image

Просто выживать (часть первая)

Холодно… сыро… Вокруг лишь скользкие каменные стены, сквозь щели которых пробиваются тонкие солнечные лучи, в которых едва заметно поднимается вверх, к сводам пещеры мелкая невесомая пыль. Из этих же щелей дул свежий и холодный воздух, которого так не хватало в этом неуютном и тесном месте. Откуда-то из глубины, там где царила полнейшая темнота, куда не дотягивались слабые лучи света, тянулся маленький ручеёк. Я не знаю, откуда он берёт свой исток, но тонкая, витиеватая лента ручья текла непрерывно и спокойно, соблюдая свой темп, и уходила куда-то вдаль, ко входу из пещеры. Порой оттуда дул приятный сквозняк, но сам воздух под сводами царил затхлый и слишком влажный. Может здесь, в глубине есть подземные источники? А может это с гор стекает талая вода, бывшая когда-то снегом. Всё же я не рискнул зайти дальше во тьму, а расположился не так далеко от входа, где, как мне казалось, было самое удобное место для привала.
Уже как целый час, я сижу у зажженного кремнием костра. Стержень огнива почти заканчивался, сточенный чуть ли не под корень. Хорошо, что можно без особых знаний магии сотворить себе рукотворный огонь, просто состругав стержень и воспламенить его искрой, которая элементарно высекается даже ножом. Это очень помогает при путешествиях.
А ещё у меня был с собой целый «набор для выживания» — достаточный запас еды, стальной острый нож, моток тонкой но прочной нити, фляга с водой, и снадобье, продаваемое в лавках, как «обеззараживающая настойка», которой следует залатывать раны без последствий. А ещё где-то на дне рюкзака валялась маленькая склянка «зелья здоровья», которая могла поставить на ноги за короткий срок и даже залечить глубокие раны. Но её следует беречь.
Я сидел и бережно заматывал голень чистой тряпкой, которая была пропитана тем самым обеззараживающим средством. На ноге красовалась рваная рана, которую я получил при бегстве в лесополосе, неудачно налетев на какой-то слишком острый камень. Тряпка тут же пропиталась кровью, но я наматывал её туго, завязав на конце – это должно остановить кровотечение. Иногда я начинаю завидовать магам, которые могут без всяких ухищрений вылечить любые виды ран. Я слышал, что в Коллегии Винтерхолда целитель обязательно сдаёт экзамен по курсу магии восстановления…
Затянув рану на ноге, я встал и прошёлся немного по пещере. Дойдя до влажной каменной стены со смесью грязи и песка, я прильнул к глубокой щели и вдохнул оттуда свежего воздуха в лёгкие. Эх, так хочется выйти сейчас на поверхность, под чистое небо… но нельзя.
Рык, который доносился громом до сюда, под которым содрогались сталактиты, осыпая мелкие камни вниз, воистину был ужасен. Ознаменование дракона во всём своём обличии и должно быть страшным и громогласным!Он стерёг меня уже довольно долгое время, не давая выйти на поверхность. Как только я покажусь, будьте уверены, он тут же испепелит меня на месте.
Это началось ещё у самого Хелгена, кстати, тоже разрушенного в результате нападения огнедышащих змеев. Появившись в небе, махая крыльями так, что даже мелкие ветки под ногами разлетаются с пылью в разные стороны, поднимая вихрем пожухлые травинки, он сразу выследил меня, когда я переходил лес вдоль реки близ Ривервуда. И началось… Я бежал что есть сил, не жалея собственных ног, ибо знал, если остановлюсь хотя бы на секунду, то мгновенно умру. Летающий дракон передвигался куда быстрее, и поливал нещадно огнём всё, что движется внизу. Приходилось сильно петлять как от пламени, так и от вспыхивающий, словно спички, деревьев. Благо частые верхушки с листвой не давали чудовищу спикировать и схватить меня цепкими лапами. Такого мечом не возьмёшь, а стрелять из лука по столь быстро летящей цели я сразу не стал. Нет смысла, только потрачу стрелы впустую. Всё стало намного сложнее с выходом на открытую местность, к подножью гор. Дикий марафон со смертью стал ещё опаснее, тогда я решил как можно быстрее подняться по камням немного наверх и скрыться в зияющей арке. То есть я на последнем издыхании залетел в пещеру, в которой сейчас и нахожусь, преследуемый неукротимым зверем, против которого у меня нет ни единого шанса. Но и стать обедом для него я тоже не желаю.
