Графомания по вОбле (Глава 4)

Читать главу 1
Читать главу 2
Читать главу 3

Покачиваясь на негнущихся ногах, я подошёл к эльфу, лежащему лицом вниз. Вокруг его головы растекалась большая лужа крови, заливая пол и часть ковра. Кряхтя и охая, я опустился на колени возле трупа.
В это время на крыльце раздались тяжёлые шаги, и почти сразу последовал стук в дверь. Бормоча проклятия и шипя от боли, я встал на ноги и громко спросил:
— Кто там ещё?
— Там ещё Биттнелд. Открой.
— Сейчас, — зажимая рукой рану на груди, я доковылял до двери и отодвинул засов.
Увидев мой окровавленный вид, капитан переменился в лице. Я едва успел отскочить в сторону, как он вломился в прихожую, одновременно выхватывая из ножен меч. Убедившись, что реальной угрозы моей жизни нет, Биттнелд немного успокоился и перестал размахивать оружием.
— Это кто? – спросил капитан, указывая клинком на труп. — И что он тут делает?
— Это данмер. И он тут… лежит.
— Вижу, что данмер, и вижу, что лежит, — Биттнелд загнал меч обратно в ножны. — А откуда он взялся?
— Откуда взялся? Да откуда я знаю. Из воздуха.
— Я серьёзно.
— И я серьёзно. Ты ушёл, я запер дверь. Вдруг сзади шорох, я обернулся. Ну, и вот…
— Та-а-а-ак… – протянул капитан. – А «вот» — это надо понимать, что на сегодня одного покойника мне было не достаточно, и потому ты решил подкинуть мне второго? И что теперь я должен доложить Ея Светлости, а?
— Что доложить? Да так и доложи, что дело Кантира раскрыто, убийца найден…. И уже наказан, — сказал я и ткнул пальцем в угол прихожей, куда перед началом схватки данмер бросил удавку.- Полагаю, что именно вон тем и был задушен моряк.
— И, кроме того, — продолжил я, силясь стянуть камзол. – Если в самые ближайшие минуты мне не сделают перевязку, я истеку кровью, и будет уже три трупа. И вот тогда тебе перед графиней точно не оправдаться. Особенно за третий.
— Что верно, то верно. И из всего, что потом сотворят со мной из-за тебя, клистир из скипидара будет наименьшим из худшего, – вздохнул капитан и, выйдя на крыльцо, заорал во всю силу своей глотки. – Джеф!!!
Я был готов поклясться всеми кабаньими рульками, которые съел до этого дня, что от его рыка подскочили не только стражники, но и все жители города. А потому не прошло и минуты, как посыльный капитана уже стоял в моей прихожей.
— Джеф, перевяжи-ка этого уважаемого горожанина, — Биттнелд кивнул головой в мою сторону.- Да поскорее, а то он уже умирать собрался, и если это всё-таки произойдёт, то по приказу вдовствующей графини наши с тобой головы украсят главные городские ворота, однако твоя там окажется раньше моей, потому что я лично об этом позабочусь. Понятно?
— Понятно, сэр! – гаркнул Джеф, молодецки прищёлкнув каблуком. – Разрешите начинать, сэр?
С определённой долей сомнения я посмотрел на стражника. Может, как ординарец он лучше и не придумаешь, но вот его познания во врачевании…
— Познания что надо, — произнёс капитан, словно прочитав мои мысли. – Зашивать раны портновской иглой точно не будет. У Джефа свой метод. Он им всех местных драчунов пользует, и никто ещё не жаловался.
Я перевёл взгляд на увесистые кулаки стражника. И в самом деле, попробовал бы кто пожаловаться… Расценив моё молчание, как знак согласия, Джеф метнулся на кухню за горячей водой, а на обратном пути прихватил из стойки бутылку бренди, не забыв её предварительно откупорить. О-о, а парень-то действительно знает, с какой стороны надо начинать. И пока доморощенный эскулап готовил всё необходимое, я незамедлительно припал к горлышку.
