Эвендисом, и половину дороги до форта проделали в слегка подавленном настроении. Невзирая на некоторый оттенок снисходительности, который носило наше к нему отношение, он всегда был верным и преданным другом, и возложенные на него надежды, как правило, оправдывал – если не считать тех случаев, когда эти надежды выходили за пределы его способностей; теперь, впервые расставаясь на долгий срок, мы ощущали некую пустоту. Нам уже начинало не хватать толстяка Эвендиса… Впрочем, вскоре теплое утреннее солнце, светившее нам в лицо, легкий, чуть прохладный ветерок и высокая перистая облачность вернули нам хорошее расположение духа, и мы зашагали бодрее, рассматривая растительность, заткавшую обочины. Желтые, фиолетовые и белые цветы буквально засыпали округу, варьируя в размерах от мельчайших до весьма больших; порывы ветра вызывали в этом море волны, очень похожие на настоящие. Меня чуть не затошнило снова.
— Неужели я теперь обречен до конца дней своих бегать за ближайшее дерево всякий раз, как увижу поле в ветреную погоду?

Ллариус промолчал, но мне показалось, что остаток пути он старательно прятал в углах рта усмешку.
Командир легиона Лунной Бабочки, расквартированного в форте на востоке от города, оказался довольно молодым, высоким и очень широким в плечах человеком – если бы не южный выговор и короткая стрижка, его можно было бы принять за нордлинга. Он громогласно приветствовал нас, как только мы добрались до форта и, обменявшись приветствиями с часовыми, вошли во внутренний двор – вовсю шли занятия по строевой подготовке, видимо, только что прибыло пополнение, и теперь капитан махал нам рукой, стоя перед строем новобранцев. Он тут же скомандовал: «Разойдись!» и, сияя, направился в нашу сторону. Его рукопожатие ошеломляло.
— Кай Брэдор. Вы, насколько я понимаю, новые командиры? Рад, очень рад! Я уже второй год дожидался, когда мое прошение об отставке будет удовлетворено. Лейтенант от меня сбежал в гарнизон Вивека, я тут один старший офицер – пропадаю просто…

Услышав его имя, я на мгновение замер и даже забыл представиться. Что-то похожее на смутные воспоминания всплыло на поверхность, но тут же нырнуло обратно, оставив мне лишь чувство неудовлетворенности. «Знакомое имя… Но где я мог его слышать?» Знакомых с таким именем у меня вроде не было, и я внимательнее вгляделся в лицо командира гарнизона, который тем временем приветствовал Ллариуса.
— Ллариус Варро, — Ллариус оказал руке Кая достойное сопротивление, и тот с уважением посмотрел на своего преемника, — это мой друг, Регис. Прислан на должность командира отряда щитоносной пехоты. Вот наши сопроводительные документы, позже мы должны будем подписать их – с тем, чтобы вы доставили их в Киродиил. Канцелярия в метрополии, сами понимаете, не дремлет.
Кай широким жестом отмахнулся от бумаг.
— Потом, потом! Проходите, прошу вас! – и он повлек нас за собой через высокую дверь парадного входа, через небольшой холл, набитый местными торговцами, наперебой предлагавшими свои товары солдатам, вверх по узкой винтовой лестнице, поднимавшейся классически – по часовой стрелке, и, наконец, в ярко освещенную утренним солнцем комнату.
— Прошу! – повторил он. – Здесь будет ваше рабочее место, господин Варро – а заодно и спальня, и столовая, и все остальное; впрочем, туалет у нас на улице – не обессудьте, — и Кай громко засмеялся. Мне определенно начинал нравиться этот шумный силач – такие люди по натуре своей обычно очень добры, и если он даже и своротит вам сгоряча челюсть, то наутро непременно прибежит извиняться и даже принесет в подарок орехов – не поиздеваться, а так, от чистого сердца; интеллектом же такие люди обычно не блещут.
— Присаживайтесь, присаживайтесь. Сейчас я угощу вас чем-нибудь… вы не откажетесь от пива?
— Нет, не откажемся, благодарю. И заодно обсудим наши дальнейшие действия. Знаете, я предпочел бы видеть вас в прежней должности еще хотя бы неделю. Так я был бы уверен, что мы ничего не упустим при передаче дел.
— О, нет! Еще целая неделя! — Кай завел глаза под потолок и тут же выпалил, — два дня, капитан!
Он состроил мину рыночного торговца, пытающегося купить товар у поставщика подешевле. Ллариус принял игру и с оскорбленным видом ответил:
— Не меньше пяти!
— Хорошо, три, и по рукам!
Ллариус сделал вид, что задумался, потом отчаянно махнул рукой и, воскликнув,
— Разоряюсь же! – моментально добавил:
— Четыре!
— О, боги! Снизойдите к моим слезам и вразумите этого прекраснейшего и умнейшего капитана из всех капитанов имперской армии! Пусть он осознает, что, упорствуя, он лишает ближнего своего целого дня, который тот мог бы провести в какой-нибудь киродиильской таверне с пользой для себя, своего желудка и кошелька трактирщика! – Кай причитал, не забывая посматривать в сторону Ллариуса, чтобы не прозевать подходящий момент, — Три!
— Четыре! – Ллариус свел брови, подбоченился и выдвинул челюсть. Он был на голову ниже Кая, и, чтобы произвести надлежащее впечатление, поднялся на цыпочки.
— Три! – Каю не надо было даже подбочениваться; он просто выпятил живот и слегка толкнул им Ллариуса. Тот закачался, и, сделав вид, что сражен наповал, начал валиться назад. В последний момент он восстановил равновесие, качнулся вперед – навстречу Каю, который инстинктивно подался ловить падающее тело – и с хитрой улыбкой твердо сказал ему прямо в лицо:
— Четыре!
Пойманный врасплох командир легиона похлопал глазами – он явно не ожидал, что вместо падения на спину Ллариус вдруг окажется с ним нос к носу – а потом расхохотался и хлопнул Ллариуса по плечу.
— Идет. А ты не промах! Замена более чем достойная. Думаю, за это стоит выпить, — он извлек из угла большой бочонок, с легкостью передвинул его поближе к столу и подставил под кран случившуюся у него на столе кружку. Было видно, что Кай не упускал возможности лишний раз приобщиться к содержимому бочонка.
— Возьмите посуду вон там, в шкафу, — он показал рукой, одновременно погружаясь в пышную пену, поднявшуюся над стенками кружки на половину ее высоты, — М-м! Что здесь действительно превосходно – так это пиво. А вот местные крепкие напитки – дрянь. Учтите.
Мы наполнили свои кружки и чокнулись.
— Ну, за удачное завершение моей службы! А теперь к делу. Регис, тебе предстоит командовать щитоносной пехотой. Если хочешь, можно представить тебя им прямо сейчас, а то мы тут, наверное, завязнем в бумажных делах, которые способны свести с ума любого, за исключением Первого секретаря канцелярии Его Императорского Величества, и завязнем часа на три. Тебе это вряд ли будет интересно, так?
— Разумеется, нет. Пойдем, познакомлюсь со своими.
Мы покинули комнату капитана и спустились обратно во двор. Кай сложил руки лодочкой и проорал:
— Щитоносная пехота! Боевая готовность! Стройся!