Беда в том, что все жили вполне спокойно, до тех пор, пока в Скайриме совершенно внезапно не появились драконы, невесть откуда прилетевшие, но довольно по-хозяйски начавшие громить и выжигать всё вокруг. Вся провинция поставлена на уши, и норды – жители Скайрима, приняли это за конец света. И не без причин: хоть драконы – сказки и легенды севера, но всё же опасность представляют собой немалую. А тут ещё и разгар гражданской войны между Имперцами и Братьями Бури, нордами, поднявшими восстание против всей Империи. Мне, кончено, глубоко наплевать на их проблемы и политические взгляды, пусть хоть разорвут друг друга, но война касается в той или иной мере всех без исключения. Я всего лишь бродяга и честный ворюга, пытающийся выжить. Ведь не все рождаются знатью, верно?
Итак, мой крылатый друг никак не хотел улетать от этой злостной пещеры, где с каждой лишней секундой становилось всё неуютнее. В лежавшем около костерка колчане таились и ждали своего часа семь стрел со стальным наконечником на прочном отполированном древке с красным оперением внизу. Но быть пущенными в дракона им не суждено, они мне ещё пригодятся, если захочу выжить. Сколько он может так кружить снаружи? Часами, а может и днями, если не неделями. Я же не могу столько сидеть на одном месте: провизия рано или поздно закончится. Вода, к слову, уже была исчерпана, фляга оказалась почти пустая, лишь жалкий глоточек плескался на дне. Я подошёл к протекающему в пещере ручейку и потрогал воду на ощупь. Холодная… если она с гор, то пить её крайне не рекомендуется, ибо никто не знает, где этот родник протекал и сколько всей заразной гнили он в себя впитал.
Не рискнув наполнить флягу у незнакомого источника, я подобрал все свои вещи и потушил костёр. Сложив свой «набор для выживания» в походный рюкзак, вешающийся за кожаную лямку через шею, и поправив длинный стальной меч в ножнах на поясе, я взял охотничий лук в левую руку и приготовил стрелу. Выхода другого нет – надо найти обходной путь из пещеры, или хотя бы просто посмотреть куда она ведёт. Вдруг на той стороне окажется выход… а может и тупик, тогда придётся разворачиваться назад и ждать когда этот дракон улетит. А может он и никогда не улетит, и у него тут поблизости логово? Во всяком случае путей у меня не много.
Тихие шаги захлюпали по лужам… впереди было темно, но на такой случай у меня тоже была полезная вещь из, так называемого, «набора для выживания» — зачарованное кольцо, светившееся в темноте и довольно добротно освещающее путь впереди. На перстне красовался мелкий белёсый камень в оправе – камень душ, питающий и поддерживающий чары на кольце, являющийся универсальным и долговременным источником магической энергии. Полезная вещь для бродяг и путешественников вроде меня, помогает лазать по всяким холодным пещерам, куда не проникает солнечный свет.
