Хроника: следопыт. Невеста Полоза.

Вступление


Ах, беда, беда над горами вьется.
Злая судьба над воином смеётся.
Тучи могучие солнце скрывают…
Руки бутылку вина открывают…


— Нет! Чепуха какая-то. Нужно так!

Ах, беда, беда над горами вьется.
Злая судьба над воином смеётся.
Тучи могучие солнце скрывают…
Девы, красивые меня раздева…


Следопыт с улыбкой посмотрел на задумавшегося барда, ведя в поводу свою гнедую, на которой бесцеремонно восседал певец. Адрил в который раз подумал, «а на кой я взял его с собой?». От получившегося каламбура, следопыт тихонько рассмеялся. Заметив это, всадник еще сильнее дернул струны:

Мы отгоним беду, загоним обратно.
Туда где она пропадет безвозвратно.
И пир на весь мир закатим гурьбою,
А тебя, пышногрудая, утащу за собо…


— Ююююю… — басом закончил бард, — Ну как?
— Нарс, ты ни о чем другом думать не можешь?
— Могу. Только зачем? Настроение отличное. Погода солнечная. Жду не дождусь как в Коррол прибудем. Уж я там сразу какую-нибудь деваху хвать и… — Нарсил жестами показал, что сделает с несчастной девушкой.
Тропа, если ее можно было назвать так, постоянно петляла, мерно обтекая валуны и поваленные деревья. Лошадка тихонько брела за хозяином, иногда передергивая телом, показывая, что ей очень не нравится пассажир, бренчащий над ухом. Давно взошедшее солнце близилось к полудню. Оставшаяся позади «пещера гоблина Джима» говорила о том, что треть пути пройдена, но как не радовало это следопыта, он понимал, что за день до Королла все равно не успеть, придется ночевать в лесу.
Адрил любил наведываться в Скинград. Однажды он помог братьям Сурили, отыскав для них двемерский механизм. Эта находка широко использовалась виноделами в производстве, давая небольшое преимущество перед винодельней Тамики. Немудрено, что братья всегда были рады такому гостю. Отдыхая и ведя мирную беседу, за парой бутылок их лучшего вина, следопыт никак не ожидал увидеть своего друга. Хмельной бард, ввалившийся в дом, также с удивлением уставился на следопыта. Родители Нарсила, всегда дружили с домом Сурили, выменивая рыбу на вино, так что и бард был не менее желанным гостем. Устроенный праздник, по такому случаю, еле пережили оба. Если бы не алхимические познания следопыта, то…
Выпытав, куда направляется Адрил, бард сразу же предложил свою компанию, и явно не понимая намеков (а может не желая) увязался следом. И теперь, бредя по лесу, Адрил с лихвой расплачивался за свою скромность. Точнее расплачивались его уши и уши несчастной гнедой.

Древним проклятьем, давно позабыт,
Демон подгорный, ожидающе спит.
Встрепенется, заслышав цокот копыт.
Держись окаянный! Идет следопыт!


