image

Тень Тамриэля

Начало конца.


— Ну что? Ты решился?
— Да.
— И?
— Завтра пойду и расскажу ей о своих чувствах.
— То есть у тебя завтра свидание? – Рассмеялся баснописец.
— Нарсил, хватит смеяться, я ведь серьезно. Я только тебе рассказал, как лучшему другу, а ты смеешься надомной.
— Адрил, друг мой, я иногда над тобой поражаюсь. Ты великолепный фехтовальщик, алхимик, маг и следопыт. О тебе ходят слухи от Скайрима до Валенвуда, тебя называют «Тень Тамриэля», а ты тушуешься перед какой-то эльфийкой.
— Ты всегда преувеличиваешь мои таланты, писака, — Рассмеялся следопыт, — И ничего я не тушуюсь. Завтра пойду и расскажу Карвен о своих чувствах, я уже все решил. Даже купил в «Божественной элегантности» парчовую накидку. Думаю ей понравится.
— Дорогая накидка?
— Пятьсот золотых!
— Это не те ли пятьсот золотых, что дал тебе Умбакано, что бы ты нашел для него айлейдские артефакты.
— Угу.
— И ты их потратил на накидку?
— Угу.
Солнце клонилось к закату, окрашивая верхушки великого леса в багровые тона. На Уотерфронт опускались сумерки. Друзья шли вдоль мостовой из «Плавучей таверны». Прохладный бриз холодил легкие, бодрил, заставлял забыть о всех проблемах.
— Смотри! – Адрил схватил писателя за рукав и замер. – Вон она.
— И что ты в ней нашел? Она же эльф, а ты имперец. Ты десять раз успеешь состарится и умереть, а она даже не изменится.
— Знаешь, Нар, когда я первый раз услышал ее голос, когда увидел ее зеленые глаза, я перестал думать о ком-либо еще. Она простая, бедная девушка, живет со своими сестрами, одна из которых воровка…
— Метрендхель?
— Да.
— Это еще не доказано, друг мой.
— Пока не доказано, друг мой. – Усмехнулся следопыт – Я рассчитываю поработать на Умбакано, заработать денег, купить домик здесь в Уотерфронте и привести ее к себе.
— Адрил, ты помнишь ее запросы? Помнишь что она тогда сказала в «Плавучей таверне»? «Привет, меня зовут Карвен, запомни. Когда-нибудь я стану богатой и знаменитой». – Нарсил скривил голос пытаясь повторить тон эльфийки.
— Перестань!
— Эй! Следопыт! – раздалось сзади шипение. – Мой господин, уважаемый Умбакано, требует немедленно тебя видеть – Чешуйчатая пасть обнажила множество острых мелких зубов, что у аргониан означало попросту улыбку.

* * * *


— Адрил, наконец-то я удосужился чести видеть тебя. – Альтмер с пышной шевелюрой, в дорогом наряде сидел в своем кабинете с бокалом Сиродильского бренди. – Где мои статуэтки?
— Достопочтенный Умбакано. – Склонился следопыт в поклоне. – Я работаю над этим, я уже нашел руины о которых ты говорил и послезавтра отправляюсь туда.
— Знаешь, следопыт, когда мне сказали что ты именно тот кто мне нужен, у меня появилась надежда. Я думал что ты поможешь мне в моих исследования, в моей цели к которой я иду всю мою жизнь. А вместо этого ты кормишь меня обещаниями!!!
— Господин Умбакано…
— Молчать!!! Я найду другого! Верни мне деньги!
— У меня сейчас нет денег, но послезавтра, в крайне случае через два дня, я добуду тебе статуэтку.
— Ты говоришь мне это уже на протяжении двух недель. Мое терпение лопнуло, бродяга! – бокал отлете в сторону и разбился о стену, — Убей его! УБЕЙ!
Адрил краем глаза увидел как аргонианин обнажил оружие. С громким шипением меч вылетел из ножен, в полуразвороте Адрил парировал смертельный удар ящера направленный прямо в грудь. Не теряя долей секунд драгоценного времени, пируэтом оказался за спиной врага, ударил ногой в сгиб колена, перехватил руку и рывком завел за спину чешуйчатому. Аргонианин выронил оружие, к его горлу был прислонен меч, от сильного захвата, он не мог ни встать с колен, ни пошевелить рукой. Все произошло на столько быстро, что айлейдский коллекционер растерялся.
— Никто не смеет угрожать моей жизни. Тем более вшивый коллекционер старья. – Зло прошипел Адрил. – Я добуду тебе эти статуэтки, потому что обещал. А потом мы с тобой простимся и ты никогда меня не увидишь.
Бродяга отпустил телохранителя и вышел из комнаты громко хлопнув дверью.
— Прикажите догнать его хозяин? – спросил аргонианин, потирая больное запястье.
— Нет. Я видел в городе наемников из чернолесья. Найди мне их.
— Да господин.