Отсветы на влажных стенах отражались неяркими бликами, а рядом плясали тени от меня или же сталагмитов, выпирающих толстыми шпилями у меня на пути. Тихое продвижение вглубь этой чёртовой пещеры продолжалось около пяти минут. За это время мои глаза успели привыкнуть к окружающей темноте и я даже без света кольца различал впереди очертания подземного ландшафта. Пройдя ещё один крутой поворот, я чуть не поскользнулся на внезапном спуске вниз, тропка за весь путь заметно сузилась и тут вдруг пошла под откос. Устояв на ногах, и даже чуть проскользив на подошвах вниз я остановился передохнуть и подавить в себе лёгкий испуг. Только вот испуг стал ещё сильнее – в метре от меня стоял, воткнутый в разрыхлённый участок почвы деревянный неотёсанный и кривой кол. На заточенной верхушке красовалась окровавленная голова. Орк, похоже… клыкастый, с широкой переносицей. В глазах его навечно запечатлелся ужас… ужас смерти, которая проносится перед лицом в последнюю секунду жизни. На небритых щеках и подбородке остались засохшие следы крови.
Это яркое предостережение. Как раз для того, чтобы отпугивать от своей территории незваных гостей. Разве полезет человек туда, где висит оторванная голова орка? Но у меня выбор был скудный – либо пройти тут, либо идти назад к дракону. Я бы выбрал путь вперёд, всё же шансов больше, хоть и это рискованный шаг навстречу неизвестности. Может страшные обитатели пещеры и вовсе ушли отсюда…
Обогнув кол со страшным украшением я двинулся дальше, держа наготове лук. Кольцо, отсвечивающее во все стороны ярким слепящим светом я, конечно же, снял, деактивировал и убрал в боковой карман рюкзака, чтобы при надобности вновь его достать. Дальше – хуже: на камнях показалась тёмная кровь, тоже засохшая, а неподалёку в углу – кучка костей и черепов. Ещё одно красочное предупреждение.
Шорохи раздались за ближайшим поворотом, а повороты сливались своей однообразной окраской, и иногда трудно было понять, что впереди не тупик, а ответвление вбок. Причём я был уверен, что это не естественные звуки природы, а знак пребывания там некоего живого организма. Настоящий умелый искатель приключений никогда не полезет туда, где он не разведал обстановку, именно поэтому я, не светясь и не шумя, выглянул одним глазком. Увиденное, если мягко сказать, повергло меня в недоумение и шок. Сразу за поворотом открывалась обширная часть пещеры, освещённая сверху через большие каменные проломы. Через них проникали и мелкие снежинки, которые быстро таяли прямо в воздухе, иногда сдуваемые усилившимся сквозняком. Кое-где даже росла трава и кустарники, пробиваясь через почву. Справа в стене красовался проём на уровне головы, из которого била ключом вода и уходила по пробитой нише в земле к началу пещеры. Среди всего этого стояла просто ужасная вонь, как от нестиранной одежды трёхнедельной давности. Источником чарующих ароматов служил огромный белый тролль, мирно сидящий на камне и голыми руками разрывающий кусок мяса. Подозреваю, что человеческого. Вокруг было много крови и обглоданных костей, к запаху нечистоплотности прибавился гниющий запах разложения. Снежный тролль всегда был одним из самых непробиваемых зверей в Скайриме, толстая шкура которого могла остановить стрелу, даже не повредив мышцы.Боюсь, проскользнуть мимо него в моём тёмно-зелёном лесном плаще, с маскировкой под кусты и ветки в этом залитым солнцем пяточке пещеры не выйдет. Да и стальной стрелой тут явно не повоюешь, его возьмёт как минимум орочьи стрелы из крепкой орихалкового сплава, нежели легко тупящиеся наконечники моих стрел в колчане.
Приготовившись в любой момент спустить тетиву и пустить стрелу в голову тролля, я сделал медленный шаг вперёд, намереваясь пройти мимо в полусогнутом положении. Тварь сидела ко мне полубоком, и чавкала своим мясом, кровь с которого изредка сочилась на белую жёсткую шерсть, окрашивая её в неприятный бардовый цвет. Следующий шаг был совершён так же очень тихо, но ногой я нащупал нечто твёрдое и плоское под собой, которое тут же продавилось в землю. Раздался щелчок… сзади меня прямо из стены вылетели со скрежетом металлические прутья с острым наконечником, намертво блокирующий путь назад.
