Записки отчаявшегося чудака

« отчаявшегося чудака»

Написана неизвестным писателем

В Нью-Шеоте иногда можно встретить старика с длинной, белой как снег бородой и морщинистым лицом, который часто болтает о некоем «приближающемся безумии». Мало кто помнит, как его зовут. Но одно известно точно — он всегда таскает с собой большую кривую палку, одевается в рубаху из мешковины и таскает с собой какую-то книжонку, которую бережет пуще своей головы. Книжка эта в потрепанном кожаном переплете, страницы старые и грязные, на обложке крупными и кривыми буквами начертана надпись «Записки отчаявшегося чудака» — предположительно, название книги. А точнее, дневника, который я имел сомнительное удовольствие читать и не менее сомнительное удовольствие изложить его содержание в моем скромном труде; возможно, эти знания могут пригодиться в будущем жителям плана Лорда Шигората как исторические факты.
Прежде чем ваш покорный слуга приступит к изложению содержимого этой книги, мы должны будем описать историю этого безумца. Зовут его Томас Бьорг, и это норд, который раньше был рыцарем. Владел клейморой ой как неплохо. Магию не признавал в принципе. В семнадцать лет стал частью шайки не то мародеров, не то искателей приключений под главой И'Зирра — старого и мудрого каджита-жулика. И вот, в один прекрасный день его шайка нашла в районе Бравила странного вида ворота, из которых доносились голоса. Н'Зирр, конечно же, не хотел лезть туда, но более молодые члены шайки заставили его направиться во врата. Кракткое описание их дано в самом начале дневника (все страницы до этого момента по какой-то причине вырваны, а сама страница с описанием членов шайки почему-то заляпана в крови, от чего приходится часто ставить многоточия вместо пропущенных из-за грязи слов).
"[...]Собственно, Н'Зирр. Старый жулик, каджит; седая шерсть и проницательный ум. Практически всю свою жизнь путешествовал — и продолжает путешествовать — по свету, но теперь решил найти себе «помощников» в виде небольшой шайки молодых мародеров и путешественников; найти сорвиголов в помощь не было просто, но он это сделал. Вооружен железным клинком, хорошо владеет магией Иллюзий… Ашара — главный маг шайки; альтмерка восемнадцати лет, владеющая магией Изменений. Не дерется в принципе, пользуется простейшими заклятьями школы Разрушения в битве. Добродушна и честна… Айзалур — аргонианин пятнадцати лет, воришка. Пользуется метательными ножами, постоянно таскает с собой отмычки… Вообще тихий и спокойный паренек… Рионар — странный редгард, лет ему двадцать; таскается со своей булавой без конца… агрессивный и вспыльчивый… и, собственно, я — мальчишка с клейморой в железных латах. Неплохая у нас компания."
Итак, с того момента, как эта банда вошла во врата, ведующие на Дрожащие Острова, и начинается повествование.