Закончив приготовления, Джеф быстро и аккуратно разрезал кинжалом мой камзол вместе с сорочкой. Затем, обмыв порезы водой, он прижёг их какой-то жгуче-едкой настойкой с умопомрачительным запахом сивухи, от которой бренди застрял у меня в горле, а глаза едва не выскочили наружу. Остановив кровотечение, Джеф осторожно начал сводить края ран, накладывая поперёк них узкие полоски ткани, пропитанные, судя по аромату, смолой коловианской сосны, предварительно разогревая их в горячей воде. Я скосил глаза на уже обработанную рану на груди. А ведь и в самом деле, после остывания смолы эти полоски прочно и надёжно зафиксируют края ран, и в последствие на теле не останется безобразных штопаных швов подобно тем, какие украшают физиономии немалой части воинственных нордов и орков, разве что тонкие, малозаметные рубцы. Вот уж воистину: век живи, век учись…
Несколько минут капитан молча наблюдал за действиями своего подчинённого, затем снова вернулся к лежащему на полу эльфу. Перевернув труп на спину, Биттнелд присел возле него на корточки и задумчиво проговорил:
— Ну-с, посмотрим, что тут с ним. Так. Понятно. Челюсть свёрнута… Передних зубов как и вовсе не было. Череп проломлен… По голове-то зачем бил да ещё так сильно? Теперь вот, благодаря тебе, и потолковать не с кем. Думаю, что он много чего интересного знал. В частности кто, зачем и почему. А сейчас, как ты сам понимаешь, из него и слова не вытянешь,- капитан тяжело вздохнул и выпрямился. — Ты сказал, что он появился из воздуха? Колдун? Боевой маг?
— Вряд ли, – я почесал за ухом горлышком бутылки. — И тот, и другой, для начала, просто бы обездвижил каким-нибудь заклинанием, а потом без хлопот тихо добил, а не стал бы тут размахивать удавкой и с мечом прыгать. Скорее всего, наёмник. Кого доброго в Сиродиле днём с огнём не сыскать, а уж этих-то развелось, хоть пруд пруди.
Джеф, закончив возню со смолой и тряпочками, критически осмотрел каждый шов. Не найдя изъянов, он обмотал меня бинтами, на чём и успокоился, решив, что для сохранения головы на плечах этого вполне достаточно. Собрав обратно в сумку все причиндалы, стражник отступил к стене и замер, как истукан, ожидая дальнейших распоряжений своего начальника, которые последовали незамедлительно.
— Значит так, — капитан щёлкнул пальцами. – Сейчас бежишь в караульную и по тревоге посылаешь сюда двух человек. Потом назначь четвёрку добровольцев из тех бездельников, что по все дни трутся возле ворот. Двоим дашь носилки, двум другим вёдра с водой и тряпки. К ним ещё двух стражников в сопровождение, и всех сюда. И быстро, быстро! Одна нога уже там, вторая… ммм… снова здесь. Ясно?
— Так точно, сэр! – проорал Джеф, выскакивая на улицу.
Подойдя к Биттнелду, я вытащил у него из-за пояса кинжал и одним движением распорол рясу данмера по всей длине. Под ней на эльфе была надета рубинового цвета кольчуга, усиленная спереди небольшими металлическими пластинками с незатейливым орнаментом в виде линий, состоящих из множества маленьких пятиконечных звёзд
— Странная какая-то кольчуга… Ты видел такую когда-нибудь? – спросил Биттнелд и, взяв из моих рук бутылку, присосался к её содержимому.
— Нет, — отрицательно покачал головой я.
— Вот и я нет, – пожал плечами капитан.
Встав на колени возле трупа, я начал перебирать пальцами подол доспеха, набранного из плоских колец размером около четверти дюйма или чуть меньше и внешне чем-то отдалённо напоминавшего рыбью чешую. Затем я подтянул край подола поближе к глазам и внимательно осмотрел несколько колец.
Биттнелд тем временем допил остатки бренди и присел на корточки рядом со мной:
— Ну, что скажешь?
