Амбразура Амброзии, Часть II (главы 10-13)

Читать часть I (главы 1-4)
Читать часть I (главы 5-7)
Читать часть II (главы 1-5)
Читать часть II (главы 6-9)

10
Ашад



Один как Амид и Ашим. Твоё одиночество, Ашим, оказалось заразным. По крайней мере для меня.
— Что ж, — сказал я, — живи счастливо, Амид.
— Живи счастливо Ясав, — ответил мне он.

Я сделал всего несколько шагов, когда вспомнил ещё кое-что.

— Скажи, — спросил я, обернувшись назад, — а что значит «крысиный хвостик»?
— Ну, — замялся Амид, — первые мысли о том, что я становлюсь твоим вторым лицом были так мимолётны, словно мышь пробежавшая по полу. Была она, а вот её и нет. А потом мысли стали появляться чаще. Сначала они стали отчётливым мышиным хвостом. А потом наглой мышью сидящей посередине комнаты и даже не пытавшейся убежать. Само собой, мышь вскоре превратилась в крысу.
— Понятно, — вздохнул я, — прощай…
* * *

Я шёл к своему дому. Шёл через гаражи. Где-то здесь, среди них, два дня назад Амид стоял и слушал наш с Лириком разговор. Где-то здесь… И тут я услышал чей-то голос:
— Тише, маленькая, — шептал он.
Я затаился. Зачем? Почему не вышел, не поприветствовал? Не знаю. Я просто слушал. Точнее я подслушивал.
— Они вернутся, я обещаю, — продолжал голос.
— Обещаешь? — с надеждой прозвучал второй, жутко писклявый голосок.
— Обещаю.
— Тут кто-то есть, — настороженно сказал писклявый голос, спустя несколько мгновений.
Я вышел из своего укрытия. Скрываться дальше было неприлично и глупо. Тем более, я уже знал, кто это.
— Счастья тебе, Ашад, — сказал я.
— Счастья и тебе, Ясав, — сказала она. А сзади неё пряталась кукла. Выглядывала из-за длинного платья, спускавшегося почти до лодыжек.
— Подслушивал? — спросила Ашад. В её голосе не было укора или обиды. Скорее надменность.
— Нет, — соврал я, — я шёл домой. Я живу здесь.
И сам чувствую — не убедительно. Плохой из меня враль.
Ашад посмотрела на меня сощурив глаза, но промолчала. Не верит. И правильно делает, всё-таки я вру.
— На самом деле подслушивал, — сдался я под её взглядом, но тут же начал оправдываться, — я услышал голоса и насторожился.
— Неужели наши голоса так похожи на голоса Авласа и Скама? Или тебе есть кого бояться помимо них?
— Нет, — сказал я совсем другим голосом. Серьёзным голосом. Что именно «нет» — спутал голоса или что бояться мне некого, я не стал уточнять.
Мой голос изменился от оправдывающегося, до серьёзного. И взгляд Ашад изменился. Она уже смотрела на меня не с надменным прищуром, а с интересом. Так смотрят на фотографию в старом альбоме, где среди несуществующих людей, вдруг узнаёшь себя.
От Ашад не укрылось, то, что я резко изменился после этого вопроса. Она умная, она всё замечает. Не даром она старше любого из нас.