23 день, месяц Первоцвета. Странные магические врата вели в не менее странные земли, как выразилась Ашара. Повсюду огромные грибы, небо фиолетовое, лун не видно — что странно. Впрочем, ночью здесь невероятно красиво — такого в Тамриэле не увидишь. По крайней мере, Н'Зирр коротко сказал, что такого он еще не видел. Рионар грубо отметил, что не зря затащили сюда главаря шайки, и теперь из-за тупицы-редгарда Н'Зирр ворчит по поводу того, что Ашара и Рионар уговорили его придти сюда. Какой-то мужчина вел разговор с Н'Зирром — долго болтал о чем-то странном, не помню о чем. Сам Н'Зирр молчит, и даже когда я спрашиваю, о чем именно он говорил с тем человеком, он только отнекивается и отшучивается… Ашара развела костер, и теперь мы все вместе сидим около светящейся двери в графство Бравил и едим жареное мясо. Айзалур проверил, можно ли вернуться в Бравил — у него, как он утверждает, это получается, так что можно. Отсюда видно какое-то поселение — Н'Зирр говорит, что мы туда пойдем только после того как переночуем здесь, у портала.
24 день, месяц Первоцвета. Стоило нам только проснуться, как какая-то странная тварь, похожая не то на ящерицу, не то на лягушку, появилась из «кустов» и попыталась укусить Ашару. Мы ее отбросили от лагеря в ручей поблизости; после этого за этим зверем я побежал с Рионаром. Что странно, сколько бы мы не били эту зверюгу, она не умирала и кусалась. В конце концов, когда эта тварь чуть не оттяпала мне ноги, я проткнул ей «голову». Рионар обыскал ее внутренности и нашел жемчужину удивительного качества… Сижу с больной ногой — все лекарства Н'Зирр потратил на лечение ран Ашары, а сама она облегчить мои страдания не может. Айзалур обыскал окрестности, но растений лечебных не нашел — повсюду какие-то странные грибы, а про их свойства ни Ашара, ни Н'Зирр ни скампа не знают. Решили пойти к поселению — вдруг что-нибудь найдем.
25 день, месяц Первоцвета. В этом пустынном городке ни души. Мы остановились на ночь в какой-то «таверне» и решили поискать лекарств и еды. В погребе Н'Зирр нашел несколько бутылочек с какими-то зельями, Ашара их проверила и вылила мне на ногу. Жжет ужасно, но хотя бы рана затягивается. Н'Зирр и Айзалур пошли к дороге — на разведку.
26 день, месяц Первоцвета. Внезапно для нас Н'Зирр потребовал, чтобы мы покинули это захолустье, и пошли по дороге невесть куда. Пройдя через большие ворота, мы вошли в странные земли — везде тусклые и черные грибы, небо темное, серое и зеленое одновременно, и туман. Тут я услышал это… это самый прекрасный голос из всех, что я слышал! Эту песню должна издавать прекрасная аэдра, не меньше! Н'Зирр утверждает, что именно потому он нас сюда и потащил. Говорит, что Айзалур пошел дальше по дороге — искать источник звука; вдруг там богатства какие или красавица, за которую дадут хороший выкуп. Как по мне, стоит только этим болванам отвернуться, как я возьму это прекрасное существо в охапку и побегу к порталу, и спрячусь на дне в Бравиле — денег у меня достаточно, меня они не найдут, а певица с таким голосом скорее всего прекрасна как Дибелла, не меньше, хе-хе-хе. Из всей шайки только Ашара сохраняет спокойствие — Н'Зирр, Айзалур и Рионар постоянно нервно смотрят по сторонам и шарахаются от грибов. Тоже хотят мою любовь украсть, даэдры недорезанные...
27 день, месяц Первоцвета. Голос исходит из какого-то подземелья! Ашара не смогла определить, что это — заброшенный имперский форт, айлейдские руины или просто пещера; даже на двемерские развалины не похоже. Да что там, это вообще ни на что не похоже. Ангельский голос… Н'Зирр сказал, что мы заночуем у входа в пещеру. Болван, мы должны идти вовнутрь и искать мою красотку...
28 день, месяц Первоцвета. Айзалур и Рионар куда-то исчезли. Ашара, Н'Зирр и я проснулись — нас окружали какие-то твари, похожие на ту зверюгу, что мы убили около портала… только они ходили на ногах, морды у них были покрепче — лично кулаком проверял, да еще они были вооружены луками. Самыми настоящими! Откуда у этих зверей луки?!.. Стрела повредила Н'Зирру правое плечо, Ашаре прострелили ногу, но в целом мы их отогнали — они оказались слабее той ящероподобной твари. Н'Зирр потратил последнюю бутылку лекарства на свое плечо, и мы пошли вовнутрь. Темнота страшная, но Ашара взяла и зажгла какую-то палку и использует ее как факел, а Н'Зирр время от времени освещает коридоры катакомб заклятьем Звездного света. Мы решили остановиться в коридоре на ночь. Из глубин пещеры несколько минут назад были слышны подозрительно знакомые крики, Ашара пошла проверить.
29 день, месяц Первоцвета (?).Я, Ашара и Н'Зирр пришли в странную залу — огромное помещение с большой дырой в стене. В центре залы стояло какое-то дерево, высотой чуть выше моего колена, с — я лично до сих пор не верю в это — глазами! И оно покачивалось и смотрела на меня своими глазенками, зуб даю! Ашара осмотрела залу и нашла у стены, в луже крови, труп Айзалура — бедный паренек был обобран, руку оторвало, на груди множество царапин, нижней челюсти вообще нет. Наверняка попытался достигнуть источник прекрасного голоса первым… Н'Зирр сказал, что, возможно, его так зверски укокошило то «деревце». Внезапно у меня закружилась голова, и Ашара вскрикнула — дерево начало расти! Оно быстро выросло и стало раза в два больше меня и побежало на Ашару, после чего мы вступили в бой с этой тварюгой. Стоило мне только ударить клейморой по глазу этого чудища как оно исчезло. Какой-то странный смех и громкие шаги раздались в зале — думаю, за нами кто-то следил через дыру в стене, но никто кроме меня это не заметил. Н'Зирр снова осмотрел тело Айзалура, и мы собрались было уйти, как вдруг Ашара села на корточки и начала что-то шептать. Н'Зирр послушал ее и сказал, что это детский лепет — бедняжка сошла с ума и постоянно бормочет о том, что раз уж дерево убило воришку то оно убьет и ее… свихнулась, дерево же мы победили. А какая душка была!.. даже жаль ее. Немного. Мы решили остаться в этой зале на ночь — вдруг какая-нибудь тварь вылезет из глубин подземелья. Да и Ашару посторожить.
30 день (?), месяц… а скамп с ним.Мы решили оставить Ашару здесь, в зале. Она только и делает что бормочет о своем. Безумная. Н'Зирр и я пошли дальше по коридорам этого странного подземелья. Вдруг я чуть не потерял его — голос внезапно начал петь с такой силой, что каджит сорвался с места — не удержался. Я за ним не угнался, и мы оказались разделены. Я прошел длинную сеть коридоров и нашел его в очередной большой зале — теперь здесь была большая и широкая лестница, на вершине которой находилась огромная клетка с — вы не поверите — огромной кучей сокровищ! Клянусь, она была заполнена топазами и рубинами до краев, и прекрасный голос доносился именно оттуда! И около клетки лежит зажаренный и с хрустящей корочкой Рионар. Так ему и надо, он хотел выкрасть прекрасную певицу, которая предназначалась мне и только мне… он был со сломанной булавой — пытался разбить стенку. Тут я заметил еще одно окно в стене — теперь уже прямо над проходом, через который мы прошли в залу. Чей-то смешок, слышно как двигается каменный кирпич… и огромная куча ключей падает перед лестницей. Наш главарь побежал к горе ключей, я тоже. Только вот после получаса поисков я перестал искать открывающий клетку ключ, а Н'Зирр бесперерывно что-то шарил, шарил и шарил. Свихнулся? Смех и топот, и теперь я вижу человека в красной робе в окне… да что же это за место?! Может, это муж прекрасной певицы мешает мне достигнуть ее жилища?! Я отдохну здесь, рядом с трупом Рионара и свихнувшимся Н'Зирром, и пойду дальше.