— Нарсил, хватит! Не смешно! Я же просил… — Адрил бросил повод и обиженно ушел вперед.
Бард неуклюже сполз с лошади, взял ее под уздцы и кинулся догонять друга.
— Ну чего ты обижаешься. Это же просто песня.
— Из-за твоих «просто песня», люди начинают воспринимать меня как, какого то мифического воина, явно преувеличивая мои «подвиги».
— Да ладно тебе…
Адрил остановился, дернул плечом, спихнув от туда руку друга.
— Да? А как тебе это – «он правой рукой пасть людоеду раздирает, а левой, клейморой как кинжалом играет», или вот еще — «О! Следопыт, заступник людей. Воин, ведун, маг, чародей. Пример подражания для наших детей», или вот это – «От свирепого взгляда, дреморы бегут, а те кто останутся, тут же умрут». Это вообще ни в какие рамки не лезет!
— Ну и чего тут обидного? – Нарсил даже растерялся от такой критики.
— Чего обидного? Смеешься, да? – следопыт наконец-то остановился и в упор посмотрел на барда, — А то что, образ, создаваемый твоими просто песнями, ну никак не вяжется с моим личным. Наслушавшись твоих бредней, они начинают смеяться, когда видят меня или смотрят недоверчиво, а то и вообще за самозванца принимают и посылают подальше. Боюсь, что из-за тебя, я скоро работу потеряю. Или имя родное придется менять.
— Ну… Я… Ээээ… Ну я же не думал… Что так…
Адрил махнул рукой, взял повод и молча побрел дальше. Нарсил, зачехлил лютню, закинул за спину и последовал примеру друга.
Пройдя еще пару часов, путники остановились на обед. Выбрав подходящие место стоянки, под большим деревом, запалили маленький костерок, что бы разогреть оленину. Адрил достал из сумки сыр, хлеб и уже початую бутылку вина. Следопыт точно помнивший, что при отъезде бутылка была полная, вопросительно уставился на барда. Тот, с виноватой улыбкой, пожал плечами.
— Ну за что мне такое наказание… – пробормотал следопыт и уселся рядом.
Ели все так же молча. По мере заполнения желудка, настроение потихоньку возвращалось, и Адрил решил нарушить неловкое молчание:
— Нужно будет кострище поглубже закопать.
— Зачем? – не отрываясь от бутылки спросил бард.
— Тут олени ходят. Вон как все вытоптали. Наверное ручей рядом. Костер почуют, перестанут ходить здесь.
— Ну и что.
— Как что? Придется новые тропы искать, а там могут и на волков нарваться.
— Адрил, вот ты говоришь вытоптали. Что то не заметно. В моем понятии «вытоптали» это… ну… вытоптали, совсем вытоптали… нууу… понимаешь?
— Понимаю. Это просто ты не видишь. Вон, смотри, видишь четкий след копытца? А вон там трава примята. – Адрил любил кого-нибудь поучить своему делу и сейчас разгорячено вдавался в подробности, — Вон, сравни, тот след и этот.
— Ну и?
— Там трава примята больше. Когда олени идут на водопой, они практически всегда идут по своим же следам. По «натоптанному» так сказать.
— Ну а это тогда чей след?
— А это у них пополнение. Олененок маленький. Первый раз с ними идет, своего то не натоптано, вот и плетется рядом. Видишь кора оглодана? Зубки у него чешутся, недавно только на траву перешел. – увлекшись рассказом, следопыт незаметно перешел на чтение следов вокруг стоянки, — А вот эти бороздки, видишь? Вот петляют, совсем свежие…
Следопыт взвизгнул и в мгновение ока оказался на дереве с перепуганным выражением лица. Прижимаясь к ветке всем телом, Адрил тыкал пальцем в траву:
— Нарсил, убери её!!!
Бард вопросительно посмотрел на друга, перевел взгляд на кусты, неуклюже поднялся на ноги, отложив в сторону бутылку. Осторожно нагнулся над указанным местом и облегченно вздохнул.
— Адрил, это просто змея.
— Я знаю, что это просто змея, дурик. Убери ее. Убей!!! Брось в костер! – взмолился следопыт.
Нарсил подобрал палку, подцепил возмущенную змею и швырнул поглубже в лес.
— Спускайтесь, сэр. Я спас вас! – гордо продекламировал бард.
— Уходим!
— А как же костер??
— У Дагона в заднице, видал я этот костер. Она может вернуться!
Бард укоризненно покачал головой вслед испуганному другу. Сколько лет прошло, а он до сих пор боится змей, ну как ребенок. Закопав, как можно глубже, кострище, Нарсил побрел за следопытом, который успел отдалится на приличное расстояние.

* * *

Юная Лиана опустила два ведра, до краев наполненных водой, и отерла рукавом пот со лба. И почему нельзя завести ручей поближе к деревни? Отец говорил, что колодец, стоящий по середине деревни предназначен для жертвоприношения Покровителю, но почему нельзя сделать еще один для жителей? В свои четырнадцать лет, девочке очень тяжело ходить в такую даль за водой. А тут еще у отца колени ломить начало, ели ходит.
Девочка тяжело вздохнула, размяла затекшие плечи и осмотрелась. Уже стемнело, жители разошлись по домам. Выжженные руины некоторых домов, в который раз навеяли тоску и некий страх. Следы оставленные чужаками, пришедшими уничтожить Покровителя, еще долго будут напоминать о том ужасном дне. Еще не скоро дома отстроятся, вернув Хакдирту его былую красоту. Осматривая свою деревушку и восстанавливая дыхание, Лиана вдруг заметила, что крышка жертвенного колодца закрыта не до конца. Странно, ведь староста, всегда следил за этим лично. Вчера же, Покровителю опустили очередную аргонианку и за весь день никто не заметил открытого колодца? Бред.
Свет взошедшей луны точно падал на колодец. Лиана подошла поближе, попыталась сдвинуть тяжелую крышку. Но как бы она не тужилась, крышка не сдвинулась с места. Изнутри колодца послышалось шипение. Девочка закрыла лицо руками и отвернулась. Но сознание как будто не слушалось, заставляя против воли заглянуть в холодную пустоту жертвенника. На дне, четко различался силуэт аргонианки. Обнаженная, она стояла неподвижно, казалось даже не дышала. Только глаза объятые ужасом говорили, что она еще жива. Её тело, медленно обвивали кольца чешуйчатого тела. Лиана как завороженная наблюдала за действием закрыв рот ладонью.
Когда аргонианка полностью скрылась из виду, объятая чужим телом, в лунном свете появилась голова Покровителя. Мелькнул раздвоенный на конце язык и два огромных, золотых блюдца с вертикальным зрачком, на зубастой пасти, встретились с глазами Лианы. Покровитель вздрогнул. Хруст сломанных костей и сдавленный выдох аргонианки, эхом отразились от каменных стен колодца. Не отрывая глаз от девочки, покровитель вытянулся вверх чуть ли не касаясь крышки:
— Ты мне нравишшшшссссссся…

Перенесено с форумов , автор: Narsil

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.