— Яся говорит, что здесь что-то произошло, — сказала(?), спросила(?) она.
Не трудно догадаться, что Яся — это её кукла. Вон, сразу скрылась за платьем, как только Ашад назвала её имя.
— Случилось, — не стал я врать. К тому же, всё равно ничего не выйдет. Ашад, конечно, не Нави, но она и без его особенности прекрасно видит, когда кто-то врёт. Тем более, если этот кто-то — я.
— Расскажешь?
— Нет, — ответил я, а глаза сами собой опускаются вниз.
— Значит нужно найти Норда, уж он-то точно должен знать, что происходит и не сможет не рассказать.
Ашад повернулась и собралась уходить.
— Подожди, — остановил я её, — я расскажу.
Вот ведь какая наша Ашад — хочешь не хочешь, а делаешь то, что она хочет. И совсем не из-за её особенности. Просто она сама по себе такая. Хотя… шальная мысль пробежала у меня в голове. Той самой мышкой, какой она бегала в голове у Амида. Ашад умеет оживлять куклы. Кукловод. Может и мной она также манипулирует, как и куклами?
Нет, бред! Её куклы живые, она не управляет ими. Она просто оживляет их. Кыш хвостатая мысль!
— Так ты собираешься рассказывать?
— Собираюсь, — вздохнул я.

Я рассказал ей о том, как Авалс и Скам напали на Анирам. И то, что мы сделали с ними после этого. О крыше. О ночи проведённой на кухне у Лирика. А потом я рассказал, о том, что Скам остался жив.
Мне стало легче. То что произошло, вдруг перестало так сильно давить на меня. Зато оно заметно стало давить на Ашад.
Я давно уже закончил свой рассказ. Стою, молчу. И она молчит. Только смотрит на меня. Толи осуждающе, толи изучающе. И тут её взгляд меняется. Она снова смотрит с той самой некоторой надменностью, какая присуща только кошкам.
— Это ведь не всё? — говорит она.
— Не всё, — киваю я.

— Ты, наверное, заметила, — через некоторое время произнёс я, — у меня теперь только одно лицо.
— Заметила, — кивнула она.
— Моё второе лицо уснуло почти неделю назад, когда я нарвался на Ашима. Оно так и не проснулось.
— Понятно, — сказала Ашад.
— Амид считает..., — начал было я, но тут задумался, а стоит ли вообще говорить об этом? А через мгновение понял — я уже начал говорить. Сказал А, говори и Б.
— Амид считает, — продолжил я, — что теперь я пытаюсь поглотить тех, с кем общаюсь и сделать их своим вторым лицом. Сам я этого не хочу, — поспешил оправдаться я, — это просто происходит само собой.
— И сейчас?
— Не знаю, — пожал я плечами, — наверное. Но тебе нечего беспокоиться, это происходит не так быстро.
— А я и не беспокоюсь, — ответила она.
Я поднял глаза, всё это время я смотрел себе под ноги. Ашад всё так же надменно смотрела на меня. Без тени страха или опасения.
— Мне кажется, — сказала она, — Амид всё преувеличивает. Но даже если это и так, то в любом случае, вряд ли кому-то грозит стать твоим вторым лицом.
— Почему? — спросил я.
— А ты не заметил?
— Чего?
— Мы все теряем наши особенности.
А ведь она права. Вот только я не знаю чего больше бояться — того, что я могу поглотить кого-то или того, что мы останемся без особенностей. Хотя… я уже без них, а значит этого мне бояться уже поздно.
— Покажешь где живёт Лирик? — вдруг спросила Ашад, — Я хочу навестить Скама.

11
Все



По дороге к дому Лирика, мы встретили Амида и Анирам. Это встреча была бы совсем неловкой, если бы не Анирам. Она выглядела потухшей, поникшей. Увидев её такой, я напрочь забыл и думать об Амиде и его словах: «не подходи ко мне больше, ладно?».
Это сейчас, когда мы вчетвером идём к Лирику, я вспоминаю их, и глаза сами собой прячутся от взгляда Амида, и в то же время, всё норовят повернуться мельком в его сторону.
Но это сейчас, а тогда…
Они вышли из-за угла дома. Амид шёл плотно сжав губы, хмуря брови. Он о чём-то напряжённо думал и не сразу заметил нас. Рядом с ним шла Анирам. Шла шаркая ногами, опустив взгляд в землю.
Анирам была закутана в серую простыню из-под которой виднелись её босые ноги. Она придерживала простыню руками, кулачками прижав их к груди. Её голые плечи были измазаны какой-то гадостью. Волосы слипшиеся и грязные облепили её лицо. Подойдя ближе мы почувствовали резкий неприятный запах. Да что там запах, откровенную вонь. Пота, затхлой грязи и испражнений.
— Ани… — жалобно пропищала Яся.
— Что случились? — спросила Ашад, забыв про всякие приветствия.
— Я нашёл её такой, — сухо сказал Амид.
— Ей нужно срочно в ванну, — пропищала Яся.
— У меня дома давно уже нет воды. Из всего что у меня было, только эта простыня. Потом мы пошли к тебе, Ясав. Но дверь была закрыта. Тебя не было. Я веду её к Лирику.
— До меня ближе, — сказал я, — пойдём.