Солдаты неторопливо покидали казарму. По сигналу боевой тревоги они даже не потрудились полностью экипироваться, и, когда они наконец построились в две кое-как выровненные шеренги, я разглядел минимум трех человек без доспехов вообще и еще под десяток потрудившихся надеть только отдельные части – наручи, поножи либо кирасы. Кай склонился ко мне и негромко сказал:
— Своего командира у них нет с прошлого года. Я-то командир мечников, порой гоняю и этих, но не чаще раза в месяц – у меня со своими дел хватает. А у нас половина гарнизона – новобранцы. Вот и думай.
— Да что тут думать! Сержанты хотя бы у них есть?
— Нет, разумеется. Что толку в сержантах, если нет командира отряда? Сам знаешь, если нет головы, шея думать за нее не станет.
Кай шагнул вперед и произнес:
— Солдаты! Из Киродиила прибыл на должность командира щитоносной фаланги лейтенант Регис …! Приветствие!
Солдаты вразнобой проговорили стандартное «Жизни и здравия!», и на этом приветствие у них закончилось. Ни удара рукоятями кинжалов в щиты, ни наклона голов – словом, строевой подготовкой с ними, как видно, занимались очень давно.
— Потрясающе! – я начинал закипать, — и что, вот это – фаланга щитовиков? Да они не то что легион, они сами себя прикрыть не сумеют!
— Не сумеют. Ты брось, не кипятись. Хочешь – приводи их в боевую готовность сколько тебе влезет. Но учти, что в последний раз в боевых действиях они участвовали лет десять назад. Просто необходимости нет. Если мечники работают в патрулях и облавах, то этим никакого применения не найдешь.
— Ну меняли бы отряды! Сегодня в патруле мечники, завтра щитовики, послезавтра опять мечники… Это же… Это же ужас что такое! Ты посмотри, вон тот, на правом фланге, он же в носу ковыряет!
— Ковыряет. Я ж говорю – погоняй их, промуштруй, никто тебе мешать в этом не будет. Просто я тебе объясняю, что смысла в этом особого не было – вот их и запустили так. Думаешь, почему, когда от нас лейтенант ушел, я именно этих без командира оставил? Потому что применять их негде. Сейчас обстановка куда спокойнее, чем была лет десять – двадцать назад. Нет, на севере и востоке настроения у местных, конечно, аховые, но вокруг Балморы – все тише воды и ниже травы.
— Так, ладно, — я выступил на шаг вперед и пошел вдоль шеренг, говоря теперь втрое громче, чем до этого, — солдаты! С этого дня я ваш командир. И я прослежу за тем, чтобы вы стали солдатами, и перестали быть сборищем беременных медуз! – для пущей убедительности я ударил по макушке шлема ближайшего ко мне рядового. Тот чуть не ткнулся носом в край щита и проводил меня испуганным взглядом.
— Прошу заметить, что для меня не имеет значения, кто из вас прибыл в Морровинд только вчера, а кто служит здесь уже под десяток лет. Любые проступки будут караться так, как должны караться проступки в армии. Ленивых буду лечить, — я повернулся лицом к строю и неожиданно заорал:
— Ясно?!
Слегка ошеломленные, но, видимо, еще не до конца осознавшие масштабы случившегося солдаты довольно внятно и дружно ответили «Так точно!». Я качнулся с носков на пятки и обратно, а затем скомандовал:
— Разойдись!
Солдаты облегченно вздохнули и, враз загомонив, направились к казарме. Я улыбнулся им вслед.
— Щитоносная пехота! Стройся!
Пойманные врасплох, мои парни довольно долго разбирались, кому где встать, прежде чем на плацу снова выстроились две шеренги – на сей раз более ровные, чем вначале.
— Что-то вы медленно строитесь. Разойдись! – и, выждав десять секунд:
— Стройся!
— Разойдись!
— Стройся! – я снова прошелся вдоль строя, — Ты как стоишь? Щиты сровнять! Голову выше! Ты, пошел в казарму! Еще раз увижу в строю без кирасы – сгною в камере! Так, так, уже лучше. Разойдись!