* * * *

Весь следующий день Адрил не находил себе места. Он встал рано, потому что плохо спал. Он нервничал, нервничал так как никогда в своей жизни. Даже когда на него в лесу напал минотавр. Хотя, нет, когда напал минотавр, он не нервничал. Он был хладнокровен и просто напуган. Как говорил его учитель: «Выкинь все из головы, прислушайся к своему сердцу. Сконцентрируйся. Когда удары твоего сердца станут еле слышны, только тогда вступай в бой. Я научу тебя этому трансу. Ты станешь двигаться быстрее, а время вокруг тебя как будто остановит свой привычный бег. Твой разум станет хозяином твоего тела. Ты получишь контроль над всеми чувствами.». Вот только учитель не рассказал как управится с чувством под названием «любовь».
Следопыт сидел на берегу реки и медитировал. Его сердце то останавливалось, то начинало бить с немыслимой частотой. Он хотел выкинуть из головы все мысли и ему это удалось. Кроме одной мысли…
В голове всплывали образы. Одним из которых была старшая сестра Карвен, Аданрель. Аданрель сказала ему по секрету, что и он вроде бы нравится Карвен. Вот только это слово «вроде бы»… Потом он увидел Карвен. В простом крестьянском платье, сидящую в углу в «Плавучей таверне». Как он не решался к ней подойти, и как его лучший друг Нарсил видя его мучения, первый заговорил с ней и пригласил к их столику. А он молчал, даже не смог представится и весь вечер глупо улыбался и поддакивал шуткам Нарсила. Один единственный раз он смог сказать что-то внятное, это когда Нарсил, как и подобает барду, начал преувеличивать его умения и воспевать подвиги. А потом писака куда-то делся и они остались наедине. Адрил набрался смелости и предложил проводить ее до дома. Почти всю дорогу он молчал, в глубине души надеясь, что сейчас на них нападут бандиты, а он спасет ее и станет героем в ее глазах. Но бандиты так и не напали. И не было желаемого поцелуя в конце, а было обычное «пока». Обычное «пока» не предвещающие абсолютно ничего, ни последующего свидания, ни просто очередной встречи.
— Хватит! – Сказал сам себе следопыт, — Сейчас я пойду и скажу что люблю ее, а дальше будь, что будет. Я так больше не могу.

На мостовой в это время было неестественно людно. Около таверны, конечно постоянно толпился народ, но сегодня его было через чур много. Кажется какая-то потасовка спровоцированная аргонианами в странных доспехах. Они ходили размахивая руками, толкались напрашиваясь на драку. Местный народец потакал чужакам, многие пьяницы, решившие тряхнуть стариной, пихали ящеров с возгласами «Ну давай! Хочешь драки?» или «Вы чешуйчатые морды, щас получите!!».
Толпа с каждым мигом обрастала новыми зеваками и драчунами. Имперские стражи стояли рядом готовые в любой момент обнажить оружие и разогнать бунтовщиков. Но дело, дальше простой словесной перепалки, не доходило.
Адрилу пришлось идти сквозь толпу, потому что на узкой мостовой не нашлось другого пути. Он крепко прижимал к телу красивый платок с завернутой в нем парчовой накидкой, как кто-то сильно толкнул его в спину. Не удержав равновесия, следопыт упал выронив сверток.
— Аа-а-ааа-аааа!!!, — раздался чей-то истошный женский вопль.
Не известно откуда, перед его лицом появился кинжал с еще теплой, алой кровью.
— Убийца!!! – шипел аргонианин в странных доспехах, тыкая в Адрила пальцем. – Я видел, это он убил. Убийца! Стража!!!
Адрил встал на колени мотая головой, пытаясь сообразить в чем дело. Крепкие руки в стальных латах сжали его плечи рывком поставив на ноги. Перед ним стоял стражник имперского легиона.
— Гнусный выродок! – стражник сильно ударил кулаком, закованным в стальной доспех в живот.
От удара сперло дыхание, побежали круги перед глазами. И тут Адрил увидел неподвижное тело хаджита с перерезанным горлом. Местный хаджит лежал на спине в луже собственной крови, а окровавленный кинжал держал в руках стражник, что то выкрикивая толпе, что то вроде «Расходитесь по домам», «Преступник пойман и понесет свою кару», «Да здравствует имперский легион» и прочую чепуху.
— За подобное преступление, положена смерть прямо на месте, ублюдок. – Стражник приподнял голову Адрила и плюнул в лицо, — Но ты счастливчик, нашему сержанту в тюрьме нужен подопытный для новых пыток, которые он сам придумал. Ха! Ха-ха-хаааа!!!
Сознание полностью вернулось к следопыту. Теперь он ясно понимал происходящие. Они думают что убийца он и его сейчас поведут в имперскую тюрьму для пыток, пыток ради удовольствия сержанта, пыток ради науки. Три глубоких вдоха, задержка дыхания, мир в глазах дрогнул в такт сердцебиению, еще раз, еще раз, а потом застыл. Все в округе стали двигаться медленнее, даже рот стражника, что то говорившего, еле двигался под стальным шлемом. Оттолкнувшись от земли правой ногой, Адрил оперся левой об грудь легионера и с сильным размахом, металлическим носком сапога, ударил под незащищенный шлемом подбородок, перелетел через голову стражника державшего его за плечи сальтом назад и мягко приземлился на ноги. Удар под сгиб колена, разворот, отогнул голову легионера назад и сильным хуком с низу в подбородок отправил стражника в нокдаун. Двое бросились на него с обнаженными мечами, Адрил присел на колено и скастовал в их сторону заклинание «шар силы» из школы Мидаса. От сильного сотрясения воздуха, бравые легионеры в нелепых позах, разлетелись в стороны.