До моего дома шли молча. Только Яся один раз забывшись затянула своим тоненьким голоском какую-то мелодию. Но Ашад беззлобно шыкнула на неё и та зажав рот ладошками замолчала.

Дома Ашад и Анирам ушли в ванну, оставив дверь нараспашку, иначе они ничего не разглядели бы в полной темноте. Иного света, чем тот, что падал из окна не было. Нас с Амидом они прогнали на улицу.
— Ашад считает, что ты преувеличиваешь, — сказал я, только ради того, что бы не молчать.
— Возможно, — пожал плечами Амид.
— Да и в любом случае, все теряют свои особенности, — продолжил я, — вряд ли я вообще хоть кого-то поглощу.
— Вряд ли, — кивнул Амид.
Он не слушал меня. Он всё так же о чём-то думал не обращая внимания ни на что вокруг. Я не стал ему мешать.

Через час спустились Ашад и Анирам. Анирам была одета в длинную футболку, свисающую ниже колен. На ногах огромные тапки-шлёпанцы. Кожа Анирам была какой-то рыжей, почти красной. Такими же были и руки Ашад.
— У тебя вода ржавая, — ответила она на наш невысказанный вопрос.
— Ржавая, — поддакнула в ответ Яся, выглядывая из-за её ноги.
— У Лирика вода чистая, — вспомнил я.
— Мы всё равно туда направлялись, — улыбнулась Ашад, — видимо придётся туда всё-таки идти.
— Все дороги ведут к Лирику, — как-то невпопад пробормотал Амид.

* * *

Их было слышно задолго до того, как мы вошли во двор Лирика. Нет, они ни кричали и ни шумели. Они просто разговаривали. Но голоса очень хорошо слышны в нашем Тихом городе.

Лирик сидел на автомобильной шине, наполовину вкопанной в землю. Левая рука у него всё так же была забинтована. Справа от него на корточках сидел Скам. Слева же стоял Атикин. Стоял опираясь спиной о скелет металлической лестницы, тоже вкопанной в землю. Тут во дворе у Лирика всё вкопано в землю. И лавки и ножки от стола (столешницу давно сорвало ветром). И даже остов ржавой машины наполовину был вкопан в землю. А может машина сама провалилась под землю — зачем кому-то наполовину закапывать её?
На машине сидел Норд и Атевс. Гело устроился на одной из ножек стола. Спиной к нам стоял Мидав. Его легко узнать даже со спины, только у него такие кудри.

— Тут что, — спросил я у Ашад, — все что ли собрались?
— Почти, — ответила она, — я не вижу Налсура и Нави. Само-собой, не упоминая об Ашиме. Окажись он здесь, всех как ветром сдуло бы.
— Это если его особенность ещё действует, — напомнил я.
— Если ещё действует, — сказала она как-то отстранённо. Толи повторила за мной, толи подтвердила мои слова. Я так и не понял. А спросить (даже если я и решился бы спросить), мне не дали. Лирик заметил нас.
— Счастья вам, — крикнул он нам и помахал нам рукой.
— Счастья и вам, — сказали мы, подойдя поближе. Зачем кричать?
Все изучающее смотрели на нас. В основном, конечно, на Анирам. Видеть её такой непривычно. Даже я до сих пор не могу привыкнуть. Будто кто-то другой, кто-то новый. Кто-то посторонний.

