Ларриус и судья

— Очередной скучный вечер в скучной стране…

Ларриус Варро, с всегдашним полусонным выражением лица сидел в Таверне «Восемь Тарелок», время от времени перекидываясь ничего не значащими фразами со своим темнокожим собеседником, данмером по имени Ондрес Тайпак. Тот как раз потянулся за сушеной лапкой скриба, прожевал, не спеша, потом таким же тоном, как и Варро, немилосердно растягивая слова, ответил:
— А чего ж вы хотели… Тут давно все замерло… Кроме преступной деятельности, да и та… Мне приходится разбирать дела о краже белья и подушек…

Словно в подтверждение этой фразы из-за стойки бара донесся пьяный возглас:
— Редораны выродились!.. Они не заботятся о чести! – кричал какой-то данмер. Варро поднялся и выволок нарушителя из таверны. Тот, хоть и был пьян, кричал, что он дворянин Хлаалу, пытался вывернуться… Впрочем, имперцу — то давно было ясно, что все дворяне Хлаалу – зарвавшиеся нувориши… Вернувшись к столу, он заявил:
— Ну да! Местные воровские Гильдии, похоже не согласятся с вами. Я помню, ошивался в окрестностях тут такой… как же его… Ра’Жидд… торговец двемерскими артефактами… Серьезный был бандюга! Мы так и не смогли его прищучить…
-Гильдии? Ах, да! Эта ваша иноземная Гильдия Воров! Именно ее я и имел в виду, говоря об обокраденной Драрэйн Тэлас… Ее лишили всех подушек, преступление эпохи! Тьфу!
Ондрес подавил зевок. Капитан Варро же вдруг сощурил темно-карие глаза и сменил манеру разговора, следующая фраза прозвучала резко и отрывисто:
— А Камонна Тонг? Что вы скажете о ней, господин судья?
— А что мне сказать? – Ондрес усмехнулся, но усмешка вышла какой-то странной, больше похожей на всхлип. – Я уже много лет судья Хлаалу в этом городе и по секрету скажу вам: они занимаются делами на высоком уровне. Куда более высоком, чем тот, на котором нахожусь я.

Офицер Легиона отставил в сторону стаканчик флина:
— Да? И что же это за уровень?
— Знаете, мутсера, думаю, вам не стоит знать. У них много где глаза и уши. Да и мне пора идти. Почитаю отчет, как воры, живущие в «Южной стене» обворовали плантацию комуники Авона Орана… Как раз для них занятие… — Данмер резко поднялся из-за круглого столика в углу таверны и, оставив на нем пятьдесят дрейков, направился к выходу, по пути столкнувшись с Хасфатом Антаболисом, своим давнишним приятелем… Двое сердечно поздоровались и вышли наружу. Ларриус же просидел в трактире еще полчаса. Думать после плотного ужина и выпивки не хотелось: мысли наползали одна на другую, а от плотного, теплого воздуха комнаты хотелось спать. Имперец выложил на столик свои пятьдесят септимов и, неспешно и валко вышел из таверны в сгущающиеся осенние сумерки… Свежий воздух благотворно подействовал на его мыслительные способности, а первой темой для размышления стало то, правильно ли он поступил, решив переговорить с судьей напрямую.

Когда легионер дошел до ворот Балморы, он выяснил для себя, что это было несусветной глупостью, идти в лобовую атаку на данмера, происходившего из народа, имеющего сотню лиц на всякий случай… Да еще, если этот судья действительно связан с Камонной (тут на язык Варро всплыло непечатное ругательство), а он с ней связан! – отчеты о взяточничестве ложились на стол капитана каждую неделю, то ему теперь придется несладко… Еще и убить попытаются, чтоб их… В голове сразу всплыл зарубленный Рален Хлаало. Это было совсем недавно: Нилено Дорвайн, которая и вызвала легионера для освидетельствования имперской властью, терла заплаканные глаза (по слухам покойный встречался с ней) и все твердила про Камонну Тонг… Убийцу так и не нашли…

К этому моменту офицер Легиона уже перешел мост и двигался в сгущающихся сумерках к поблескивающим дальним огонькам, что светились в бойницах форта Лунной Бабочки… Грустно было думать, что коррупция, недавно разъедавшая только Балмору, просочилась уже и в стены того места, которое Ларриус считал своим домом. А дом надо защищать! – это он знал с детства…
Все началось месяца три назад с того, что молодой легионер, которого совсем недавно доставили на новое место службы, был найден с четырьмя дюймами стали в горле неподалеку от стен города. Убийцу долго искать не пришлось — свидетели хором рассказывали о рыжем данмере, не расстающимся с двемерским топором, который, приметив на юноше, обедавшим в Клубе Совета, дорогой браслет навязался к тому в собутыльники и вышел с ним за ворота, «проводить»… Все было так, и браслет у данмера нашли, но судья, к которому обратилась администрация Форта (точнее сам Варро его друг Радд, который занимался подбором рекрутов, в то время как на плечи Ларриуса ложилась бумажная работа, ибо какая уж там администрация в этом захолустье – пришла тоскливая мысль), оправдал преступника, за «недостаточностью улик». Ха! В тот раз это списали исключительно на трусость судьи, могущего бояться приятелей убийцы. Но через пару дней, когда в помещении форта при десятке легионеров была обнаружена записка с прямыми оскорблениями Империи, умершего и самого капитана, подписанная КТ, а в форт принесся дрожавший мелкой дрожью парень по кличке Быстрый Эдди, который утирая пот со лба и помаргивая вороватыми глазенками сказал, что ему угрожают на улицах, Ларриус Варро понял, что ему предстоит… Отомстить за парня он хотел страшно, наверное, потому, что письмо матери убитого пришлось писать ему.