— А что тут сказать… Серьёзная работа. Смотри, на каждом кольце есть небольшое утолщение с двумя выступающими точками с той и другой стороны. Похоже, что стыки были сделаны «внахлёст», затем сварены, а для дополнительной прочности ещё и укреплёны заклёпками. Сам понимаешь, что с одного колющего удара такой шов не порвать, да и от рубящего, благодаря плоским кольцам, этот доспех, скорее всего, защитит на много лучше, чем привычные для нас кольчуги.
— Понятно, понятно… — нараспев проговорил капитан, рассматривая не столько кольчугу, сколько широкий кожаный пояс и висевшие на нём небольшую сумку и два кошеля: один большой, другой вполовину меньше. Срезав их оба кинжалом, он распустил завязки и растянул устья. Большой кошель был набит золотом, во втором переливались кроваво-красные рубины размером с ноготь.
Взвесив на руке тот, что был с деньгами, капитан, ничтоже не сумняшись, высыпал половину септимов в свою сумку. То же самое он проделал и с рубинами.
В ответ на мой удивлённый взгляд, Биттнелд пожал плечами:
— А что? Ему-то теперь деньги и камни уже без надобности. Казна графини от этой мелочи тоже богаче не станет, а вот нам с тобой не грех и о будущем задуматься. Как сказал один мудрец: молодость дана людям для того, чтобы они могли обеспечить себе старость. Вот я и обеспечиваю. Так что, бери, не стесняйся, — добавил он, протягивая мне оставшуюся часть камней и денег.
С улицы донеслись шум и громкие выкрики. Я поднялся с колен, быстро затянул завязки и забросил кошели на верхнюю полку шкафа, стоящего возле лестницы. Распахнув дверь, в прихожую влетел Джеф, следом за ним две пары нищебродов, подгоняемых четвёркой стражников.
— Ага, прибыли! Так, ты и ты, — Биттнелд ткнул пальцем в двух стражников, что оказались к нему ближе всех.- Осмотреть весь дом от подвала до чердака самым тщательным образом, если кого найдёте, немедленно тащите сюда. Да, имейте в виду, что этот «кто-то» может быть невидим. И запомните, балбесы, после осмотра всё в этом доме должно остаться в целости и сохранности, иначе я сделаю так, что вас потом никакой лекарь не починит. Вам всё ясно? Вопросы есть?
— Никак нет! – гаркнули стражники, щёлкая каблуками.
— Вот и отлично. Теперь вы двое, — палец капитана переместился на нищих, что тащили носилки. — Этого погрузить и в замок на ледник. Бегом. Страже проконтролировать. А вам, — капитан перевёл указующий перст на вторую пару нищих с вёдрами в руках. – Прихожую прибрать и отмыть. И что бы ни единого пятнышка. Лично проверю. Ну? – он приподнял одну бровь, обводя взглядом вытянувшихся «во фрунт» стражников и сбившихся в кучу «добровольцев». — Чего стоим? Кого ждём? Считаю до трёх. Два уже было!!!
Зная крутой нрав капитана, дожидаться счёта «три» особым желанием никто не горел, а потому, загалдев, все разом кинулись исполнять полученные приказания.
Стражники, назначенные на осмотр, опережая друг друга, стремглав кинулись в подвал, едва не вынеся дверь вместе с навесами и косяком. Я закатил глаза и тяжело вздохнул.
«Добровольцы» — носильщики, понукаемые грозными окриками и руганью, уложили тело данмера на носилки и уже готовы были сорваться с места, как Биттнелд знаком дал команду стоять. Расстегнув поясную сумку эльфа, он запустил в неё руку и вытащил два небольших глиняных сосуда, запечатанных воском. Отступив на шаг, капитан коротко кивнул головой. Получив от стражников по тумаку, носильщики резво взяли «в карьер» и помчались в сторону замка, опередив конвой, по меньшей мере, ярдов на тридцать.