— Можно воспользоваться твоей ванной, Лирик? — нарушила молчания Ашад.
— Да, да, — закивал тот, — конечно можно. Пойдём, я провожу.

Лирик встал с колеса и повёл Ашад и Анирам к себе. Скам пошёл с ними, держась как можно ближе к Лирику. Как Лирик вообще смог вытащить его на улицу?

— Норд нам всё рассказал, — раздался серьёзный голос Мидава, когда Лирик и остальные скрылись в темноте подъезда.
— Не сомневаюсь, — буркнул я.
Лицо Мидава очень напоминало мне лица памятников. Такие же суровые и задумчивые. А может и осуждающие. Но тут осуждение пропало с лица Мидава и он сказал совсем другим голосом:
— А я вчера ногу подвернул. Больно.
Мидав у нас неуязвимый. Он спокойно может сигануть с крыши и ему ничего не будет… Мысль о крыше напомнила о той ночи. Странное ощущение. Так синяк спустя какое-то время уже не болит, но если до него дотронутся, то он напоминает о себе не то болью, не то чем-то приятным… странно, что мне показалось приятного в той ночи? Ничего. А всё равно какое-то странное чувство. Крыша… Крыша. Очень странно.
— Что молчишь? — вытряхнул меня из моих размышлений Мидав. При том вытряхнул в буквальном смысле. Оказывается он держал меня за грудки и тряс.
— Отстань от него, — вмешался Амид.
— Ты тоже виноват! — огрызнулся на него Мидав. Вот только в его голосе вдруг проступили плаксивые нотки. Да он плачет!
Мидав отпустил меня и рукавом вытер слёзы, которые всё равно продолжали течь по щекам. Отвернулся, сел на корточки. Не хочет показывать слёзы.
— Так сильно подвернул ногу? — спросил я.
— Да при чём тут нога! — отмахнулся Мидав…

— А в чём дело? — спросил я, спустя некоторое время, когда стало понятно, что Мидав не собирается продолжать.
— Мне страшно. Я не знаю что будет дальше.
Он уже перестал плакать. Просто сидел на нас снизу вверх.
— Смотрите, — воскликнула Атевс. Она стояла в полный рост на крыше полузакопанной машины и указывала рукой куда-то за наши спины.
Мы обернулись, там, во двор шли две фигуры. Кто это разглядеть было сложно из-за солнца бившего в глаза. Впрочем, кто это, можно было догадаться и так. Единственные кого не хватает среди нас, не считая Ашима, это Нави и Налсур.
— Вот все и собрались, — тихо сказал Амид.

12
Скам



Как раз сейчас из подъезда вышел Лирик и Скам. К нам они подошли одновременно с Нави и Налсуром.
У Налсура была забинтована рука. Он держал её на уровне груди, прижимая ей к себе какой-то металлический прут. Нет, я ошибся. Он не прижимает его. Прут торчит прямо из его руки.

— Счастья вам, — сказал Нави.
Оказывается не только я пялился на руку Налсура. После приветствия Нави, все стали неловко отводить глаза и стараться не смотреть на злополучный прут.
— Счастья и тебе, — в разнобой ответили мы. Почти все. Кто-то промолчал, кто-то просто сказал «и тебе так же». А кто-то просто сказал «Счастья». Я был среди тех кто промолчал. Всё чаще замечаю за собой, что мне всё труднее говорить это дурацкое приветствие. Язык не поворачивается.

Про Налсура никто не стал спрашивать, даже Норд. Хотя время от времени, каждый бросал неосторожный взгляд на его руку.

Через полчаса вернулись Ашад и Анирам. На этот раз она была одета уже в другую футболку, хотя и такую же просторную, как и предыдущая. Огромные тапочки на её маленьких ногах остались прежними.