— Так… вот и ещё один. – Раздался тихий голос, усиленный эхом, отскакивающим глухим звуком от камней пещеры. Тролль при этих словах с неохотой обернулся на голос, словно уже не раз слышал его, и продолжил трапезу. Я попытался проследить взглядом туда, куда обернулся зверь, но никого не увидел. Тем временем некто продолжил: — Вас в последнее время нечасто заносит ко мне в гости. Ты уже рассмотрел моего зверька? Мне приходится иногда самому для него добывать пищу, но коли ты так любезно согласился прийти сам…
— Где ты? Покажись! – Крикнул в ответ я, целясь уже не в тролля, который был занят едой и не хотел обращать на меня внимания, а в другой конец этой просторной резиденции снежного животного.
— Зачем? Всё равно через минуту ты будешь мёртв. – Зловеще произнёс незнакомец, будто бы обращаясь на этот раз к своему питомцу. И верно – как только он произнёс это, тролль разинул рот, и отложил на камень свой обед. Встав на ноги, и вытянувшись во всю длину, он издал недовольный рёв и кинулся на меня, подскакивая при этом. Тут-то даже мои данмерские нервы не выдержат… со свистящим звуком стрела рассекла воздух и вонзилась в плечо тролля. Тот, как будто вообще ничего не чувствуя, даже не снизил скорость. Вторая стрела была пущена мной со всеми поправками, выше и правее. Наконечник достиг цели и с неприятным хрустом воткнулся чудовищу в лоб. Немного ниже, и я мог лишить его третьего глаза, располагавшегося на морде чуть выше двух других. Толстый череп я, конечно же, не пробил, но заставил его пошатнуться и внезапно потерять всю самоуверенность и чувство превосходства. Это ценные для меня несколько секунд, для того, чтобы повесить лук за спину, и вынуть из ножен меч, сверкнувший в льющихся сверху лучах. Контуженный травмой монстр, только завидев острую сталь с истинно боевыми царапинами, попытался изобразить свой воинственный «танец», подпрыгивая на месте, в знак того, что он собирается тут же атаковать жертву, если та посмеет приблизиться к нему с оружием. Но я-то знаю, нападёт он в любом случае, даже перепугавшись сотрясения, вопрос в том, кто из нас сделает это первым. Не теряя времени, я прервал его ритуальное размахивание длинными свисающими с плеч до самых пят лапами. Несколько быстро совершённых порезов на теле его нисколько не смутили, поэтому он тоже решил пойти в атаку. Если хорошо знать тактику боя троллей, то можно с лёгкостью уйти от его удара. Длинные цепкие лапы с когтями не позволяли здоровяку вот так просто разогнать удар с места. Для того, чтобы реально нанести сокрушительный разрывающий удар, он должен отвести руки назад и поднять их выше. Что он, собственно, и сделал, да вот только я, как истинно хитрый данмер, предвидел это и уже ушёл вниз от удара. Белая лапа с чёрными широкими когтями прошла надо мной и по инерции утянула на шаг вперёд глупое существо. Вложив все свои силы, я обхватил рукоятку двумя руками и направил меч остриём в живот тролля. Колющий удар совершён удачно – меч, хоть и туго, но вошёл в тело глубоко, возможно достал органы. Монстру вдруг не захотелось сражаться дальше и он попытался попятиться назад с рёвом. Наверное, сидя здесь, в своей родной пещере он уже забыл, что такое боль. Сильным охотникам всегда больнее терпеть поражение и раны от своей жертвы, которая уже должна быть унижена и потерять всякую веру на спасение. Раны на этих выносливых тварях заживают на удивление быстро, но всё же для этого требуется время. Давать даже минимальный шанс на спасение я не собираюсь, ведь никто и никогда такого же шанса не даст и мне…

1 комментарий

avatar
Используйте тег «cut»

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.