Не успели сапоги стражников прогрохотать по крыльцу, как уборщики с настораживающей ловкостью и проворством свернули ковёр и вместе с обломками витрины вытащили его на улицу. Освободив место, они дружно брякнулись на колени и принялись усердно отмывать и отскребать залитые кровью доски, не жалея ни воды, ни мыла, равно, как и самих досок.
В прихожую, едва не сбив с ног начальство, ввалились стражники, осматривавшие подвал. Дружно рявкнув извинение, они разделились: один, оглушительно топая сапогами, пробежал мимо меня вверх по лестнице, а второй с не меньшим грохотом ринулся осматривать первый этаж.
Я перегнулся через перила и заглянул в гостиную. Стражник быстро и со знанием дела проверял каждый квадратный фут комнаты, при этом тыкая мечом во все закутки и щели, включая и те, в которые смогла бы пролезть разве что крыса, и то в очень нежном возрасте.
Биттнелд стоял посредине прихожей, вертя в руках сосуды, вытащенные из сумки данмера:
— Евлампий, можешь подсказать что это такое?
Я выпрямился и, посмотрев на сосуды, утвердительно кивнул головой:
— Могу. Это бутылки для хранения зелий и эликсиров.
— М-да? Спасибо, а то я сам этого не знал. Лучше бы сказал, что там внутри.
— Нет ничего проще. На воске должен быть оттиск значка и печать алхимика, сварившего зелье.
Капитан ещё некоторое время изучал восковую заливку на обеих бутылках. Потом как-то неопределённо хмыкнул и пожал плечами:
— Что-то я ничего не пойму. Здесь только чья-то башка в капюшоне…
— Знак Тени. Это зелье невидимости. А что на второй?
— То же самое.
Я спустился с лестницы и, подойдя к нему, взял одну из бутылок. Укупорку, судя по ровному слою воска, явно делал мастер, но личная печать алхимика отсутствовала. Странно… Ладно, сейчас посмотрим. Потянув за торчащую из-под заливки бечеву, я сорвал воск и выдернул пробку. Из горлышка потянуло специфическим горьковато-кислым запахом смеси полыни и пустырника. Осторожно наклонив бутылочку, я вылил на ладонь несколько капель густой жидкости тёмно-зелёного цвета с лёгким коричневатым оттенком.
Растерев настой между пальцев, я чуть-чуть намазал себе язык:
— Всё верно, это самое оно и есть. Кроме того, в него замешано что-то ещё, но что и для чего, извини, не знаю. А, исходя из густоты и цвета, могу добавить, что делал его мастер. Очень большой мастер.
— Ясно. А кто бы мог быть этим мастером?
— Понятия не имею. Во всяком случае, из тех алхимиков, кого знаю, никто. Понимаешь, Биттнелд, процесс приготовления зелья невидимости самый сложный и самый трудоёмкий. В нём имеет значение абсолютно всё: и качество сырья, и то, как его собирали и обрабатывали, и то, насколько точно были выдержаны пропорции при смешивании компонентов, и ещё большая куча всего-всего. И главное, нет никаких гарантий, что желаемое всё-таки получится. Вот потому маститые алхимики, дорожа своей репутацией, за это зелье берутся крайне неохотно. А то, что можно купить в лавках, назвать зельем невидимости не получается даже с огромной натяжкой. Хотя и эта бурда имеет спрос, но в основном у знахарей и лекарей, использующих её в качестве рвотного или слабительного. Правда, в Имперском Университете Таинств есть пара-тройка алхимиков, которым под силу сварить нечто похожее, но их зелье намного ниже качеством и даёт невидимость минут на десять, максимум, на пятнадцать. Это же, как я предполагаю, действует значительно дольше, может час, а может и два…
— Прошу прощения, сэр, — обращаясь к капитану, перебил меня один из стражников, осматривавших дом. – Ваше приказание выполнено. В доме чужаков нет.
— Вы в этом уверены? – прищурив один глаз, спросил Биттнелд, и как мне показалось, с некоторой долей сомнения.
— Так точно, сэр, уверены! – хором ответили стражники, вытягиваясь в струнку.