Попытки прижучить судью ни к чему не привели. Чтобы Варро не выдумывал, какие бы провокации не изобретал, данмер выходил сухим из воды. Тогда офицер сменил тактику: решил поиграть с хитрым уроженцем Морроуинда в приятельство. Общих знакомых найти было не сложно (тот же Хасфат Антаболис), да и сам судья довольно быстро привык проводить вечера за беседами с образованным человеком. Впрочем, Тайпак, вероятно, тоже придерживался своих целей… Оба не доверяли друг другу, поэтому вели отвлеченные разговоры о погоде да философии. Так продолжалось весь последний месяц, а в этот вечер закончилось.

— Открытое противостояние! – входя в ворота форта, вслух произнес имперец… — так оно честнее, по-нашему…

Теперь он с усмешкой перебирал в памяти все пакости, что он и неведомая организация успели наделать друг другу:
…Вот в Балморе задержан местными стражами легионер, якобы нарушивший общественный покой злословием о странных наклонностях господина Курио…
…Вот легионеры бросают в тюрьму якобы буянивших данмеров — приезжих, про которых было известно от осведомителей в Вивеке, что они члены Камонны. Их держали в камерах две недели на одном рисовом хлебе, но ни один не рассказал ничего. Хором твердили, что они мирные обыватели…
…Вот указом судьи пересматриваются дела всех задержанных легионерами граждан за пятилетний срок – срок пребывания Варро капитаном. Половину задержаний судья признал неправомерными и обязал Легион выплатить за них компенсацию. Это обошлось в астрономическую сумму… А хуже всего, то, что пришлось освободить Нельса Ллендо, отвратительнейшего бандита, прославленного грабежами женщин.
…А вот Легион наносит ответный удар: конфискует часть земель судьи на основании, что они лежат на территории других землевладельцев: какого-то мелкого фермера и Нивены Улис (странно, что та помалкивала). Это была хорошая возможность уличить Тайпака в нечестности, но ему помогли выкрутиться. Кто? Это был вопрос, занимавший Варро все это время…
И вот, наконец, три дня назад, два легионера были замечены в соглядатайстве: одного поймали в канцелярии Форта за просмотром всех учетных книг, а второго в комнате самого капитана. Больнее всего в этой ситуации было то, что оба преступников были из числа тех, кто в свое время прибыл нести службу на Вварденфелл в одно время с Ларриусом. Он не стал предавать это дело огласке, просто отправил обоих домой… В порыве раскаяния те рассказали ему о нескольких данмерах из Камонны Тонг, которые, похоже, и опекали судью. Предатели, как стал называть этих двух старых друзей офицер, встречали несколько раз в доме судьи, который и дал им указания обыскать архивы и опочивальню капитана, странных посетителей: державшихся вместе и зовущих друг друга по кличкам: «Кузнеца», того самого рыжего данмера, «Ученого», «Вора», «Разведчика» и «Ростовщика»… Судья, обычно отстраненно-вежливый явно заискивал перед этой пятеркой…

Легионер с размаху стукнул кулаком по двери, ведущей вовнутрь помещений форта. Полный ноль! Пустота какая-то! Непонятно ни что делать, ни с кем говорить…

Зайдя, и перездоровавшись со всеми, кто не спал еще в позднее время, Ларриус прямиком отправился в опочивальню. В коридоре его окликнул Соммутис Вуннис, служитель Культа в Форте:
— Доброй ночи вам, господин Варро! Разрешите передать вам это, – после этих слов пожилой мужчина протянул офицеру пухлый конверт.
— Что это, Сомм? – принимая странно тяжелую посылку, спросил легионер.
— Вам виднее, капитан, — отвечал Вуннис с улыбкой, — получено сегодня из Киродиила.
…Где-то через час Ларриус, подперев голову руками, сидел и молча глядел на кольцо… Взгляд имперца был странно чист и прозрачен, чего нельзя было сказать о заспанных глазах Тая Сеггуса, отправленного среди ночи на поиски того самого приезжего неизвестно куда…
…Через неделю в комнату Варро заглянул Радд.
— Эй, друг! Слышал, что случилось в клубе Совета в этой самой Балморе, а?

Оторвавшись от чтения, имперец глубоко спрятал улыбку и спросил:
— Нет, а что? Опять идти буянов утихомиривать?
— Некого там уже утихомиривать… Пять трупов, зарубленных чем-то, похоже орочьей секирой… А нашего с тобой рыжего приятеля вообще по углам собирать придется. Хорошая новость, а, друг?
Очень внимательно Ларриус Варро посмотрел на нордлинга. А затем четко, будто отливая каждое слово в форму, произнес:
-Я поклялся, что изведу коррупцию, но, похоже, сами боги исполнили мою клятву за меня.
Помолчав, добавил, уже небрежно:
— Хорошая новость, ты прав.

Еще через неделю в таверне «Восемь Тарелок» сидели двое.
— Мертвых не вернуть, капитан. Но мне достаточно живых, пропасть не дадут, – говорил один.
— Мертвых не вернуть к жизни… Но живых можно превращать в мертвых, — отвечал другой. Его карие глаза стали рассматривать потолочную балку, — Хотел бы я знать, изменится в этом мире для меня что-то, если крыша вдруг рухнет на нас? Почему-то не кажется. Игрушечный мир.

написан пользователем orc Wolf

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.