— Что ж, — спустя какое-то время, когда молчание затянулось, произнёс Амид, — раз все собрались, значит надо всё рассказать. Кто-то слышал об этом раньше, кто-то в этом участвовал. Но все должны знать, что произошло.
И Амид начал рассказ. Он рассказал с самого начала. Не с того, как мы увидели избитую Анирам, а с нашей с ним встречи с Ашимом. Он так же рассказал и о своих подозрениях на счёт меня, о том что я поглощаю его.
А потом он рассказал о том как он решил избавиться от Авалса и Скама. В этот момент все глянули в сторону Скама, тот никак не отреагировал, хотя слушал внимательно.
Скам, казалось, слушал не о себе, а о ком-то другом. Даже, когда рассказ Амида дошёл до Крыши, Скам всё так же не проявил никакого беспокойства. Слушал с интересом.

В конце концов, рассказ Амида подошёл к концу:
— А утром я и Ясав ушли. И лишь на следующий день я узнал, что Скам жив.
Все молчали и не спешили с вопросами.

— Я хочу рассказать, — вдруг раздался голос Скама, все посмотрели на него, будто немой с рождения вдруг заговорил, — я хочу рассказать, как я остался жив.

* * *

Все знают, что ночью просыпаются те, кто живут в темноте. Это знали и мы с Авалсом. Сначала мы подумали, что вы просто хотите нас напугать, проучить. Или мы так успокаивали себя. По крайней мере, я этому не верил, а Авалс продолжал это твердить. Хотел успокоить меня.
Чем дольше мы там оставались, тем меньше в нём оставалось убеждение в этом. А когда стемнело… Знаете, он предложил спрыгнуть с крыши. Ведь все раны на утро заживают. Мы не смогли. Смотрели вниз и не могли себя заставить. А когда пришли Они, было уже поздно.
Они издевались над нами, играли, как кошка с мышкой. А потом им надоело и один из них ударил Авалса. Тёмная рука прошла сквозь него, разорвав на нём одежду. Там где прошёлся каждый палец, рвалась ткань, хотя сам Авалс, казалось, оставался невредим, только вдруг побелел. Так он стоял бледный и неподвижный. А потом вдруг оглушительно закричал. Как долго длился его крик я не знаю. Я почти задохнулся, потому что всё это время не мог вздохнуть. Так бывает, когда тебе ударят в грудь. Хватаешь ртом воздух, а не дышится.
Потом, вдруг Авалс прекратил кричать, кинулся ко мне и резко рванул меня за руку. Он хотел выкинуть меня с крыши. В этот момент ко мне вернулось дыхание и я жадно хватая воздух и плача просил его не делать этого.
— Если ты сам не можешь прыгнуть, я помогу тебе, — просипел он. Голос у него сел окончательно. А еле расслышал его слова.
— Не надо, — плакал я.
И тогда Авалс вцепился в чёрный лоскут рубероида и стал яростно его дёргать. В конце-концов, он смог оторвать его. Огромный чёрной лоскут. Он укрыл им меня. Закутал с головы до ног.
Дальше я ничего не видел, а только слышал. У Авалса откуда-то вновь появился голос, хотя минуту назад он только и мог, что сипеть. А потом крики стихли, и я остался лежать в темноте, стараясь не только не двигаться, но и дышать через раз и очень тихо. Я даже не мог понять открыты у меня глаза или закрыты. Как я уснул я не помню.
Что было когда я проснулся, я помню смутно и отрывками. Помню как выбирался из рубероида, а потом вдруг у меня потемнело в глазах. И дальше только урывками. Чья-то тёплая рука ведёт меня вниз по ступенькам. Долгий путь через двор, а впереди чья-то спина. Кто-то большой ведёт меня.
Сейчас я понимаю, это был Лирик. Странно видеть его таким большим. Он на голову выше меня, прямо как Авалс.