— Это хорошо, что уверены, но смотрите у меня, — капитан погрозил им кулаком. – Если проморгали какого злыдня, пеняйте на себя, — и, выставив указательный палец, он прочертил в воздухе горизонтальную линию на уровне шей своих подчинённых, не двусмысленно намекая на то, что их ждёт в этом случае.– Всё, свободны.
Отдав капитану честь, стражники протопали к выходу. Когда они вышли на улицу, я вернулся к прерванному разговору:
— И вот что ещё. Чтобы приготовить высокоэффективное зелье, подобное этому, одних только знаний и опыта не достаточно. Без хорошего оборудования всё это пустая трата сил и времени. То, какое находится в обиходе даже у мастеров от алхимии, не в счёт. Совершеннейшее барахло. Сам таким пользуюсь, знаю.
— А зачем тогда пользуешься?
— Да затем, что другого-то всё равно нет.
— Вот так? А на заказ?
— Гиблое дело. С полгода назад я уже пробовал, но безрезультатно. Ни один мастер не взялся изготовить лучше того, которое уже есть. Хотя знаешь, одно время до меня доходили слухи, что кто-то из искателей, якобы, находил где-то в пещерах или руинах оборудование, сделанное не то двемерами, не то айлейдами. Вот оно, думаю, вполне могло бы подойти. Но ручаться за достоверность этих рассказов не могу, поскольку сам не видел ни того, что находили, ни того, кто находил. Спроси-ка лучше у Тикиуса. Может, этот ящер что-нибудь подскажет.
— Ага, подскажет… Он и раньше-то был не сильно разговорчив, а после того, как кто-то исхитрился умыкнуть у него из под носа уникальную магическую книгу и передать её Иране, похоже, совершенно одичал. И взгляд у него стал какой-то… плотоядный. Того и гляди цапнет, — Биттнелд потёр лоб. – Хорошо, давай прикинем, что мы имеем. Допустим, эльф наглотался варева и стал невидимым. Это легко и просто объясняет, почему в городе его никто не заметил. Однако это не объясняет того, как он сумел вчера вечером попасть в комнату к Кантиру, а сегодня утром — к тебе в дом. Ведь при попытке открыть дверь, да и вообще к чему-либо прикоснуться, действие зелья тот час бы и закончилось. Правильно? Правильно. И в этом случае его хоть кто-то да увидел бы. Допустим, что вчера в трактире из-за обилия желающих выпить Эмфрид могла и не заметить, когда он зашёл. Но как он сегодня утром оттуда вышел? Или здесь, например? Ведь Джеф и второй стражник стояли практически у самых дверей, причём закрытых, однако… – Биттнелд внезапно осёкся и посмотрел на меня. Я понял, что пришло ему в голову, и мы вместе посмотрели на Джефа, который, в свою очередь, тоже догадался, какая мысль посетила наши головы. И содержание этой мысли не сулило ему ничего хорошего.
Всё было действительно очень просто. Данмер, пользуясь долгодействием зелья, терпеливо ждал, когда кто-нибудь, входя или выходя, откроет широко дверь, а ещё лучше, распахнёт её, как это сделал Джеф, когда заносил карту. Таким образом, эльфу не составляло особого труда проникать туда, куда ему было нужно, не теряя при этом маскировки.
Капитан шагнул к ординарцу и, ухватив его за наплечники, припёр к стене:
— Джеф, ты болван и олух, ты… ты безмозглое животное с рогами!!! Да я тебя скручу в бараний рог, сотру в порошок и сгною на работах, я тебе такое устрою, что юго-восточная граница после этого покажется тебе просто раем!!!