— Беги!!! – послышался из толпы голос, кажется Нарсила.
Ноги, не дождавшись команды от головы, бросились бежать. Следопыт запрыгнул на бордюр, развел руки для прыжка в реку и… Что-то острое и длинное впилось в ногу и прошло на вылет. И вместо четкого прыжка в воду он плашмя ударился о тихую, прозрачную гладь. Теряя сознание и захлебываясь, его последней мыслью было «Я опоздаю на свидание…»



* * * *

— Очнулся наконец-то. Хе-хе. Я уж думал что ты сдох, — Старческий смешок сменился на громкий кашель. – Ну че молчишь?
— Где я?
— Ооооо, да ты совсем ума лишился. Ты в тюрьме Имперского города. Как и я. Хе-хе-хе. – Снова громкий кашель эхом отразился от каменных холодных стен. – Как тебя зовут? А то уже год сидим вместе, а ты только щас в сознание пришел.
— Я не знаю.
— Вот те на! Хотя если бы со мной сержант каждый день забавлялся, я бы тоже собственное имя забыл. Что он с тобой там делает?
— Не знаю. Ничего не знаю и не помню.
— Меня зовут Бугор Бычья Шкура, я норд. Наверное самый старый обитатель этих стен. За что сижу и сам не помню, лет сорок уже как минуло… Наверное… Может и больше. Хе-хе-хе. – Снова громкий кашель, — Иногда мне кажется, что я выплюну свои легкие и здохну. Хе-хеех…
Только сейчас зрение привыкло к темноте, красная пелена с глаз пропала и он четко видел своего собеседника. Нордом оказался щуплый старик с густо заросшим лицом, весь грязный, в оборванных мешковатых штанах и рубахе, постоянно чесался и кашлял.
— Тебя сначала в одиночке долго держали, там в конце коридора. Каждую ночь ты кричал, бился головой об решетку. Бредил о хаджитах в парчовой накидке. Признаюсь мне по началу страшно было, думал за мной тоже сержант придет, потом привык. Во имя Девятерых! Я слышал о чем говорили стражники. Тебя били молнией и топили, потом обжигали огнем и снова топили. Засовывали твою голову в стеклянную колбу с ядовитыми насекомыми, обливали помоями и сажали в камеру с крысами. Били молнией и снова сажали к крысам, а потом насылали паралич и подвешивали вверх ногами. Сержант все не нарадуется, сколько не пытай, а ты все равно не дохнешь. О боги! Видел бы ты свое лицо! Это кошмар. Сам бы удурфрукт ужаснулся увидев бы тебя.