Ваш покорный слуга вынужден отметить, что на данном месте он едва смог разобрать слова, написанные ужасными и неровными каракулями — видимо, руки Томаса из-за нехватки света или страха стали подводить его.
День 37 (?).Я сижу в большой комнате, везде трупы какие-то. Пения прекрасной девушки уже не слышно… но слышу смешки, но не вижу окна — если раньше Ашара и Н'Зирр и освещали мне залы, то теперь у меня нет даже факела. Скамп! На всякий случай написал свое имя и «название» для дневника — «Записки отчаявшегося чудака». Вдруг кто-нибудь найдет меня здесь… в зале есть все-таки живые — я встретил какую-то без конца поющую девушку, которую зовут, как она утверждает, Тередендиль. Свихнувшаяся бедняжка… я едва смог вынудить ее выйти на свет. У нее красивое лицо… может, она и есть та певица? Хотя, кто знает — она слишком плохо поет по сравнению с моей мадонной… я решил прилечь. И вновь смешок из темноты. Кто это? Зачем он играет со мной?

Здесь почерк окончательно портится — видимо, бедный герой начинает повергаться в панику и отчаяние, о которых упоминается в названии дневника.
Ночь 39 (?)… а, скамп.Я решил вернуться к выходу. Чудесный голос был прекрасен, но мне пора сматываться отсюда. Я решил пойти назад, и после блужданий по катакомбам я вышел туда, где когда-то был выход… путь мне преграждали железные ворота! Проклятье, как же я отсюда выберусь?!!! Оттуда доносятся разъяренные голоса. Мне пора сматываться. Может, я смогу найти выход из этого чертового подземелья?..

Тут буквы начинают путаться и задевать друг друга. Я с трудом смог восстановить первоначальный текст — от нехватки света и беспрерывной дрожи в руках Томас начал писать хуже баливога.
635 ноивилбОПроклятье, выхода нигде нет. Тот, кто издавал эти смешки, исчез так же быстро, как и появлялся. Крики издалека исчезли, прелестный голос окончательно затих!.. я заперт в этой треклятой ловушке, один-одинешенек!!! Я решил провести ночь в самой дальней части подземелья — в комнате с мертвецами. Тередендиль продолжает петь. Вновь донесся смешок… проклятье, да кто же это?! Я решил попробовать заснуть в этом ужасном месте.

Здесь почерк кардинально меняется и становится кривым и. в какой-то степени подобающим жителю Дрожащих Островов.
Чьон!7? ВИ6745, тру-ля-ля!Она здесь! Она рядом! Она взяла меня с собой, в Этериус, и теперь я мертв, и я с ней! В Бравиле, с детишками, живу, зарабатываю! Н'Зирр, Ашара, Айзалур, Рионар… идите к скампу! Теперь я живу в Бравиле и не тужу со своей красавицей-женой, ха-ха-ха!!!..

Известно, что с тех пор Томас Бьорг жил с Тередендиль, молодой и не менее безумной данмеркой, в Нью-Шеоте — а именно, в Блиссе, где каждое утро он слушал ужасное пение своей помешанной на музыке возлюбленной. Спустя много лет они продолжают жить таким образом, и до сих пор карканье полуглухой старухи и аплодисменты полубезумного старикашки раздаются по утрам, помогая жителям Блисса проснуться и вернуться к повседневной жизни.
~RekTarRej

З.Ы.: Итак, хотелось бы сначала услышать толику здоровой критики. Тем более что я сомневаюсь, что я ее вообще услышу — после прочтений жестких рецензий не менее жестких жюри на конкурсе рассказов ТЕС-сообщества я уже сомневаюсь, что пишу все на достаточно высоком уровне. =)

Это не готовая версия рассказа, и, по идее, в ней могут быть ошибки. И я бы очень не хотел бы чтобы с моим ником и полный мелких ошибок появился на сайте — не благодарное это дело. Это все, заранее спасибо.

Перенесено с форумов , автор: RekTarRej

1 комментарий

avatar
^_^ О боже мой, это до сих пор здесь!!1
Я про эту вещь уже и забыл. Перенес на РТРы, где буду няшить до конца своих дней.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.