* * *

— Сволочи вы, — вдруг сказала Атевс, после долгого молчания, которое повисло в воздухе, когда Скам закончил свой рассказ.
— Если бы ты видела Анирам тогда, ты бы нас поняла, — возразил я. В этот момент я совершенно не злился на Скама, который никак не был похож на прежнего наглого жирдяя, терроризировавшего всех нас. Зато я злился на Атевс.
— Кстати, — вдруг совсем забыв обо мне, и о злости, воскликнула Атевс, — а что случилось с Анирам?
— Тебе же сказали, её избили Авалс и Скам, — грубо напомнил я.
— Да не тогда, — отмахнулась она, — а сейчас.
— Я уже спрашивала, — сказала Ашад, — она не хочет об этом говорить.
— Я, кажется, знаю, — медленно, задумчиво, произнёс Амид.
— Что? — сразу навострила уши Атевс.
— Нам надо вернуть Авалса, — вместо ожидаемого ответа сказал Амид.
— А я думала ты знаешь, что случилось с Анирам, — расстроено пробормотала Атевс.
— Скорее догадываюсь и если моя догадка верна, то нам нужно вернуть Авалса.
— И как ты собираешься это сделать? — спросил Норд.
Остальные поддакнули: да, как?

— В Запретном Начале.

13
Запретное Начало



До того, как Амид сказал эти два слова, никто из нас не помнил об этом. Никто из нас не знал туда дороги, хотя это находилось буквально через несколько домов отсюда. Но как только он сказал, каждый из нас вспомнил.
Сейчас мы идём туда. Первым идёт Амид, за ним иду я и Анирам. Далее идёт Лирик, рядом с ним Скам. Следом идут Гело, Норд и Атевс. Немного отстав от них, идёт Ашад со своей куклой Ясей. Последними идут Атикин, Нави, Налсур и Мидав.
Уже начинает темнеть, но нас это не беспокоит…

— Ты хочешь идти прямо сейчас? — спросил тогда я, — но скоро стемнеет!
— Мы разведём костёр, — вместо Амида ответил Атикин, — в последнее время очень сложно найти подходящее укрытие на ночь. А когда путешествуешь так, как я, это приходится делать каждый день. И тогда, когда найти убежище не удаётся, помогает костёр. Тени боятся света, Ясав.
— Да, — подтвердила Ашад, — главное не дать костру потухнуть до восхода.
Они все путешествуют. Единственные, кто постоянно живёт в домах, это я, Амид, Лирик и Гело. Мы ничего не знаем о путешествии.
Да, ещё, свой дом имели Авалс и Скам.


Сейчас мы проходим последний дом, за ним находится Запретное Начало. Мы идём и видим, как за краешком дома проступает Двор. У меня в памяти тут же всплывает картина детских площадок перед моим домом…

Квадраты песочниц без песка — его давно размыло дождём. Качели. Деревянное сиденье-перекладина давно уже оторвалась, остались только цепи, свисающие вниз. Покосившаяся набок карусель...

Здесь всё иначе. Здесь только одна детская площадка. Квадрат песочницы, с горкой песка. Качели, лавка. А рядом с лавкой урна, доверху заполненная алюминиевыми банками из-под пива. Осколки зелёного и коричневого стекла блестят повсюду. И под лавкой, и под качелями. И даже в песке квадрата песочницы. Чья-то забытая куртка лежит на деревянной перекладине качелей. И никакой ржавчины. Только местами облупившаяся краска.
Вот оно — Запретное Начало.

— Пришли, — прошептал Амид.

Мы долго стояли рассматривая то, с чего всё началось.

— Темнеет, — вдруг раздался голос Ашад, — нам надо собрать дрова.
— Можно я побуду здесь? — спросил Атикин, — устал я.
И он сел на лавку. Атикин, который всегда стоял на ногах — сел на лавку. Что бы ни задумал Амид, нам надо спешить.
— Я посмотрю в том доме, — сказал я и направился к ближайшему подъезду.
За моей спиной каждый выбирал себе свой участок для поиска дров. Анирам осталась с Атикином. Она гладила рукой его по голове. Молча.