Солдаты, ожидая очередной команды на построение, так и шли до самой казармы двумя колоннами. А мне, собственно, только этого было и надо. Я улыбнулся, и, насвистывая, направился прямиком в комнату к Ллариусу и Каю. Каю… Имя не давало мне покоя, и по дороге я пытался вспомнить, где же слышал его… но тщетно.

Так начались наши трудовые будни. Прошли четыре дня, отведенные на передачу дел, и вот однажды утром Кай забрал свою дорожную сумку, крепко пожал нам руки, и вышел за ворота форта, увозя с собой наши закрытые путевые документы и отрицательный ответ на запрос старого капитана из Сейда Нин. Кольцо оказалось чистым. Мы смотрели Каю вслед, и на нас медленно, но надежно наваливалась ответственность. Мы вдруг осознали, что теперь командование форта и легиона Лунной Бабочки – это, по сути, Ллариус Варро и его верный помощник Регис. Переглянувшись, командир и помощник повернулись и направились каждый по своим делам; Ллариус – разгребать завалы бумаг, выясняя, что из этого может пригодиться, а что можно смело пускать на растопку, а я бодро зашагал к своим щитовикам. Отобрав у Ллариуса из отряда мечников половину сержантов, я почувствовал себя еще спокойнее – теперь мои ребята не далее чем через месяц станут людьми. Конечно, кроме прямых обязанностей, мне приходилось заниматься еще массой организационных вопросов наподобие закупок продовольствия, взаимодействия с соседними гарнизонами и прочей подобной ерунды, но в основной своей массе эти механизмы были отработаны, и здесь я выполнял скорее формальные функции. Так продолжалось больше месяца – до того, как…

Читать продолжение

18 комментариев

avatar
Класс, возникло сильное желание поиграть в Морровинд, что в прочем я и сделаю)).
avatar
у меня тоже возникло))) правда еще на прошлой главе)))
avatar
причем даже в оригинал вообще без модов))
avatar
а у меня как раз без модов получится, без меня на компе операционку переустанавливали, в итоге ни сохранений, ни самой игры, в итоге установлю пока чистый Морровинд
avatar
Мне это обычно не мешало=) Выкачивал все заново, но сейчас хочется в чистый поиграть. С оригинальной графой даже. Правда не помню поддерживает ли оригинал 1920х1280. Если нет то придется сделать хотя бы это через MGE
avatar
В оригинале максимум 1600х 1200. Мне тоже приходится МГЕ ставить
avatar
Я и так не перестаю в него играть:)
avatar
Мы впервые в жизни видели живого босмера
??? разве ребята прибыли не из столицы империи? Насколько знаю там всех рас достаточно…
avatar
Блин...))) выкладывайте скорей еще. Безумно интересно читать!
avatar
Интересный рассказ. Ждем продолжения.
avatar
Где еще одна глава >_<
avatar
Сегодня количество новых материалов в творчестве и так зашкаливает, завтра опубликуем точно.
avatar
да понимаю)) так и подумал. подсадили же как на наркотик)) думал приду после работы и почитаю за ужином)) но в принципе тут и так куча нового. Правда хотелось именно это))
avatar
Наш мтес скоро в библиотеку привратится:)вроде поначалу не писал никто а сейчас отбоя нет от новых рассказов. Я уже путатся начинаю:)
avatar
Ага, началось все с Нордрика.
avatar
А почему это не хочется? А что, если Ваш рассказ превзойдет другие пользовательские, и вы получите ключ на какую-нибудь игру в качестве награды?
avatar
Если будет нечего почитать — будем знать, к кому обратиться ;)
avatar
Свой рассказ я начал писать абсолютно случайно и не расчитывал на успех среди аудитории. Просто начал писать на уроке биологии в связи с отсутствием другого занятия. Проще говоря мне просто нечего делать было=) Потом решил все же первую главу выкинуть на обсуждение, ну а дальше сами видите)

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.