Пунцово-красное лицо Джефа сначала побледнело, а потом приняло зеленовато-серый оттенок, как у покойника. Юго-восточная граница – это почти непроходимые болота и топи Чернолесья, нашпигованные всякими тварями, вроде болотных троллей и сухопутных дреугов, жуткой помеси неизвестно какого гуманоида и скорпиона размером с лошадь. Плюс к этому регулярные стычки с аргонианскими контрабандистами и охотниками-браконьерами, а также расставленные ими западни и капканы, которые, если не убивали человека сразу, то делали из него пожизненного калеку. В не столь отдалённом прошлом перевод в сторожевые отряды представлялся немногим лучше смертной казни через колесование, и потому сюда отправляли служить только самых отпетых штрафников со всех гарнизонов Империи. Из каждой сотни солдат через год в живых оставалось не больше половины. И хотя в настоящее время рейды в глубь болот были отменены, а отряды только обеспечивали безопасность на торговом тракте из Сиродила в Чернотопье и контролировали передвижение на нескольких тропах в районе Топальского увала, погибших и пропавших без вести всё равно продолжали считать десятками.
— Всё, — капитан громко топнул ногой. – Я с тобой позже разберусь, а сейчас, бес, изыдь с моих глаз, не вводи во грех!
Как только Джеф выскочил за дверь, Биттнелд повернулся к навострившим уши уборщикам:
— Вот что, боталы, о том, что вы тут видели и слышали, настоятельно советую не болтать, а ещё лучше – забыть. И если посмеете брякнуть о произошедшем здесь не то, что слово, а даже полслова, я собственноручно отрежу ваши языки, затем отрублю руки и ноги, а то, что останется, засуну в мешок с пещерными гадюками. Вы меня знаете.
Лицо капитана расплылось в широкой лучезарной улыбке, от которой потянуло таким ледяным холодом, что мурашки пробежали по спине даже у меня. Нищие усиленно закивали головами в знак полного понимания и согласия, а затем ещё усерднее налегли на скребки, поёживаясь от пристального взгляда Биттнелда.
Дождавшись окончания уборки, капитан осмотрел прихожую и, не найдя к чему придраться, отпустил уборщиков. Гремя вёдрами, они бросились к выходу.
— Эй, постойте! – громко крикнул я. Нищие моментально замерли и медленно повернулись ко мне. В их широко раскрытых глазах читались неподдельный страх и ужас. Ну, Биттнелд, ну, капитан, это надо ж было так людей запугать…
— Там, на крыльце, — я ткнул пальцем в стену, — лежит ковёр. Можете его забрать в качестве оплаты за уборку. И остатки витрины тоже.
Нищие обрадовано переглянулись и, низко поклонившись, вылетели наружу.
— Скажи, Биттнелд, ты и в самом деле отправишь Джефа в Чернолесье? – спросил я, усаживаясь на лестничную ступень. – Он там не выживет. Тебе его не жаль?
— Жаль? – брови капитана подскочили вверх. – А знаешь, что бы произошло, если бы данмер тебя убил? Тогда в эти чёртовы болота отправилась бы вся стража Коррола во главе с капитаном.
— Но, ведь не убил же.
— Слава Девяти. Будем считать, что сегодня нам всем крупно повезло: тебе, мне, Джефу и даже этим попрошайкам. Зря ты им ковёр отдал. Они его теперь неделю у Эмфрид пропивать будут. А что касается Джефа… Не переживай, не пошлю, но уборка конюшен на пару месяцев ему обеспечена однозначно. Вот так. Ладно, Евлампий, извини, я пойду. Графиня уже заждалась моего доклада, а надо успеть провести ещё одну разъяснительную беседу.
— С носильщиками? Им ты тоже пообещаешь мешок со змеями?
— Нет, им я этого обещать не буду, — Биттнелд задумчиво посмотрел в потолок. – Я им предоставлю право совершенно свободного выбора между клеткой с голодным троллем и бочкой, утыканной гвоздями.
— Добрый ты какой однако… — развёл я руками.
— В самом деле? – капитан снова приподнял брови. – А ты, случайно, не помнишь, кто это ещё пару часов назад просил меня дать укорот болтунам? Не помнишь, нет? Зато я помню, и потому не замедлю укоротить языки ровно на голову, если будут болтать лишнего, – с этими словами Биттнелд пожал мне руку и вышел.

Перенесено с форумов MTES, автор: Mefodiy

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.