Войдя в подъезд, я услышал музыку. Приглушённую еле различимую. Я кинулся на звук, но он постоянно убегал от меня. Вот за этой дверью она играет, думаю я, распахиваю дверь — там пустота. А музыка издеваясь отплывает на этаж выше. В следующий раз в квартиру напротив. Затем на этаж ниже. Не хочет музыка, что бы я её поймал.
И тогда я прислушался, что бы хотя бы отсюда дотянуться до неё… Невесёлая музыка.

В вышине сверкают звёзды
Одинокие безмерно.
Между ними пролегают
Миллиарды километров.

От одной звезды до прочих
Не добраться за всю жизнь
Докричаться невозможно
И вокруг них ни души.

Вот и светят звёзды ярче
Маячками для других,
Прожигая своё тело
Что бы им не быть одним.

И разбрасывают звёзды
Во все стороны лучи
Руки тянутся друг к другу
Вдоль по млечному пути

Долетят, коснутся пальцы,
Мы нащупали, нашли.
Мы с тобой нашли друг друга
Звёзды всё же не одни…

Жаль что встретятся лучи
Без тебя и без меня.
Ведь пока летят они,
Мы сожгли себя дотла.

Я слушал песню. Казалось пока я в неё вслушивался, она перестала убегать и играла уже прямо здесь. В той же комнате, где я находился. Но вот она закончилась и какое-то время эхом ещё играла у меня в голове. В моей памяти.
И тут я опомнился, я же должен собрать дрова! Я быстро собрал обломки мебели и побежал вниз. Как долго я пробыл там? Наверное уже все собрали кучу дров, один я прибегу сейчас с жалкой охапкой щепок!

Зря я беспокоился. Во дворе, на скамейке напротив песочницы, всё так же сидел Атикин, и Анирам всё так же гладила его по голове. Никаких дров рядом с ними не было.
— А где остальные? — спросил я сбрасывая свою добычу.
— Пока ещё не пришли, — сказал Атикин, — ты первый.
— Что они так долго? — я начинал волноваться. Может быть они так же как и я услышали мелодию и до сих пор находятся под её чарами.
— Не беспокойся ты так, — усмехнулся Атикин, — и минуты не прошло. Не все же такие резвые как ты.
— Как минута? — удивился я.
— Ну, может три минуты, — пожал плечами Атикин. А увидев мой недоумевающий взгляд добавил:
— Ты только три минуты назад забежал в подъезд.
— Мне показалось, что это было полчаса назад…
— Полчаса!? — услышал я за спиной возглас Норда, — неужели меня так долго не было?
— Да нет, — поспешил успокоить его Атикин, — всего три минуты прошло. Это только Ясаву показалось, что он полчаса по подъезду шастал.
— Фух, — выдохнул Норд, — а то я уже сам потерял счёт времени с этими голосами.
— С какими голосами, — спросил я.
— Ну, — начал Норд, — я там услышал голоса, а пока искал их, думал что потерял не мало времени.
Как оказалось, практически каждый из нас что-то услышал или увидел. Я слышал музыку, Норд голоса — чей-то разговор, в котором нельзя было разобрать ни одного слова. Нави и Налсур (они ушли вместе) слышали как кто-то ругался. Лирик и Скам увидели чью-то проползающую под дверью тень. Скам тогда испугался и убежал, и Лирик долго его искал.
Мидав видел, как кто-то заходил в дверь, но когда он туда добежал, в комнате никого не было. А другой раз он увидел под дверью свет, и когда открыл её, там оказалось темно.
Ашад не захотела рассказывать, что случилось с ней.
Единственные, кто ничего не увидел, это были Амид и Атевс.