* * * *

— Вставай незнакомец жратву принесли.
— Бугор, это ты?
— А ты думал кто? Император Уриэль Септим? Хе-хе-хе.
— Мне приснился дракон с длинной шеей. Он сказал мне «Вставай» и полыхнул огнем. Прямо в лицо. Представляешь?
— А Азура тебя не ублажа? Акатошу больше делать нечего как являться всякой швали во снах и в лицо огнем полыхать. Ешь пока горячее.
— Я не могу эти помои есть.
— Эть смотрите какие мы благородные. Когда в тебя бессознательного стражи силой запихивали мог, а сейчас не можешь.
Норд наскоро облизал тарелку и бросил в угол. Удивленно посмотрел на незнакомца и придвинулся поближе.
— Дайка я твою морду рассмотрю. Ну надеже, почти зажила. Как быстро, просто чудо какое то. И не узнать совсем. Я хоть и стар, но память на лица у меня хорошая. Ничего общего с тем лицом с каким ты сюда пришел, родная мать не узнает. Вот сержант подонок! Ведь всего разломал, как же ты теперь с такой то харей? Не узнает ведь никто.
— Да какая разница, я и так ничего не помню. И сомневаюсь что этот выродок отпустит меня с миром. Так что гнить мне здесь пока не сдохну. А уже так хочется покончить со всем этим.
— Тихо… Завтра мы уберемся отсюда. Я ведь за эти сорок лет не просто лясы точил, нашел лазейку, только мысль о побеге не давала сдохнуть мне все это время. Сразу в Скайрим махну, найду какую-нибудь девку…
— Ээээй, старик тебе сколько лет? Какие тебе девки. – захохотал чужак.
— Тихо! Тсссс-сс-с, стража услышит. А хрен его знает сколько мне лет, но пощупать крепкую северянку я еще смогу. Хе-хе-хе. Завтра друг мой, завтра мы будем свободны.
— Тсссс, стражники.
Решетка со скрипом открылась. На пороге стоял стражник и злорадно ухмыляющийся сержант.
— Ну что, чемпион, готов к новым испытаниям? Сегодня я приготовил тебе нечто экзотическое. Маска с шипами. Ха-ха-хааа-хааа! Я смотрю и лицо у тебя как раз зажило и не узнать совсем.
— Ублюдки, — еле слышно сказал старик, лежа на животе, захлебываясь в собственном кашле.
Стражник ловко подскочил к нему, рывком перевернул и саданул сапогом по груди. Кашель на время прекратился, старик лежал не в силах согнуться или вздохнуть. Его рот бесшумно глотал воздух, глаза округлились чуть не вываливаясь из глазниц. И снова раздался кашель, только не как обычно, а какой-то сухой и тихий. Старик закрыл глаза и обмяк, распластавшись на полу без движения.
— Фууу, ну и мерзость. – Сержант закрыл нос дорогим платочком. – Видимо пытки переносятся. Какая жалость. Бросьте моего любимца в угловую камеру внизу, этот старик может оказаться заразным. А я хочу, что бы ты прожил еще долгую беззаботную жизнь, мой дорогой. – Рука в дорогой перчатке нежно потрепала чужака за щеку.
— Эээм, шеф, но Клинки запретили сажать туда заключенных. – Удивился тюремщик.
— Да плевал я на этих Клинков!!! – И без того тонкий голос сержанта сорвался на писк. – К тому же это не надолго, пока этого норда не закопаете и тут немного не проветрится. Выполнять!!!
— Да, сэр. – Стражник достал дубинку и ударил чужака в темечко.
Свет потух.

* * * *

Сознание предательски не хотело возвращаться. Он летел в какой-то черной бездне постоянно натыкая лицом на невидимые стены. А потом боль и яркий свет. В камере было светло из за, пусть и маленького, но все таки окошка. Было тихо, только в камере напротив, данмер разговаривал сам с собой пока не увидел, что чужак очнулся.
— Только посмотрите ка… Имперец в имперской тюрьме… Ха-хахаааа. Ты сдохнешь здесь, имперец, здохнешь…
Слова долетали до сознания обрывками фраз. Чужак встал на ноги осматривая камеру, как в коридоре послышались шаги и чьи-то голоса.
— Эй! Эй. Ты слышишь, имперец, стража идет, за тобой. – Захлебывался в злорадном смехе данмер.
— Моя работа доставить Вас туда в безопасности. – Четко прозвучал женский голос рядом с решеткой.
Напротив входа в камеру появились личные телохранители Императора, Клинки.
— Я знаю это место… И этого заключенного… — Звучным голосом сказал пожилой человек в роскошном наряде.
— Что заключенный делает здесь? Эта камера должна быть свободной! – Гневно спросила женщина Клинок.
— Обычно за этим следят, капитан. – Растерялся темнокожий Клинок.
— Неважно. Открывайте решетку. Заключенный, отойди к стене. – Властно сказала женщина.
— Заключенный, если не хочешь пострадать, отойди к стене с окном. – Повторил ее приказ темнокожий.
Старец и клинки вошли в камеру. Пожилой человек внимательно посмотрел на заключенного.
— Дай я рассмотрю тебя поближе… Я видел тебя в своих снах…

Перенесено с форумов MTES, автор: Narsil

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.