— Как бы то ни было, — сказал Атикин, когда каждый рассказал что с ним случилось, — дров нам хватит надолго. Мне на ночь хватало намного меньше этого.

К тому времени солнце уже давно не было видно. На Тихий город опускались сумерки. Мы стали разводить костёр.

Мы сидели перед костром и смотрели на языки пламени. Вокруг стремительно и в то же время незаметно темнело. А когда вокруг стало настолько темно, что кроме яркого круга огня ничего не было видно, Амид произнёс:
— Пора…

* * *

— Нам необходимо всем сделать вид, что Авалс здесь. Когда я начну, вы подхватите.
Мы кивнули…

* * *

— И что мы тут собрались? — сказал Амид голосом Авалса. Получалось плохо, но вполне узнаваемо.
Мы молчали, мы не знали что нам нужно делать. И видя это, Амид продолжил.
— Ясав, может мне начистить обе твоих рожи? А то у меня кулаки что-то чешутся.
— Не выйдет, Авалс, — сказал вдруг Атикин, — у него только одно лицо.
Все посмотрели на Атикина. В отблесках огня его лицо походило на страшную маску.
— А мне и одного хватит! — усмехнулся Авалс.
— Давай лучше на меня, — встрял в разговор Мидав.
Я начинал понимать…
— Не лезь, — пробурчал Авалс, — ты хоть и неуязвимый, но ты всё равно слабее.
Я представил, как бы я вёл себя, если бы здесь действительно оказался Авалс… Блин, я, похоже, молчал бы в тряпочку.
— Скам? — удивление прозвучало в голосе Авалса, — что ты тут делаешь среди них?
— Я, — неуверенно начал Скам, — я тут…
И тут в круг свет огня вышел Авалс. Сам. Огромный и крыглый. Он подошёл к Скаму. Лирик упал куда-то вперёд, я был уверен, что Авалс ничего с ним не делал, но когда Лирик оказался на земле, рука Авалса вдруг оказалась вытянутой. Будто Авалс ударил Лирика, только после того, как тот упал.
— Пойдём отсюда, — сказал Авалс и подал руку Скаму.
— Но там темно, — запротестовал было Скам, но вдруг, резко замолчал. И уже через мгновение заговорил уже совсем другим тоном. Не жалобным, а наглым.
— А давай разожжем свой костёр!
— Ну да, — криво ухмыльнулся Авалс, — не в темноте же сидеть.
— Возьмём вон то полено, — Скам указал на увесистое бревно, которое полностью не уместилось в костре и сейчас горел только один её конец, — и будем использовать как факел!
— Отличная идея, брат!

Толкнув Гело они схватили бревно, разворошив наш костёр и, взяв его в четыре руки, понесли его куда-то. Они шли освещая себе путь. И с каждым шагом, Скам становился выше и шире. Вот он уже стал круглым и большим, лишь на голову ниже Авалса.
Они зашли за угол, а на торце соседнего дома всё ещё были видны отблески их огня. Спустя какое-то время, эти отблески стали ярче. Они расположились совсем недалеко. Даже их голоса слышны отсюда.

Первым опомнился Норд, он без слов принялся раздувать почти затухший костёр. За ним очнулись и другие и кинулись помогать ему.

— У нас получилось? — толи спросила, толи утверждала Атевс.
— Получилось, — сказал Атикин.
Я посмотрел на него, его лицо светилось. Нет, не буквально. Он был счастлив и удивлён. Только мгновение спустя, я понял, что он радовался не из-за Авалса или Скама. Атикин смотрел на Анирам.
Её волосы развивались на ветру, которого не было. Сама же она чуть-чуть парила над землёй. Движения её были плавные, будто она плавала под водой, а не находилась на воздухе. А когда она открыла глаза и взглянула на нас…

Под взглядом Анирам исчезают все раны.

2011 © Rederick Asher

Перенесено с форумов MTES, автор: Rederick Asher

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.